Ольга КАБО. ПРОФЕССИОНАЛ!

Юрий КУЗЬМИН, Дарья СУХОДОЛЬСКАЯ
Фото из архива Ольги КАБО

«Я не похожа ни на одну из тех, кого сыграла. Мы с моими героинями можем обогащать друг друга, но это вовсе не означает, что, работая над ролью, я полностью перечеркиваю себя и свое “я” и становлюсь, положим, Настасьей Филипповной. Я вообще считаю, что реальная жизнь — самая яркая, неожиданная и интересная из всех, что могут быть».

Ольга, драматическим искусством вы начали заниматься еще в детстве, но, помимо него, у вас в те годы было множество и других увлечений — это и художественная гимнастика, и бальные танцы, и музыка. В какой момент вы почувствовали, что профессия актрисы — ваше призвание, и остановили свой выбор именно на ней?
Действительно, родители дали мне возможность проявить себя в разных областях, за что я им очень благодарна. Я занималась в Театре юных москвичей Дворца пионеров на Воробьевых горах, в студии художественного слова, в музыкальной школе. Были и художественная гимнастика, и современные бальные танцы. Кроме того, я училась в английской спецшколе. Наверное, все это было сделано для того, чтобы воспитать меня разносторонней личностью.
Не помню, чтобы в детстве так уж сильно хотела стать актрисой. Все изменилось, когда меня, 15-летнюю девочку, пригласили в фильм «И повторится все…». Снимаясь в своей первой картине, я поняла, что профессия сама меня нашла, и уже не могла мечтать ни о чем другом.

Кого бы вы назвали своими учителями в профессии и
жизни?

Сергея Федоровича Бондарчука, в мастерской которого я училась, и, конечно же, своих родителей.

Ваша профессия подразумевает свободу в творчестве, но зависимость от обстоятельств, воли режиссера, продюсера… Вы же производите впечатление очень сильного, независимого и самодостаточного человека. Как удается совмещать все это?
Не знаю, действительно ли я независимая и сильная. Мне кажется, это больше миф, придуманный обо мне. Но по крайней мере я стремлюсь быть такой. Я несу ответственность перед дочерью, перед родителями, должна работать, поддерживать их, а для этого очень важно быть сильной и уверенной в себе.
И тем не менее это стремление не позволяет мне забыть о многих издержках актерской профессии, в том числе и о ее зависимости. Как и иных актеров, режиссеры и продюсеры выбирают меня из множества других, как и мои коллеги, я хожу на кастинги… Не могу представить ситуацию, чтобы я сказала: «Хочу сыграть эту роль и непременно буду в том проекте» и роль тут же стала моей.
И, увы, должна признать, что далеко не всегда я попадаю в тот проект, куда мне действительно хочется попасть. Более того, очень часто интересный мне фильм проходит мимо меня.

У вас есть судьбоносные роли? Наверное, среди них и роль
в вашей первой картине…

Фильм «И повторится все», к сожалению, не стал кинематографическим событием, хотя лично для меня, как я уже говорила, он был очень важен.
Настоящая судьбоносная роль в кино мне пока не встретилась. Я все еще ее жду.
Но в кинематографе у меня есть любимые роли. Например, очень люблю фильм Льва Кулиджанова «Умирать не страшно». Роль Ксении Николаевны, наверное, самая главная в моей кинобиографии. Я благодарна Льву Александровичу, что он доверил эту очень серьезную и глубокую роль мне, тогда еще студентке ВГИКа. Среди других любимых ролей работы в картинах Аллы Суриковой, Сергея Тарасова, Игоря Таланкина, Оксаны Байрак.
Что же касается театра, то, как мне кажется, все мои роли на сцене можно назвать важными и судьбоносными. О таких работах может мечтать любая актриса, тут жаловаться грех. Судьбой мне были подарены лучшие роли из классического репертуара. Это и Роксана из «Сирано де Бержерака», и Беатриче из «Много шума из ничего», и Дездемона из «Отелло», и Маргарита из «Мастера и Маргариты», и королева Анна из «Стакана воды». Я вообще считаю, что именно театр позволяет мне реализовать свой актер­ский потенциал.

