НЕТ ЖЕНСКОГО ЛИЦА

Анастасия ЛИТВИНЕНКО

СЕГОДНЯШНЯЯ РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА ИМЕЕТ ОТЧЕТЛИВУЮ ПОЛОВУЮ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ — ЭТО УДЕЛ МУЖЧИН, ИСКЛЮЧЕНИЯ ВРОДЕ ВАЛЕНТИНЫ МАТВИЕНКО ИЛИ ИРИНЫ ХАКАМАДЫ ТОЛЬКО ПОДТВЕРЖДАЮТ ПРАВИЛО.
И ВО МНОГОМ ПРИЧИНА ПОЧТИ ПОЛНОГО ОТСУТСТВИЯ ЖЕНСКОГО НАЧАЛА —
ПОВЕДЕНИЕ САМИХ ЖЕНЩИН: КАК ИЗБИРАТЕЛЬНИЦ, ТАК И ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ.

В целом ряде стран сегодня наблюдается тенденция — в их политической жизни участвует все больше и больше женщин. В некоторых государствах уже сейчас работают или совсем недавно работали женщины-президенты и главы правительств: в Латвии главой государства до самого недавнего времени была Вайра Вике-Фрейберга, в Аргентине только что одержала победу на президентских выборах Кристина Кишнер, в Южной Корее с прошлого года пост главы правительства занимает Хан Мен Сук, в 2005 году канцлером Германии стала Ангела Меркель, с 2000 года президентом Финляндии является Тарья Каарина Халонен (в 2006 году ее переизбрали на второй срок), с 1999 года и по настоящий день премьер-министр Новой Зеландии — Хелен Элизабет Кларк. Помимо этого, женщины занимают лидерские позиции во власти в Индии, Бангладеш, Чили, Либерии (там представительница «слабого» пола смогла сместить с поста действующего на тот момент мужчину-президента), Сан-Томе и Принсипи, Украине, Мозамбике, Перу, Индонезии, на Филиппинах…
В России ситуация довольно сильно отличается: президент и премьер мужчины, в правительстве всего две женщины (на 16 министерств) — Татьяна Голикова и Эльвира Набиуллина. Всеми силовыми министерствами управляют мужчины, все заместители председателя правительства — мужчины. В парламенте работают две женщины вице-спикера — первый заместитель председателя Государственной думы Любовь Слиска и заместитель председателя Совета Федерации Светлана Орлова.
На региональном уровне всего одна женщина-губернатор — Валентина Матвиенко. Среди лидеров общественно-политических организаций выделяется Ирина Хакамада — глава Межрегионального общественного фонда социальной солидарности «Наш выбор», которая в 2004 году даже баллотировалась на пост президента России.
Вместе с ней на политической арене присутствуют Валерия Новодворская, лидер партии «Демократический союз»; Мария Гайдар, лидер молодежного движения «ДА!» (демократическая альтернатива); Сажи Умалатова, лидер Российской партии мира и единства; Светлана Горячева, второй номер партсписка «Справедливой России»; Мариэтта Чудакова — третий номер в списке партии «Союз правых сил».
Таким образом, можно утверждать, что у женской политики в России практически нет лица.

КЛОУНЕССЫ И ПЕРСОНАЖИ ДЛЯ ГАЛОЧКИ

По заявлению одного известного пиарщика, решившего остаться неназванным, женщины в российской политике на данный момент играют две роли: клоунессы или персонажа «для галочки», ведь отсутствие в Правительстве России женщин вообще может вызвать вопросы о демократичности политического устройства нашего государства у других стран.
Как ни прискорбно об этом говорить, но вариант «клоунесса или никто» кажется действительно чрезвычайно точно характеризующим присутствие женщин в политике России. Если исследовать ситуацию на всех уровнях, складывается впечатление не то глобального мужского заговора против женщин, не то абсолютной женской политической пассивности в нашей стране.
Трудно сказать, с чем именно это связано. Ведь формально на пути к политической деятельности не лежат какие-то преграды: чтобы вступить в крупную партию или же создать свою, не требуется принадлежности к мужскому полу — и Хакамада, например, является ярким тому примером. Нет препятствий и для занятия крупного государственного поста — здесь уже примером выступает Валентина Матвиенко.

