ВО ВЛАСТИ ЖЕНЩИНЫ

Наталия ВОЙКОВА

Галина Старовойтова сказала однажды, что с приходом женщин в большую политику политика опустится с небес на землю и приблизится к
насущным нуждам народа, станет более реалистичной и человечной.


Исследователи уверены: будь у нас в федеральной власти женщин хотя
бы 30%, социальная политика россии выглядела бы совершенно иначе
и больше напоминала бы страны северной европы, а внешняя стала бы
менее агрессивна.


Но пока в стране, как выразился один из наших политиков, «равноправие только в балете — там есть мужская и женская партии»…

«Наше общество настолько похоже на пьяного агрессивного мужика
без копейки в кармане и с желанием у кого-нибудь что-нибудь украсть или дать в
глаз, что только очень мужественные женщины могут рискнуть идти в такую власть».


Артемий ТРОИЦКИЙ

К лозунгу мирового женского сообщества
«Больше женщин у власти» в нашей стране относятся, скорее, декларативно-галантно. Подтверждением тому служит одно из выступлений
Дмитрия Медведева нынешней весной в Красноярске: «Женщины-министры, конечно, лучше
мужчин. Они как минимум симпатичнее и тем
самым украшают любое заседание правительства».

В этой цитате — все отношение государства.

Женщина в России всегда могла быть героем,
первопроходцем, матерью, вдохновляющей на
подвиг. Но никак не серьезно воспринимаемым
политиком. И в этом отчасти она виновата сама.

Гендерная пирамида власти
Однажды заместитель губернатора Архангельской области Елена Кудряшова в своем
исследовании подсчитала, что в самых депрессивных районах ее губернии (например, на
Соловецких островах) в органах местного
самоуправления до 82% женщин. На уровне
региональной власти их было вдвое меньше.

В структуре Госдумы — не более 7%. А во всех
законодательных собраниях в целом по стране — только 9%.

Это исследование лишь подтвердило, что
так называемая гендерная пирамида с советских времен никуда не делась: «где больше
власти, там меньше женщин». Внизу, у основания, в органах местного самоуправления, там,
где нет финансовых потоков и реальной власти, — пожалуйста. Но там, где сосредоточена
настоящая власть, — считаные единицы. Как
при Политбюро ЦК КПСС, в котором за все время его существования числилась единственная
женщина — легендарная Екатерина Фурцева.

Логику гендерного ценза в кадровой политике страны можно проследить по тому, как
менялась уже в эпоху Ельцина роль министра
социальной защиты в зависимости от значения, которое придавалось сфере социальной
политики. Долгое время этот пост был закреплен Кремлем за женщинами. Но в момент
слияния в августе 1996 года двух министерств
(труда и соцзащиты) вдруг был назначен мужчина. С февраля 1997 года, когда роль Министерства труда и социального развития было решено повысить, министр стал вице-премьером по
социальным вопросам. После отставки правительства Черномырдина в 98-м пост опять перешел к женщине, однако статус его снизился, так
как должность вице-премьера по социальным
вопросам сохранилась за прежним министром
Олегом Сысуевым…

«Существуют определенные естественные
барьеры для продвижения женщин на вершину власти, — объясняет главный научный
сотрудник Института сравнительной политологии, доктор политических наук Светлана Айвазова. — Один из них связан с традиционным
отношением к власти и был характерен для 90-х
годов. Тогда коммунистическая идеология ушла
и люди стали опираться на, так сказать, классические ориентиры относительно роли мужчин и
женщин в обществе. А это — в сознании избирателей — означает, что властью на самом верху должен обладать мужчина».

Впрочем, по последним опросам, 56% наших
сограждан считают, что женщина должна идти
в большую политику. «Это очень обнадеживающий показатель, — утверждает Светлана Айвазова. — Особенно если учитывать, что между
декларируемыми ценностями и реальным
поведением людей всегда существует разрыв.

