Лариса ЛУЖИНА. С ИСКОРКОЙ!

Юрий КУЗЬМИН, Анастасия САЛОМЕЕВА
Фото из архива

«ПО­ПУ­ЛЯР­НОСТЬ Я ПЕ­РЕ­ЖИ­ВА­ЛА НОР­МАЛЬ­НО, ГО­ЛО­ВА ОТ НЕЕ НЕ КРУ­ЖИ­ЛАСЬ, И К ЗВЕ­ЗД­НОЙ БО­ЛЕЗ­НИ Я ТО­ЖЕ ОКА­ЗА­ЛАСЬ УС­ТОЙ­ЧИ­ВА. Я СМО­Т­РЕ­ЛА НА ВСЕ ЭТО СО СТО­РО­НЫ – И НА СЕ­БЯ, И НА ВСЕ, ЧТО ПРО­ИС­ХО­ДИ­ЛО СО МНОЙ, – НЕ­МНО­ГО С ИРО­НИ­ЕЙ. ПО­ТО­МУ ЧТО ПРЕ­КРАС­НО ПО­НИ­МА­ЛА, ЧТО ВСЕ ЭТО ВРЕ­МЕН­НО, А СЛА­ВА МО­ЖЕТ ТАК ЖЕ БЫ­С­Т­РО ИС­ЧЕЗ­НУТЬ, КАК ПО­ЯВИ­ЛАСЬ…»

ЛАРИСА АНАТОЛЬЕВНА, КАКУЮ ЖЕНЩИНУ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, МОЖНО НАЗВАТЬ УСПЕШНОЙ?


Успешной можно назвать ту женщину, которая хорошо выглядит – красивую, веселую, жизнерадостную, которая на все смотрит с любовью, с блеском в глазах, с икоркой. Это и есть счастливая и успешная женщина.


А если дама везде появляется с потухшим взглядом, ходит с опущенными плечами и поникшей головой, то чувствуется, что в жизни у нее что-то не складывается. И окружающие не воспринимают ее как успешную.




ТОГДА ВЫ И ЕСТЬ ВОПЛОЩЕНИЕ УСПЕШНОЙ ЖЕНЩИНЫ. ИЗЛУЧАЕМОМУ ВАМИ ОПТИМИЗМУ И БЛЕСКУ ВАШИХ ГЛАЗ МОЖЕТ ПОЗАВИДОВАТЬ КАЖДАЯ…


Спасибо (улыбается). Но я же артистка, я должна излучать радость. Хотя, признаюсь, сегодня утром у меня было неважное настроение, но перед встречей с вами я перестроилась (смеется).




ВСЕ ВАШИ ГЕРОИНИ В КИНО – ЖЕНЩИНЫ СИЛЬНЫЕ, ЦЕЛЬНЫЕ. КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦЕ ПРЕКРАСНОГО ПОЛА ОБЯЗАТЕЛЬНО БЫТЬ СИЛЬНОЙ И МУЖЕСТВЕННОЙ?


О да, необходимо. Только свою силу лучше не показывать. Любому мужчине неприятно, когда дама сильнее его и когда она более устойчиво стоит на ногах, чем он. Поэтому нам нужно научиться создавать впечатление, что мы слабые и хрупкие, но, конечно, внутри каждой женщины должен быть очень крепкий стержень.




А ВЫ – СИЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА?


Да, я всегда была лидером и в семье, и в личной жизни. Возможно, моя сила унаследована от мамы. Она ведь фактически всю жизнь прожила одна – отец погиб во время войны, в 1942 году, и маме приходилось выживать самой.


Возможно, причиной моего лидерства в личной жизни стало то, что я рано начала сниматься в кино и была востребована. У меня имелся довольно приличный материальный достаток, мужчины же, с которыми я связывала свою жизнь, еще не очень крепко стояли на ногах и во многом зависели от меня. От этого у меня и выработался такой сильный характер. Но в какой-то момент что-то в моих семьях ломалось, да и я, наверное, уставала быть во главе, и мои брачные союзы распадались.




ВАМ ХОЧЕТСЯ БЫТЬ СЛАБОЙ, ХОТЬ В ЧЕМ-ТО?


Конечно (улыбается). В том плане, чтобы мне дарили подарки, говорили комплименты, ухаживали за мной. В советские времена со всем этим было трудно. Это сейчас женщинам легче, когда появились богатые мужчины, которые могут той же актрисе сделать какой-то удивительный подарок, неожиданный сюрприз. А во времена моей молодости ничего такого и в помине не было, да и мы, актрисы, ни на какое особое поклонение не рассчитывали. Все были на равных, и мужчины, и женщины. Даже сейчас я не могу привыкнуть к изменившимся обстоятельствам: если иду с кем-нибудь в ресторан, то обязательно сама за себя плачу. Просто мне очень неудобно, если за меня платит другой человек, хотя я прекрасно понимаю, что это нелепо (смеется).