Говорят, что актер по-настоящему раскрывается только в
театре…

Я с этим согласна. Те три часа, что мы проживаем в наших ролях на сцене, — особая часть жизни. Мы как будто попадаем на некую уникальную планету, которую сами и создаем. И никто не может вмешаться в эту работу: режиссер остается по ту сторону рампы, зрители — в зрительном зале, новую неизведанную планету и ее атмо­сферу во время спектакля творим мы, актеры. Константин Сергеевич Станиславский называл такой процесс «жизнью человеческого духа».
А это может быть только в театре.

Что значит для вас Театр имени Моссовета, где вы играете уже более пяти лет?
Можно сказать, что это мой родной дом, без которого я не мыслю своей жизни.

Вы похожи на кого-то из своих героинь? Наверное, часто черты созданных вами образов зрители переносят на реальную Ольгу Кабо…
Я не похожа ни на одну из тех, кого сыграла. Мы с моими героинями можем обогащать друг друга, но это вовсе не означает, что, работая над ролью, я полностью перечеркиваю себя и свое «я» и становлюсь, положим, Настасьей Филипповной. Я вообще считаю, что реальная жизнь — самая яркая, неожиданная и интересная из всех, что могут быть.
Что же касается зрителей, то, конечно, иногда у них возникают ассоциативные реакции, связанные с ролями, но это только доказывает, что актер очень органично вписался в роль, талантливо и профессионально ее сыграл.

Единственный фильм, где вы играете не самую положительную героиню, — это российско-американская картина «Похороны крыс», но ее не было в нашем прокате. Как вы думаете, почему вам, как правило, предлагают только положительные роли? В кино, театре у вас не было желания выйти за рамки привычного амплуа?
Это не совсем так. Просто арифметически из моих 60 работ в кино больше ролей, как вы говорите, положительных. Но были и фильмы, например «Миллион в брачной корзине», «Две стрелы», «Комедия о Лисистрате», «Нечистая сила», «Любовь немолодого человека», «Итальянский контракт», «Крестоносец», «Время жестоких», «Летучая мышь» и, наконец, «Вилла раздора, или Новый год в Акапулько», в которых у меня интересные острохарактерные роли.

Какую женщину вы бы назвали успешной?
Ту, которая просыпается утром и с радостью идет на работу, потому что знает: ее там с нетерпением ждут. Прекрасно, когда ты востребован и не просто проживаешь бесценные дни своей жизни, а совершенствуешься, делая любимое дело. А дело обязательно должно быть любимым.
Успешная женщина также та, что вечером с радостью возвращается с работы домой. Ведь ее ждут близкие люди, которым требуется ее внимание, и дети, с которыми нужно делать уроки. Успех — это гармония с собой, гармония личной жизни, карьеры и любви. Только так любая из нас может реализоваться и быть успешной.

Значит, вы — успешная женщина. Вы востребованы в профессии, окружены близкими и любимыми людьми. Как, живя такой насыщенной жизнью, успеваете все это совмещать?
Я успеваю все, что задумываю, поскольку полностью отвечаю за свои поступки и за свое время. Это главное — быть хозяином собственного времени. Без этого, наверное, успешность в жизни тоже невозможна.
У меня нет агентов, которые формировали бы мой рабочий график, организовывали бы встречи и интервью. Мне интересно самой собирать мозаику из моих многочисленных проектов и встреч. Это ценный опыт, в том числе и человеческого общения.

А без чего еще невозможно женское счастье?
Без детей, без здоровья, без любви. Все это должно быть связано воедино. Бывает так, что мы долго, годами, кропотливо строим свое счастье, и вроде бы все складывается. Но убери хоть одно его слагаемое — и все разрушится, как детская пирамида из кубиков.

Семья, карьера, любовь — они должны быть у каждой успешной женщины. Может ли что-то в этом быть первичным, а что-то вторичным?
Нет, это все звенья одной цепи. Хотя на определенном жизненном этапе что-то одно может выходить на первый план, а другое отодвигаться на второй. Например, когда я была в положении, то понимала, что сейчас главное для меня — рождение ребенка. И первые несколько лет после появления на свет Таня была тем единственным, чему я была всецело отдана. А потом я поняла, что мне необходима работа, что не могу так долго сидеть без дела, и постаралась распределить свое время между дочерью и работой.