А значит, женщины действительно смогут, рано
или поздно, занять лидирующие позиции».

Ткачиха, министр обороны… — только не
«президент в юбке»
Традиционно женщины в правительстве
занимают более или менее ключевые посты
в социальной сфере: образовании, здравоохранении, культуре. Однако в последнее время
случился определенный, «не совсем логичный»,
прорыв и в этих стереотипах.

Прорыв этот сопровождался вполне «мужскими шпильками». Например, министерский
портфель Эльвиры Набиуллиной вызвал у
ряда критиков в кулуарах предположение, что
«назначение носит временный характер», и не
комментировался ничем иным, как «стремлением президента сохранить баланс между
блондинками и брюнетками на высшем уровне
власти». Подразумевалась, конечно, нынешний
министр здравсоцразвития Татьяна Голикова.

Куда более неожиданным и интригующим для
мужчин-политиков стало назначение в качестве заместителя министра обороны Любови
Куделиной. Всех интриговала сложившаяся
ситуация: как поведет себя в новой должности
человек (женщина, «лишенная военной ментальности»!) из Минфина. Однако генералы
быстро убедились в твердости характера нового начальника департамента.

Впрочем, Куделина, скорее, исключение из
правил. В традиционно «мужских» министерствах, таких как МИД, МЧС, Минатом, Минсвязи,
женщин на ключевых постах все так же не найти.

Не сильно изменилось отношение к женщинамполитикам и у многих мужчин-депутатов: «Женщины сегодня берут власть чаще в северных
странах: Финляндии, Латвии, Норвегии, Дании,
Британии, — замечает депутат Госдумы Алексей
Митрофанов. — В Петербурге, кстати, опять же
Матвиенко. Вялым северянам безразлично, кто
там у власти. Но у нас — если в семье всем руководит жена — ее не назовешь благополучной.

Женщины у руля государства — признак деградации народа. К счастью, в России, где живет
много южных народов, президент никогда не
наденет юбку».

Причина такого отношения кроется в складывавшейся веками государственной политике.

Она все так же остается направленной на поддержание доминирования мужчин в вопросах
принятия решений на высших уровнях. И шлейфом воспроизводит советские образцы «по
половому признаку».

Работница текстильного комбината — вот
образец женщины-депутата для бывших советских граждан. Этот образ не случаен. В СССР
женщины, несмотря на декларируемую политическую равноправность, занимали маргинальное политическое положение: они были менее
влиятельны в Верховном Совете СССР, составляли 72% непартийных депутатов, как правило,
рекрутировались из рабочих и редко переизбирались на второй или третий срок.

И снова всплывают в памяти недавние события — последний съезд единороссов в преддверии ухода Владимира Путина, со знаменитым
призывом бодрой ткачихи Елены Лакшиной из
Иванова, уговаривавшей президента остаться
на третий срок.

Сюда же можно отнести и упомянутую уже
«красноярскую беседу» о женщинах-политиках,
на которой тогда еще премьер Дмитрий Медведев заявил, что «женщины, как и мужчины,
должны доказать свою способность работать
на руководящих постах и реально заслужить их
делами, а не квотами».

Подобный подход традиционен. Но некоторые политики, впрочем, не склонны поддерживать устоявшуюся гендерную пирамиду и
готовы поделиться властью. «Михаил Касьянов
активно продвигал женщин, — вспоминает
Галина Карелова, экс-замминистра тогда еще
не расформированного Министерства труда
и соцразвития. — Когда он был в должности
министра финансов, уже в то время у него были
три заместителя-женщины. Я считаю, если пост
занимает культурный и образованный руководитель, он прежде всего опирается на профессионалов».

Но в целом позиция государства ясна — в
верхних эшелонах власти женщин не в меньшинстве видеть по большому счету не готовы.

И многие эксперты полагают, что проблема не
только в мужчинах, которые держатся за свои
министерские портфели, но и в самих женщинах. В их отношении к власти.