А В ПРОФЕССИИ ВЫ ТОЖЕ ПРОЯВЛЯЕТЕ СИЛУ И НАСТОЙЧИВОСТЬ?


К сожалению, нет. Я сильная во всем, кроме работы. Так получается, что в творчестве я иду по пути наименьшего сопротивления, по течению. Здесь я зависимый человек, потому что моя профессия сама по себе очень зависима. Не обладаю и настойчивостью, качеством, которое так необходимо и актрисе, и деловой женщине. Я не умею бороться за роли. Мне всегда кажется, что раз мне не предложили ту или иную желанную для меня роль, значит, режиссер меня в ней не видит и мне не стоит его переубеждать.


Хотя мы знаем многих актрис, которые, если им понравится та или иная роль, начинают за нее бороться. И в итоге побеждают. Например, если б Элина Быстрицкая не стала бороться за роль Аксиньи в «Тихом Доне», то и не сыграла бы ее – ведь Сергей Аполлинариевич Герасимов видел в Аксинье Нонну Мордюкову. Но Элина смогла ему доказать, что может это сделать нисколько не хуже. И на века осталась лучшей Аксиньей в кинематографе.




ЕСТЬ ТАКИЕ РОЛИ, КОТОРЫЕ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ ПОЛУЧИТЬ, НО НЕ ПОЛУЧИЛИ?


Да, и их очень много – ролей, которые я хотела сыграть, но так и не сыграла. В этом отношении моя творческая судьба не особенно удачна. Еще учась в мастерской Сергея Аполлинариевича Герасимова и Тамары Федоровны Макаровой во ВГИКе, в курсовом спектакле я играла княжну Марью в «Войне и мире», и когда Сергей Бондарчук стал снимать эту картину, я страстно хотела получить эту роль, считала, что она – стопроцентно моя. Даже Тамара Федоровна была со мной согласна и рекомендовала меня Сергею Федоровичу.


Но, увы, он не увидел меня в Марье, несмотря на то что характер моей Светланы из «Семи ветров» очень похож на характер княжны Марьи. В ней есть та же доброта, та же искренность, та же чистота, только, может быть, Светлана чуть покрепче характером. Бондарчук пригласил на эту роль Антонину Шуранову, и сыграла она замечательно.


Также я всегда хотела сыграть Вассу Железнову, но так случилось, что на экране ее образ очень хорошо воплотила Инна Чурикова.




ГОВОРЯТ, В ЖИЗНИ АКТЕРОВ БОЛЬШУЮ РОЛЬ ИГРАЕТ СЛУЧАЙ. В ВАШЕЙ ЖИЗНИ ТОЖЕ?


Да. Если б я случайно не снялась на Таллинской киностудии в эпизоде фильма «Незваные гости» и если б в это время там не проходила бы практику студентка режиссерского факультета ВГИКа, которая проявила интерес к моей судьбе, я бы могла и не состояться как актриса. Узнав, что на курсе Сергея Апполинариевича Герасимова не хватает студенток и объявлен дополнительный набор, моя знакомая поспешила сообщить об этом мне и договорилась с Сергеем Апполинариевичем о прослушивании. Конкурс ведь был объявлен только по Москве, и я, находясь в Таллине, могла бы о нем и не узнать.




ВЫ ВЕДЬ И ДО ВГИКА ПОСТУПАЛИ В ЛЕНИНГРАДСКИЙ ИНСТИТУТ ТЕАТРА, МУЗЫКИ И КИНО.


Да, поступала после школы, но провалилась. И, наверное, больше бы не стала пытаться, руки опустились. Мне тогда казалось, что раз уж я с первого раза в театральный институт не поступила – значит, не судьба.




ОДНАКО ВЫ С ДЕТСТВА ХОТЕЛИ БЫТЬ АКТРИСОЙ. ВЫ КОГДА-НИБУДЬ ЗАДУМЫВАЛИСЬ О ТОМ, КАК МОГЛА БЫ СЛОЖИТЬСЯ ВАША ЖИЗНЬ БЕЗ КИНО И ТЕАТРА?


С детства… Но ведь актрисами хотят быть большинство девочек. О возможности своей судьбы без кино мне сейчас трудно говорить. Я уже не вижу себя вне своей профессии. И сегодня с ужасом думаю о том, что бы со мной стало, не попади я в свое время во ВГИК.


В Таллине я ведь работала на кондитерской фабрике, делала зефир – очень муторная и монотонная работа, скажу вам. Может быть, я бы стала поваром – я умею хорошо готовить и люблю это дело, когда-то умела хорошо шить и вязать, наверное, нашла бы себя и здесь. Но, честно говоря, после школы я хотела поступать в художественный институт, заниматься чем-то прикладным, с тканями работать…




ЭТО ПОТОМУ, ЧТО В ЮНОСТИ В ТАЛЛИНЕ ВЫ ПОДРАБАТЫВАЛИ МАНЕКЕНЩИЦЕЙ?


Еще до этого. В старших классах я ходила на подготовительные курсы Художественного института Эстонской ССР в Таллине. Но и сюда не получилось поступить.


