ИНВЕСТИЦИОННАЯ НЕПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ

Ольга ТОРОЗОВА, психолог, бизнес-консультант

Политика, как область, от которой зависит жизнь всей страны, становится все более популярной и густонаселенной. И если учесть долю женщин в мире, неудивительно, что с каждым годом их в политике все больше.

Выбравшие политическую стезю женщины начинают заниматься политической деятельностью, уже имея за плечами хорошее образование, внушительный багаж знаний, серьезные амбиции, а также страсть к воплощению в жизнь своих идей и планов. Однако в России во все времена положение женщин в политике было двояким. Таким оно осталось и сейчас.
В период советской власти представительство женщин во всех органах власти было вроде бы весьма значительным. Например, в 1980—1985 годах их число в Верховном Совете РСФСР составляло 35%, в Верховном Совете СССР —
32,8%, в верховных советах союзных республик — 36,2%, а в автономных республиках — 40,3%. Однако такое положение сложилось за счет квотирования мест для женщин в составе всех управленческих органов страны. И потому эти цифры не отражали реальной роли женщин в политической и экономической жизни государства. Хотя, надо признать, на уровне отдельных городов, деревень и поселков женщины присутствовали в достаточно большом количестве во всех органах власти и вели себя весьма активно и настойчиво, довольно ощутимо влияя на жизнь своей территории. Парадокс? Вовсе нет. Это не российская аномалия: женщины во всем мире склонны больше проявлять себя на местах. По данным ряда американских политических аналитиков, женщины-политики склонны расценивать свое участие в улучшении политической, экономической и социальной жизни на местах как более желательное, более важное и ценное, чем аналогичные действия в масштабах всей страны. Скорее всего, это связано с тем, что на локальном уровне решаются реальные практические задачи, причем решаются намного быстрее, чем если бы дела велись издалека, то есть результаты своего труда здесь можно увидеть сразу.
Пока сохранялись эти оптимистические цифры участия женщин в политической и экономической жизни страны, никто не задумывался о том, насколько они соответствуют действительности. Но первые же выборы без квот, в 1989 и 1990 годах, полностью изменили представление о роли женщины-политика и заставили сомневаться в наличии таковых вообще.
Женщины проиграли выборы: их число среди народных депутатов составляло около 3%, а среди членов Верховного Совета — чуть больше 8,9%. Из-за чего это случилось? Это можно было бы списать на низкую политическую активность и неорганизованность представительниц слабого пола, однако показательным стало отношение к данному факту рядовых жителей нашей страны и в первую очередь самих женщин. В то время ряд журналов и телеканалов проводили опрос: заметили ли женщины, что их выключили из большой политики, и как отнеслись к этому мужчины? Большинство опрошенных (и мужчин, и женщин) отреагировали на подобный крах как на незначительное событие. Вот и ответ!
С 1990 года процент женщин в большой политике остается крайне невысоким. Кроме того, не всегда занимаемые должности дают им реальные рычаги власти. Зачатую они выступают в качестве этаких «свадебных генералов», не имеющих настоящего влияния на происходящие в политической и экономической жизни страны перемены.
Единственные существовавшие когда-то в России женские партии — «Женщины России» и Российская партия защиты женщин — не смогли пройти в парламент. Число отданных за них голосов — 2,04% и 0,8% соответственно — это индикатор степени доверия к женщинам-политикам не только мужчин, но и самих женщин.
В настоящее время по представительству женщин на всех уровнях власти наша страна занимает 80-е место в мире. Со своими 8% мы находимся в окружении исключительно мусульманских стран и очень далеко от Запада. Женщины-министры в нашей стране появились недавно после нескольких лет чисто мужского кабинета. Главное, чтобы они также не оказались «свадебными генералами» на своих местах. Влиятельных женщин в нашей политике можно пересчитать по пальцам: Валентина Матвиенко, Любовь Слиска, Элла Памфилова…