«Женщины сами должны выйти из политического оцепенения, начать выдвигать и избирать своих лучших представительниц во властные структуры, — считает председатель общественной организации "Лига избирательниц
Санкт-Петербурга" Светлана Дорутина. — Ведь
в политике, как и в любой другой профессиональной деятельности, лидируют люди, обладающие необходимыми для этого способностями.

А такие личности есть как среди мужчин, так и
среди женщин».

Где вы, харизматичные леди?
Готовы ли сегодня наши женщины к Большой
Власти? Такой вопрос часто ставят на конференциях и форумах сами женщины, представленные политическими партиями, общественными организациями и бизнесом.

«Практика показывает, что многие женщины,
желающие найти себе применение в общественной жизни, просто не решаются участвовать
в выборах, — рассказывает Татьяна Дорутина. — И, как следствие, избиратель в нашей
стране просто не имеет реальных возможностей
проголосовать за женщин: их мало среди кандидатов, зачастую именно сами женщины не хотят
реализовывать свое право "быть избранными"
в высшие органы власти. Отсюда и столь небольшой процент женщин, сознательно выдвигающихся на выборах федерального уровня. К тому
же есть такая особенность… Женщины зачастую идут на выборы, не оценив имеющиеся у них
в наличии ресурсы для проведения избирательной кампании: денежные, человеческие, информационные. А ведь в российской действительности при наличии неограниченных ресурсов пол
кандидата не имеет решающего значения. Победа трех женщин-кандидатов в Санкт-Петербурге
на выборах в 1999 году (когда в Госдуму прошли
Ирина Хакамада, Ольга Дмитриева и Валентина
Иванова) является тому подтверждением».

Еще одна проблема — отсутствие на данный
момент в «большой федеральной среде» ярких
лидеров — а для революции нужны личности.

Справедливости ради надо сказать, что на
сегодняшний день мало кто «тянет» на должный
уровень.

Многие эксперты по гендерным вопросам
справедливо замечают, что харизматичных
лидеров женского пола на современной политической арене слишком мало. И что среди
женщин-политиков необходима смена декораций и смена лиц, подчас уже сильно надоевших
своей неоправданной амбициозностью.

Несколько лет назад в Саратове проходил
международный форум женщин-парламентариев стран СНГ и Балтии, инициатором которого стала заместитель председателя Госдумы РФ
Любовь Слиска. Главной темой форума стала
разработка конкретного демократического
механизма, открывающего наконец женщинам
доступ во власть на всех ее уровнях.

На трибунах тогда запомнились выступления единиц. В кулуарах обсуждали достойные
выступления женщин, представлявших Латвию
и Украину. Из «наших» (а список был большой)
блистали интеллектом и отточенностью формулировок лишь Елена Мизулина и Татьяна Ярыгина. Обе — депутаты Госдумы и выходцы из
партии «Яблоко», пока единственной, которая
всерьез занимается гендерной проблематикой
на политическом уровне: ведет гендерную школу, организовала женскую фракцию.

На том выступлении Ярыгина подняла одну
важную проблему: кадры женщин-политиков
надо уже сегодня готовить и отбирать по всей
России. Возможно, с помощью специального
фонда. Но лидеров нужно готовить смолоду, а
просвещать их будущий электорат уже сейчас.

Лидерами не рождаются — ими становятся
«Просвещение, просвещение и еще раз просвещение, — считает Светлана Айвазова. —
Провал каждой женщины, находящейся на
вершине власти, — это поражение всего процесса политического движения женщин в стране. Существуют научные подходы в специфике
женского лидерства. И сейчас мы изучаем: что
реально происходит, чего ждет электорат, каков
образ женщины-лидера сегодня».