Каким вы видите профессиональное будущее своей дочери?
Об этом говорить пока рано. Хотя я считаю, что свое будущее мы создаем себе сами своим сегодняшним днем. Сегодняшний день моей дочери связан с балетом: она поступила на первый курс Хореографической академии при Большом театре. И это было полностью ее решение, я бы даже сказала, поступок. Таня к этому очень стремилась, несколько лет она очень серьезно занималась в балетной школе. Но что будет завтра — никто не знает. Балет — очень жестокое искусство, и одной природной одаренности, для того чтобы достигнуть здесь чего-то, недостаточно. Помимо прочего, нужны выдержка, сила воли, трудоголизм. Проявятся ли в Тане эти качества — я пока сказать не могу. Девочке всего девять лет, ей нравится заниматься балетом, она буквально бредит им, но ее мечта сформулирована еще по-детски, и хватит ли ей сил пройти до конца — покажет время.

Своей профессии вы отдаетесь полностью. Ведь, работая над историческими картинами, вы стали сами делать сложные трюки, освоили профессию каскадера…
Сергей Федорович Бондарчук говорил нам: «Если вы хотите быть хозяевами своих ролей, будьте ими до конца». Актер — человек синтетических возможностей, чем больше у него талантов, тем многограннее он может раскрыться. Чтобы быть настоящим хозяином роли, актер должен уметь все, что она от него требует: и петь, и танцевать, и скакать на лошади, и выполнять трюки… Нужно отдать зрителю и кинематографу всю палитру своих возможностей.
Когда в моей жизни появились исторические фильмы «Приключения Квентина Дорварда, стрелка Королевской гвардии» и «Рыцарский замок» Сергея Тарасова, я должна была научиться скакать на лошади и держать в руках оружие. Во времена Средневековья прекрасные дамы уверенно чувствовали себя в седле и при случае могли сами защитить себя, ловко орудуя шпагой или мечом. Я занималась очень серьезно под наблюдением профессиональных каскадеров. Ребята меня очень поддерживали, поскольку понимали, что мне интересно учиться, познавать что-то новое, испытывать себя.
И у меня получилось.

Именно с тех исторических фильмов и началась ваша любовь к лошадям и конному спорту?
Да, знакомство с лошадьми — отдельная веха в моей жизни. Увлечение этими животными со временем переросло из профессионального интереса в хобби. Я так сильно увлеклась конным спортом, что не смогла оставить его после того, как работа над фильмами Сергея Тарасова подошла к концу. Часто приезжала на конюшни к своим друзьям-каскадерам и пользовалась любой возможностью посидеть в седле. Чего только ни делала: и прыгала, и сложные препятствия верхом брала…
Сейчас так рисковать мне уже совсем не хочется. Но лошади в моей жизни по-прежнему занимают важное место. У меня даже есть собственный конь буденовской породы, его зовут Букетик. Он стоит в одном из конных клубов в Подмосковье. Когда выпадает свободная минутка, я с удовольствием навещаю своего любимца. Моей дочке тоже очень нравится конный спорт. Правда, Тане я разрешаю кататься на небольшой и спокойной лошади, которая знает, что такое дети. Дело в том, что породистые лошади в силу своего норова не принимают непрофессионалов, трусов и детей. Если такой конь чувствует, что ты слаб и боишься, он обязательно постарается скинуть тебя. Поэтому даже взрослому наезднику, прежде чем сесть в седло, нужно настроиться так, чтобы животное ни в коем случае не почувствовало его неуверенности. Лошадь вообще очень тонко чувствует человека, и у нее от природы строптивый нрав. Между наездником и конем всегда идет борьба личностей и интеллектов.

Вы выучили в совершенстве английский язык тоже из стремления к профессионализму?
Да, в 90-х годах я снималась в США, в фильмах совместного производства. У меня было огромное желание самой озвучивать своих героинь. И хотя я хорошо изъяснялась по-английски, поскольку окончила школу с углубленным изучением английского языка, моих разговорных навыков все равно было недостаточно. Несколько месяцев перед съемками я провела в колледже под Нью-Йорком, где в совершенстве овладела английским и научилась говорить без акцента. Играла я уже на английском языке и сама себя озвучивала. Это очень ценный и очень редкий опыт.

Сейчас многие известные люди, в том числе и актеры, активно идут в политику. У вас нет желания последовать их
примеру?