А ведь женщины составляют более половины населения России. Что же им мешает идти в политику, избираться и реализовываться на политическом поприще? Проводившиеся многочисленными международными организациями исследования выявили такой момент: наличие женщин-политиков, наделенных реальной властью во всех эшелонах власти, — важный стабилизирующий фактор. Те страны, где процент женщин во власти составляет 30—40%, развиваются более стабильно, ориентированы на мирные пути разрешения проблем, на социум, на компромисс. Это, например, большинство Скандинавских стран: в парламенте Швеции женщин 40%, в Финляндии — 33,5%, в Дании — 33%. Многие женщины-политики реализуют проекты, связанные с соблюдением прав и достоинства личности, уничтожением всех форм насилия против личности, социальным обеспечением, развитием сети дошкольных и школьных учреждений, образованием, здравоохранением, повышением занятости и продвижением женщин по службе. Помогают своим соотечетвенницам быть более социально и политически активными.
Но при современной, ориентированной на мужчин политической культуре пробиться в политику, не используя какие-либо «костыли» вроде квот, женщинам очень сложно. И очень сложно оказавшись на зарезервированном месте не бояться высказывать свое мнение и заниматься воплощением в жизнь собственных проектов, не опасаясь за свою политическую карьеру. Практически до последних лет в отечественном законодательстве были отражены не все из имеющихся у женщин прав. Лишь в 1996 году Правительство РФ приняло Концепцию улучшения положения женщин в Российской Федерации. В ней есть пункт, согласно которому необходимо оказывать содействие участию женщин в процессе принятия решений на всех уровнях. Но каким образом? Вот что в концепции говорится о правах и возможностях женщин, в том числе об участии в политической и экономической жизни страны: «их реализация связывается преимущественно с мерами пропагандистско-воспитательного характера». Как пропаганда прав и возможностей повлияют на участие женщины в политической жизни, остается загадкой.
Однако нельзя вешать всех собак на правительство и законодательство, нельзя забывать и о том, что сами женщины разрешили вершить судьбу страны без своего активного участия. Это происходит с их попустительства.
Например, в бизнесе женщины уже давно перестали играть вторые роли. Здесь появились сильные, целеустремленные, яркие, хорошо образованные женщины, прекрасно разбирающиеся в том, чем занимаются. Политика же остается нетронутой сферой. Женщины, пытающиеся реализовать себя в ней, не соблюдают никакой последовательности и продуманности в своих действиях: вроде бы есть желание начать политическую карьеру, есть права и возможности, но как только становится ясно, что нужны реальные практические шаги, желание куда-то исчезает.
Россиянки делают выбор в пользу стабильности, отсутствия риска, отсутствия яркости в общественной сфере. Почему? Возможно, из-за массы жизненных проблем, не позволяющих окунуться в дела политики, либо из-за того, что нет интереса к этой сфере деятельности, либо из-за боязни стать публичной фигурой. Есть мнение, что главная проблема женщин-политиков в настоящее время, как это ни грустно, —
другие женщины. Вместо того чтобы поддержать коллегу, они порой пытаются лишить ее места в парламенте, не сознавая, что тем самым вредят общему делу.
У женщин-политиков мал процент женщин-избирателей, голосующих за них. Россиянки не доверяют им и не прощают ни малейшей ошибки; как правило, вызывает раздражение и более высокий уровень жизни женщин-парламентариев.
Инвесторы — это тоже в своем роде избиратели. Общее недоверие к способностям женщины-политика решить какие бы то ни было проблемы и реализовать интересные и полезные проекты отражается и на их финансировании кандидатки. Лишь небольшой процент инвесторов станет вкладывать в нее деньги. В чем тут дело — в недоверии как таковом или здесь есть более глубокие проблемы — не нам судить.
Однако до тех пор пока сохранится такая ситуация — глупое соперничество и тотальное недоверие, неуверенность в себе и своих кандидатах, боязнь риска и перемен, — женщин в высших эшелонах власти будет меньше, чем могло бы быть. А вместе с этим — и стабильности в стране.