Действительно, за последнее десятилетие в
стране появилось множество движений, фракций, НКО и институтов, изучающих специфику женщин-политиков. Время диктует новые
условия. Женщинами-лидерами занимаются
целые организации (Институт сравнительной
политологии, женская гендерная фракция
РОДП «Яблоко», «Лига избирательниц» и пр.),
женщин-избирательниц просвещают в СМИ.

Женщины-активистки предпочитают работать
не в рамках политических партий, а в рамках
НКО. Это связано с набирающей обороты точкой зрения, что правительство действует «не в
интересах населения» (большую часть которого
составляют все-таки женщины), а значит необходимо проводить своих представительниц в
законодательные органы власти и отстаивать
свои интересы самостоятельно.

Однако, как утверждает большинство экспертов по «женскому вопросу», этого недостаточно. «Не являюсь явной пессимисткой,
но думаю, в России истинное равноправие
женщины с мужчиной в федеральной власти
может осуществиться лет через 20—30, когда
подрастет и вступит на гендерную арену новое,
самостоятельное, понимающее свою ценность
поколение россиянок, — уверена член совета
общественной организации «Женская инициатива» Елена Ястребова. — Лидерами не
рождаются. Чтобы изменить общество через
энное количество лет, просветительскую
работу надо начинать уже сегодня — с детьми
в детских садах и школах. А для этого нужно
перестроить всю педагогическую работу: приучать мальчиков и девочек к равноправию,
проводить специальные уроки равноправия,
организовывать еще больше школ женского лидерства. Это со временем приведет к качественному прорыву в женском движении России, что обязательно заметит наше общество.

А пока должно существовать обязательное
партнерство между женщинами, возглавляющими политические структуры, и женскими
общественными инициативами: круглые столы, экспертные советы, приемные для женщин, организуемые совместно женщинамиполитиками, бизнес-леди».

Получив необходимую информацию, женщины охотно начинают карьеру политика. В случае
победы на выборах различных уровней их участие в работе органов власти становится особенно ценным.

Но в средствах массовой информации мы
до сих пор мы видим одни и те же портреты
«раскрученных» личностей. А их единицы.

И далеко не все оправдали ожидания. Поэтому и у мужчин в большой политике, и у рядового избирателя не меняется отношение к
сегодняшнему образу женщины-политика.

Обществу нужно научиться показывать других
женщин-лидеров, которые сочетают в себе
одновременно и профессионализм, и женские качества. Ведь именно женской составляющей сегодня недостает на каждом уровне
власти.

«Российских женщин в большой политике на
сегодняшний день мало, и они ведут себя на
манер мужчин, — сетует Светлана Айвазова. —
Наших женщин-политиков, которые не осмеливаются защищать женские лозунги и женский
стиль поведения в политике, нужно обучать. На
конференциях, форумах, в гендерных школах.

Тому, что такое современная женщина-политик,
как она должна добиваться приоритетов в политике и принимать решения, как вести дебаты и
чем брать, кроме интеллекта».

В современном мире политическое поведение женщин изменилось настолько, что
западные социологи начали говорить о новой
женской революции. Кто знает, может, русская
Тэтчер, уверенная в себе, в своем образе, в
своих платформе, финансовых возможностях
и поддержке партии, когда-нибудь появится на
нашей политической арене?

Татьяна ГОЛИКОВА
министр здравоохранения и социального развития РФ
«Первая красавица правительства», как окрестили ее СМИ, родилась 9 февраля 1966 года
в городе Мытищи. Точнее, в поселке Лесной
городок, что в 20 км от МКАД. На выпускном
школьном экзамене темой сочинения выбрала
«Неумирающую силу романа Островского "Как
закалялась сталь"». Медаль за него, правда, не
получила, но поступила в Московский институт
народного хозяйства им. Плеханова.

Защитив диплом по специальности «Экономика труда», прошла путь от младшего научного сотрудника НИИ Госкомтруда СССР до
заместителя министра финансов Российской
Федерации.