ЗА КЕМ ПОЙДЕТ ЭЛЕКТОРАТ

Одна из причин, почему женщины в России не идут в политику, на взгляд экспертов, — отсутствие поддержки избирателей (кстати, в основном женщин). Дело в том, что в России наиболее активный электорат — женщины среднего и старшего возраста (мужчины до него просто не доживают в связи с ранней смертностью), для которых женщина-политик и, тем более, глава государства является чем-то просто из ряда вон выходящим. Тому много причин: и зависть, и понимание того, что они сами не способны управлять государством и брать на себя такую ответственность, перенесенное на всех женщин, и низкая политическая активность — женщины практически не вступают в партии, а если вступают, то редко по-настоящему участвуют в их жизни. Вторая проблема — мужская часть электората редко относится к женщине-политику серьезно и голосует за нее (трудно представить, что женщины-президенты в других странах получили свои места только за счет «женских» голосов). Они считают, что женщине уместно заниматься медициной, воспитанием детей и, в лучшем случае, какими-то социальными вопросами.
Для большинства подобных среднестатистических мам и пап (мужчин и женщин, составляющих основной электорат страны) намного важнее, чтобы их дочь удачно вышла замуж и родила детей, нежели сделала успешную политическую карьеру и заняла пост губернатора или президента. Легко представить, как амбициозная мама (особенно с неудавшейся личной жизнью) поддерживает планы сына «Я буду президентом, и мы станем жить в большой квартире». Если же об этом заявит дочь, то скорее всего она услышит: «Ты сначала стирать научись».
Разумеется, воспитание — не единственная проблема, но не стоит забывать и о ней. Ведь вряд ли феминистки Запада, выращенные на том, что женщина во всем равна мужчине, будут согласны занимать пост в правительстве «только для галочки» — они серьезно относятся к своей карьере и для них куда важнее добиться успеха, чем избежать взбучки.
В случае с российскими женщинами спокойная жизнь представляется ценнее карьерного роста. Причем подобное отношение сохраняется даже в возрасте 30—35 лет, когда, казалось бы, жизненная активность должна быть на пике, а основные задачи по замужеству, рождению детей и получению образования уже решены.

ДВА ТИПАЖА

Какой должна быть женщина-политик в России? Политпсихологи утверждают, что, как правило, первые лица государства женского пола выбирают одну из двух ролей.
Первая роль — это «мама для всех», теплая и «поддерживающая». Яркие примеры такого образа — королева Великобритании Елизавета II, королева Дании Маргрете II, бывший премьер-министр Индии легендарная Индира Ганди. Такому типу управления свойственна дипломатичность, повышенное внимание к социальным сферам жизни страны (и улучшению качества жизни), гибкий подход к решению проблем и постепенный, плавный рост благосостояния государства без ведения крупных войн и революций. Подобная маска для лидера-женщины аналогична маске «доброго и дальновидного отца», которую выбирают некоторые политические лидеры мужчины, в чем-то она похожа на маску «батюшки-царя» (подобный образ формировали, например, для Иосифа Сталина, Леонида Брежнева, сейчас он в полной мере эксплуатируется Александром Лукашенко).
Вторая женская роль противоположна — это женщина-боец, ни в чем не уступающая мужчине. Она агрессивна, уверенна в себе, не терпит компромиссов и предпочитает принимать решения быстро и неожиданно для противника. Примеров такого политического стиля достаточно: Маргарет Тэтчер, Кондолиза Райс, Юлия Тимошенко. Зачастую такой политический лидер стремится к тому, чтобы его страну уважали, причем как за высокий уровень жизни, так и за военную мощь, много внимания уделяет промышленному сектору и экономическому развитию. Нередко именно при подобном управлении расширяются границы страны или резко меняется ее политический и общественный строй. Авторитет такой женщины строится не столько на уважении и любви (как в случае с образом мамы), сколько на том, что она опаснее и сильнее любого мужчины. Подобных женщин-политиков запоминают надолго, потому что их реформы, с одной стороны, работают быстро и эффективно, с другой — не требуют безумных человеческих затрат.
Скорее всего, наиболее подходящая для политической борьбы (уверенной, не говоря уже о равной) в России женщина-политик должна быть аналогична Маргарет Тэтчер — уж слишком грязные методы ведения политической игры приняты в нашем правительстве и политической системе для политика-«мамы».
И пример жесткой и волевой Валентины Матвиенко, пользующейся большой популярностью в стране, доказывает верность этого тезиса. У мягкой женщины, какой бы популярностью она ни пользовалась, не хватит сил справиться с войной компроматов, угрозами, финансовым блокированием и целым рядом других сложностей.
С уверенностью можно сказать, что, пока большинство жителей России (а женщин у нас значительно больше, чем мужчин) в политике представляют только несколько статистов, трудно ожидать каких-либо перемен в отношении к статусу женщины в обществе, материнству, росту процента хорошо обеспеченных женщин и женщин-предпринимателей и других позитивных изменений в жизни страны.

Запись опубликована в рубрике 2007 №2. Добавьте в закладки постоянную ссылку.