Мне предлагали вступить в ту или иную партию, заняться политической карьерой. Но я всегда отказывалась, так как считаю, что к политике, как и к вере, надо прийти самому, только тогда ты будешь в ней органичен и почувствуешь себя на своем месте. В противном случае лучше этим не заниматься. Мне кажется, политик должен иметь особое внутреннее ощущение, что он имеет право отвечать не только за себя и свою семью, но и за людей, которые живут в его стране и верят ему. Такой посыл, если он искренен, правомерен и прекрасен.
Когда же человек делает из политики бизнес, зарабатывает на ней деньги — этого я не понимаю и не принимаю. Делать то, в чем ты не уверен, и проповедовать то, во что не веришь, — значит поддаться самообману. А лгать себе самое последнее дело.

К бизнесу вы относитесь менее строго, ведь недавно взялись за доселе незнакомое вам дело — продюсирование?
Бизнес бизнесу рознь. Я понимаю, что главное в моей работе — творчество. Это то, в чем я профессионал и за что могу полностью отвечать. В продюсировании же я пока не очень сильна, но я настойчивая, дотошная, умею учиться и уверена, что разберусь в этой науке. К тому же рука об руку со мной работают настоящие профессионалы. Недавно мы с друзьями открыли кинокомпанию FIRST FILM. Нашим первым фильмом станет сказка «Снежная королева». Мне бы очень хотелось, чтобы этот проект состоялся, поскольку как президент детского кинофестиваля «Сказка» могу сказать: сейчас в России нет детского кино, более того, мы лишили наших ребят сказки. Фестиваль «Сказка» проводится уже много лет, еще с советских времен. Он специально приурочен к дням зимних школьных каникул —
чтобы порадовать детей новыми фильмами. Но показывать приходится иностранные ленты — наших почти нет. Если раньше в стране были студии детских и юношеских фильмов, ежегодно выпускавшие огромное количество работ, то сейчас и студий нет, да и картин снимается одна-две в год.
Наши дети слишком рано сталкиваются с реальностью и очень быстро перестают фантазировать, верить в сказочных героев и в то, что доб- ро всегда побеждает зло. Но если мы сейчас их этому не научим, то, думаю, в скором времени в российском обществе возникнут серьезные проблемы с молодежью. Это будет поколение агрессивных пессимистов, знающих, что такое деньги, информация и власть, но не помнящих, что такое детство в самом прекрасном понимании этого слова.

Уже было несколько попыток снять современную детскую сказку, в том числе и на классические сюжеты. Но ничего хорошего из этого не вышло, все попытки приблизить классику к действительности провалились.
Я понимаю, о чем вы говорите, и согласна с вами. Первоисточник обязательно должен быть на первом месте. У нас это Ганс Христиан Андерсен, и мы ни в коем случае не будем жертвовать авторским замыслом и стилем.
«Снежная королева» — удивительная сказка, ее философия понятна и интересна не только детям, но и взрослым. Но при этом нужно учитывать, что дети сегодня другие, они не такие, какими мы были в детстве, — слишком уж быстро они сейчас взрослеют, и слишком уж большой объем информации им ныне доступен. Поэтому делать сказки наподобие тех, что были 20 лет назад, не имеет смысла, они уже неактуальны. Тем более что современные российские дети избалованы хорошими и не очень хорошими американскими фильмами, воспитаны на Интернете, прекрасно знают, что такое компьютерная графика и спецэффекты, — их уже нельзя обмануть. Так что, снимая современные сказки,
мы должны идти за своими детьми, подтягиваться к их уровню, а не возвращать их в наше прошлое.
Мне бы очень хотелось, чтобы наша сказка получилась сказочной, поучительной и современной. Ну и конечно, чтобы это было доброе семейное кино, которое родители с удовольствием смотрят вместе со своими детьми.
А главное, чтобы наш фильм дарил зрителям только положительные эмоции.

Говорят, в этом фильме вы сыграете саму Снежную королеву. Какой видите свою героиню?
Мне бы этого хотелось. Но сценарий пока в стадии разработки, а потому и говорить об
этом рано.

FIRST FILM и дальше будет снимать детско-юношеские фильмы? Какой будет специализация студии?
Пока и об этом говорить рано, так как, думаю, нам еще с первым фильмом придется наломать немало дров. Хотелось бы, чтобы наш первый блин не вышел комом, а дальше посмотрим…

Запись опубликована в рубрике 2008 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.