Коллеги шутят, что Татьяна помнит наизусть
все цифры федерального бюджета объемом
в 11 тыс. страниц. Не случайно в кулуарах Татьяну без всякой иронии называют «королевой
бюджета».

Замужем за министром промышленности и
торговли Виктором Христенко, с которым «познакомилась на работе».

Министр здравоохранения и социального
развития РФ с сентября 2007 года.

Екатерина ЧУКОВСКАЯ
заместитель министра
культуры РФ
Москвичка Екатерина Чуковская родилась
7 декабря 1967 года, прилежно училась, окончила юрфак МГУ и на сегодняшний день считается одним из ведущих российских специалистов в области авторского права и интеллектуальной собственности.

Она работала в ВААПе, прошла стажировку во Франции на продюсерском факультете
Европейской школы профессий, преподавала
во ВГИКе, где ее лекции пользовались большой популярностью среди будущих продюсеров,
режиссеров и киноведов.

В 1999 году началась чиновничья карьера юриста Чуковской — сначала в должности
заместителя председателя Госкино России, а
после упразднения этого ведомства в 2001 году
она стала заместителем министра культуры РФ.

Очередной виток административной реформы вернул Екатерину на преподавательское
поприще в родной ВГИК. Все это время она оставалась советником руководителя Федерального
агентства по культуре и кинематографии.

Замужем, имеет троих детей.

В должность заместителя министра культуры
вступила в июне 2008 года.

Любовь КУДЕЛИНА
заместитель министра обороны РФ
по финансово-экономической
работе
Когда президент предлагает женщину в заместители министра обороны РФ, можно говорить
о продвижении женщин как о тенденции.

Будущий заместитель министра обороны
познакомилась с военной жизнью с пеленок,
родившись 4 апреля 1955 года во Владивостоке в семье капитана второго ранга.

После переезда семьи в Москву поступила в
Московский финансовый институт, по окончании которого работала в Министерстве финансов, пройдя путь от рядового сотрудника до
заместителя министра.

Тесно работать с Вооруженными силами и
другими силовыми структурами начала с января 1996 года, когда ей предложили возглавить
департамент финансирования оборонного
комплекса и правоохранительных органов.

Как позже вспоминала Любовь Кондратьевна,
согласие тогда она дала не без труда.

Строго говоря, Куделиной лишь вернули
прежнее кресло. В марте 2001 года она уже возглавляла Главное финансово-экономическое
управление Минобороны в ранге заместителя
министра. В январе 2004-го в связи с административной реформой в центральном аппарате
военного ведомства эту должность сократили.

Любовь вновь вернулась к генералам по
назначению президента в сентябре 2007 года
и, по мнению коллег, все так же отлично справляется со своими военными обязанностями.

Анастасия РАКОВА
заместитель министра регионального развития РФ
Анастасия, пожалуй, самая молодая среди всех министерских руководителей. «Душа
Тюменской области», как ее окрестили в регионе, родилась 8 февраля 1976 года в ХантыМансийске. Получив два высших образования
(юридическое и экономическое) в Тюменском
государственном университете, тут же начала
карьеру с должности специалиста аппарата
думы Ханты-Мансийского автономного округа. Затем долгое время руководила аппаратом
губернатора Тюменской области. Когда Сергея
Собянина отправили на повышение, он забрал
помощницу с собой в Москву. Там в должности
замруководителя секретариата главы администрации президента РФ она разрабатывала тот
самый, скандальный 131-й федеральный закон
о местном самоуправлении. Членам правительства Ракова известна как грамотный юрист и
хороший организатор.

Заместитель министра регионального развития Российской Федерации с июня 2008 года.

Эльвира НАБИУЛЛИНА
министр экономического
развития РФ
Будущий министр экономического развития
и торговли РФ родилась 29 октября 1963 года
в Уфе. Скромно отучилась на пятерки в общеобразовательной и музыкальной школах, после
чего уехала поступать в МГУ. Будучи студенткой,
написала несколько серьезных научных работ
по экономике. Вышла замуж, сделала головокружительную карьеру и перевезла всех своих
родственников в Москву.