Женщины — политические лидеры

1960 — 1965 Сиримаво Бандаранаике, премьер-министр Шри-Ланки
1966 — 1977 Индира Ганди, премьер-министр Индии
1969 — 1974 Голда Меир, премьер-министр Израиля
1970 — 1977 Сиримаво Бандаранаике, премьер-министр Шри-Ланки
1975 — 1976 Элизабет Домитьен, премьер-министр ЦАР
1979 — 1990 Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании
1980 — 1984 Индира Ганди, премьер-министр Индии
1980 — 1996 Вигдис Финнбогадоттир, президент Исландии
1980 — 1995 Мэри Чарльз, премьер-министр Доминика
1981 Гру Харлем Брундтланд, премьер-министр Норвегии
1982 — 1987 Агата Барбара, президент Мальты
1986 — 1989 Гру Харлем Брундтланд, премьер-министр Норвегии
1986 — 1992 Корасон Акино, президент Филиппин
1988 — 1990 Беназир Бхутто, премьер-министр Пакистана
1990 — 1996 Гру Харлем Брундтланд, премьер-министр Норвегии
1990 — 1997 Мэри Робинсон, президент Ирландии
1990 — 1997 Виолетта Чаморро, президент Никарагуа
1991 — 1996 Халеда Зиа, премьер-министр Бангладеша
1991 — 1992 Эдит Крессон, премьер-министр Франции
1992 — 1993 Ханна Сухоцка, премьер-министр Польши
1993 Ким Кэмпбелл, премьер-министр Канады
1993 — 1995 Тансу Чиллер, премьер-министр Турции
1993 — 1996 Беназир Бхутто, премьер-министр Пакистана
1994 — 2005 Чандрика Кумаратунга, президент Шри-Ланки
1994 — 2000 Сиримаво Бандаранаике, премьер-министр Шри-Ланки
1996 — 2001 Шейх Хасина Вазед, премьер-министр Бангладеша
1997 Мэри МакЭлис, президент Ирландии
1997—1999 Джанет Джаган, президент Гайана
1997—1999 Дженни Шипли, премьер-министр Новой Зеландии
1999—2007 Вайра Вике-Фрейберга, президент Латвии
1999 Хелен Кларк, премьер-министр Новой Зеландии
1999 Рут Дрейфус, президент Швейцарии
1999 — 2004 Мирейя Москосо, президент Панамы
2000 — н. в. Тарья Халонен, президент Финляндии
2001 — н. в. Глория Макапагал Арройо, президент Филиппин
2001 — н. в. Халеда Зиа, премьер-министр Бангладеша
2001 — 2004 Магавати Сукарнопутри, президент Индонезии
2002 — 2004 Мария даш Невеш, премьер-министр Сан-Томе и Принсипи
2003 — н. в. Беатрис Мерино, премьер-министр Перу
2003 — н. в. Аннели Яаттеенмяки, премьер-министр Финляндии
2004 — н. в. Луиза Диогу, премьер-министр Мозамбика
2004 — н. в. Кондолиза Райс, глава Госдепартамента США
2005 Юлия Тимошенко, премьер-министр Украины
2005 — н. в. Мария ду Карму Силвейра, премьер-министр Сан-Томе и Принсипи
2005 — н. в. Эллен Джонсон-Серлиф, президент Либерии
2005 — н. в. Ангела Меркель, федеральный канцлер ФРГ
2006 — н. в. Мишель Бачелет, президент Чили
2007 Пратибха Патил, президент Индии
2007 Кристина Фернандес де Киршнер, президент Аргентины
2007 Хиллари Клинтон, кандидат в президенты США
2007 Сеголен Рояль, кандидат в президенты Франции

Запись опубликована в рубрике 2007 №2. Добавьте в закладки постоянную ссылку.