«ФЕМИНИЗАЦИЯ» МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ

Наталия ВОЙКОВА
Фото ИТАР-ТАСС

Американский журнал FORBES не случайно уже в пятый раз составляет
рейтинг самых влиятельных женщин мира, которые играют решающую
роль в мировой политике. Шейла Бэйр, Анджела Брейли, Индра Нуйи,
Кондолиза Райс — госсекретари и президенты крупнейших корпораций
сегодня по-женски правят бал, не говоря уже о президентах государств.


Германией управляет женщина, во Франции и США женщины боролись с
мужчинами за президентский пост…

Стань Сеголен Руаяль или Хилари Клинтон
президентами — они оказались бы в довольно тесной компании: Ангела Меркель (Германия), Тарье Халонен (Финляндия), Вайра ВикеФрейберга (Латвия), Кристиан Киршнер (Аргентина), Пратихба Патил (Индия), Глория Макапагал (Филиппины), Эллен Джонсон-Сирлиф
(Либерия). Список можно продолжать…

Элизабет Бэгли, посол США в Португалии,
была в свое время очень расстроена поражением француженки Руаяль на выборах и предчувствовала поражение Хилари в демократических праймериз: «Если бы Руаяль в свое время
победила, Хилари было бы легче. Тогда сразу
была бы видна мощная перспектива западного женского триумвирата: "Клинтон, Меркель,
Руаяль". Все трое — сильные женщины, но при
этом умеют идти на компромисс. Женщиныполитики привыкли к многозадачному режиму.

И в этой связке "работа-семья" они способны
на многое».

Женщины-воины
Тенденция «феминизации» мировой политики
налицо.

В июле прошлого года президентом Индии
впервые была избрана женщина. 72-летняя
Пратихба Патил из касты кшатриев (воинов)
пересела в президентское кресло с поста губернатора штата Раджастхан, набрав более двух
третей от общего количества голосов. Победа
Патил во многом оказалась возможной благодаря поддержке другой женщины-политика —
Сони Ганди, вдовы Раджива Ганди. При жизни
мужа Соня вела тихую жизнь домохозяйки, но
10 лет назад, после его убийства, окунулась в
политику и возглавила партию Индийский национальный конгресс (ИНК).

Традицию преемственности «Первой из Первых леди Аргентины» — легендарной Эвиты
Перрон — продолжила и Кристина Киршнер.

В 2007 году супруга экс-президента Аргентины
Нестора Киршнера уверенно выиграла выборы. Успех 54-летней Кристины многие связали
с популярностью ее супруга. Дескать, так аргентинцы отблагодарили его за то, что он вытащил
страну из экономического кризиса начала
2000-х годов.

С мужем они делали карьеру рука об руку, во
времена военной хунты из-за левых политических взглядов даже вместе сидели в тюрьме.

Первого успеха новый лидер Аргентины добилась в 1989 году, став депутатом парламента.

Уже через 6 лет она стала сенатором, а во время президентских выборов 2003 года управляла
предвыборным штабом мужа. «Самое важное,
что у меня есть в жизни, — это политика», — и
сейчас утверждает Кристина.

Во время предвыборной президентской компании 1991 года Клинтон говорил о своей жене
Хилари Родхем-Клинтон: «Если меня выберут в
президенты, наше партнерство будет теснее,
чем у Франклина и Элеоноры Рузвельт». И Хилари действительно всегда была не просто женой,
а партнером, сопрезидентом. А нынешние праймериз в Штатах были похожи на настоящее сражение полов. Увы, проигранное полом слабым.

Эпоха постфеминизма
В современном мире политическое поведение женщин изменилось настолько, что западные социологи начали говорить о новой женской революции, которая способна положить
конец патриархату. А современную американскую ситуацию, где феминистское движение —
явление уже повседневное, эксперты называют «эпохой постфеминизма», когда движение
добилось всего чего могло и налицо равноправие в действии.

«Большая гендерная политика» проявляется
везде по-разному, со своими нюансами. Например, в развивающихся странах женщины добиваются успеха в политике, поскольку там очень
большую роль играют династии. В случае Пакистана, Индонезии, Филиппин, Индии, Аргентины
все женщины, достигшие высоких постов, являлись дочерями или женами бывших лидеров.

В Европе ситуация несколько иная. Появление на лидирующих позициях в политике женщин
стало результатом продолжавшегося несколько
десятилетий послевоенного процесса. Право
голоса европейские женщины получили лишь
после Первой мировой войны. После Второй
мировой войны девочки стали активно поступать
в университеты. Сейчас они превосходят мужчин
по численности во всех специальностях, включая математику и инженерные профессии.

В России, когда при проведении одного из
социологических мониторингов респондентам
в числе других был задан вопрос: «Как вы относитесь к женщинам-политикам?», почти 60%
дали положительный ответ, четверть — отрицательный и 16% затруднились ответить.

И нам немного перепало
Женщины все чаще решают судьбы государств и на постсоветском пространстве.

Например, особой популярностью на Украине
пользуется нынешний премьер Юлия Тимошенко (которая занимает семнадцатую строчку
недавно опубликованного рейтинга Forbes).

Электорат ее любит, а аналитики прогнозируют победу на выборах (эпоха Ющенко себя не
оправдала, а Янукович как политик оказался,
по мнению электората, слишком инертным).

Поэтому женщина у руля вполне может оказаться тем, что сейчас нужно стране.

В списке влиятельного журнала значатся и
две «властные» россиянки: губернатор СанктПетербурга Валентина Матвиенко, которую
отметили за активность по привлечению иностранных инвесторов, и генеральный директор холдинга «Базовый элемент» Гульжан
Молдажанова. Они, правда занимают 31-ю и
38-ю строчки рейтинга, но для России это уже
успех.

Как показывает практика, для женщин на первом плане стоят проблемы экологии, образования, здравоохранения, социальной защиты. То
есть вопросы, важные для жизни, но не столь
значимые с точки зрения геополитики. Именно поэтому о степени демократии государства
часто судят по количеству женщин-парламентариев. Здесь лидируют страны Скандинавии
(до 40% депутатов). В Европейский парламент
от 12 стран ЕС избрано 28% женщин-депутатов.

В этом «женском» показателе в классификации
межпарламентского союза Россия занимает
лишь 36-е место. Впереди нас Филиппины, Барбадос, Замбия.

Запись опубликована в рубрике 2008 №3. Добавьте в закладки постоянную ссылку.