Ее называли правой рукой Германа Грефа.

Она работала в Минэкономразвития России
в ранге замминистра и позже — первого замминистра экономразвития и торговли. Возглавляла Центр стратегических разработок,
где разрабатывала экономическую программу
президентских реформ. Получала благодарности от Владимира Путина за работу над его ежегодным посланием.

Министр экономического развития Российской Федерации с мая 2008 года.

Татьяна НЕСТЕРЕНКО
заместитель министра
финансов РФ
Татьяна Нестеренко родилась 5 августа
1959 года во Владивостоке. Окончила экономфак Хабаровского института народного хозяйства, защитила кандидатскую и долгое время
проработала по специальности в городе Анадырь. До переезда в Москву дослужилась до
должности начальника финансового управления
администрации Чукотского автономного округа.

В должности заместителя министра и начальника Главного управления Федерального казначейства ей уже доводилось работать начиная
с конца 90-х. Однако после структурных преобразований, связанных с административной
реформой, в мае 2004 года пришлось покинуть
пост. Кадровые перемещения чиновников в правительстве привели к повторному назначению
Татьяны Геннадьевны спустя три года. На этой
должности она сменила свою тезку, отправившуюся на повышение в Минздравсоцразвития.

Друзья и коллеги поначалу отговаривали ее
от должности, мол, не женское это дело, тяжелый труд. Теперь не нарадуются — Татьяна сумела наладить работу казначейства идеально, и
оно работает как часы. Все, кто знает замминистра, уверяют, что женщина она очень твердая,
но при этом удивительно милая и добрая —
тяжелая работа никак не отразилась на ее
характере. Нестеренко замужем, имеет двух
дочерей.

В должности заместителя министра финансов с сентября 2007 года.

САМЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ ЖЕНЩИНЫПОЛИТИКИ В НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ
СТРАНЫ

Александра КОЛЛОНТАЙ — нарком государственного призрения, 1917—1918 годы. Затем — дипломат, первая в мире женщина-посол
(1923—1926 годы — полпред и торгпред СССР
в Норвегии, 1926 год — полпред и торгпред в
Мексике, в 1930—1945 годах — посланник, затем посол СССР в Швеции).

Полина ЖЕМЧУЖИНА (жена наркома иностранных дел Молотова) — нарком рыбной промышленности, 1939 год.

Мария КОВРИГИНА — министр здравоохранения СССР, 1953—1959 годы.

Екатерина ФУРЦЕВА — министр культуры,
1960—1974 годы, член Политбюро ЦК КПСС.

Александра БИРЮКОВА — заместитель
председателя Совета министров СССР, 1988—
1990 годы, кандидат в члены Политбюро ЦК
КПСС.

Элла ПАМФИЛОВА — министр соцзащиты РФ, 1991—1994 годы.

Инга ГРЕБЕШЕВА — заместитель председателя Совета министров РСФСР, 1991 год.

Татьяна РЕГЕНТ — руководитель Федеральной миграционной службы, 1992—1999 годы.

Татьяна ДМИТРИЕВА — министр здравоохранения, 1996—1998 годы.

Наталья ДЕМЕНТЬЕВА — министр культуры,
1997—1998 годы.

Ирина ХАКАМАДА — председатель Госкомитета РФ по поддержке и развитию малого предпринимательства, 1997—1999 годы.

Валентина МАТВИЕНКО — вице-премьер по
соцполитике и трудовым отношениям, 1998—
2003 годы, с 2003 года — губернатор СанктПетербурга.

Галина КАРЕЛОВА — вице-премьер по социальной политике, 2003—2004 годы.

Любовь СЛИСКА — первый вице-спикер Госдумы в 1999—2007 годах.

Запись опубликована в рубрике 2008 №3. Добавьте в закладки постоянную ссылку.