А манекенщица… Тогда эта профессия не была такой престижной, как сейчас. На нас косо смотрели, почти как на девушек легкого поведения (улыбается). В конце 50-х в Таллине только создали Дом моделей и объявили набор на манекенщиц. Я увидела объявление в газете, заинтересовалась. Эта профессия предполагает работу на людях, контакт со зрителем, аплодисменты – а мне всего этого очень хотелось. Меня приняли.


Но работа оказалась довольно сложной. Мы по пять-шесть часов стояли на примерках, на нас шили вещи, и примеряли, как на манекенах, целые дни приходилось проводить на ногах. Но зато потом все страдания окупались – мы выходили на подиум в красивых туалетах под аплодисменты, цветы… Для меня подиум был сценой.




НО НА НАСТОЯЩЕЙ СЦЕНЕ, В ТЕАТРЕ, ВЫ СТАЛИ ИГРАТЬ ДОВОЛЬНО ПОЗДНО…


Да нет. Вскоре после ВГИКа я поступила в Театр киноактера. Играла там не очень много, но роли были весьма достойные. Другое дело, что я жалею, что не попала в настоящий, академический театр – такой как МХАТ или Малый театр… К сожалению, в свое время я упустила этот момент – у меня была возможность попробоваться по рекомендации в МХАТ. Но тогда надо было что-то выбирать – или кино, поездки с фильмами по заграничным фестивалям, или серьезная работа в театре. В молодости об этом не особо задумываешься, и я, вместо того чтобы идти на прослушивание, уехала в Канны, на фестиваль.


В театре я очень люблю работать. Продолжаю делать это и сегодня. У меня есть несколько спектаклей в Театре киноактера и ряд антрепризных проектов.




КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ПОЧЕМУ В КИНО РЕЖИССЕРЫ ПРЕДЛАГАЛИ И ПРЕДЛАГАЮТ ВАМ В ОСНОВНОМ РОЛИ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ГЕРОИНЬ?


Это началось с фильмов «На семи ветрах» и «Человек не сдается». У меня не было постоянного, «своего» режиссера, который увидел бы во мне что-то новое, раскрыл иные черты характера и дал бы мне возможность попробовать себя в разных амплуа в нескольких своих фильмах. Режиссеры, с которыми мне довелось работать, шли уже по проторенной дорожке и предлагали мне те же роли, которые я играла у других. Поэтому характеры почти всех моих героинь в кино очень похожи.


Конечно, я бы хотела играть больше характерных ролей. Но встретилась мне только одна такая роль – в очень хорошем фильме Светланы Дружининой «Исполнение желаний», где моя героиня довольно стервозная дамочка, женщина петербургского полусвета, и ее никак нельзя назвать положительной героиней. Я очень довольна этой работой.




ФИЛЬМ «НА СЕМИ ВЕТРАХ», В КОТОРОМ ВЫ СНЯЛИСЬ ЕЩЕ СТУДЕНТКОЙ, СДЕЛАЛ ВАС КОЛОССАЛЬНО ПОПУЛЯРНОЙ. ЧТО ВЫ ПОЧУВСТВОВАЛИ, КОГДА НА ВАС ОБРУШИЛАСЬ СЛАВА?


Не могу сказать, что слава на меня обрушилась. Да, появилась узнаваемость, ведь эта картина прошла по всему СССР, ее любили зрители. Мне стало приходить очень много корреспонденции от поклонников. Немало было писем от моряков, которые брали этот фильм с собой в плаванье и смотрели по нескольку раз, и… из мест лишения свободы. Наверное, заключенные увидели в моей Светлане такие положительные качества, которые хотели бы видеть в своей любимой женщине.


Популярность я переживала нормально. Голова от нее не кружилась, и к звездной болезни я тоже оказалась устойчива. Я смотрела на все это со стороны – и на себя, и на все, что происходило со мной, – немного с иронией. Потому что прекрасно понимала, что все это временно, а слава может так же быстро исчезнуть, как появилась, и если ты взлетишь, то больно будет падать. Так лучше уж не взлетать, хотя бы в своем мироощущении. И, наверное, правильно делала.




А КАКОЙ ФИЛЬМ С ВАШИМ УЧАСТИЕМ ВАМ НРАВИТСЯ БОЛЬШЕ ВСЕГО?


Трудно сказать. Наверное, «На семи ветрах». Фильм, который сыграл главную роль в моей творческой судьбе. Эта картина принесла мне имя, популярность, благодаря ей я объездила весь мир. А с какими замечательными партнерами я там снялась! Вячеслав Тихонов, Леонид Быков, Анатолий Ромашин, Владимир Заманский! Все они потом стали народными артистами.


Хотелось бы отметить и «Любовь Серафима Фролова» режиссера Семена Туманова, у которого я также снялась потом в картине «Жизнь на грешной земле». Если бы Семен Туманов не умер в последний день озвучивания «Жизни на грешной земле», то, возможно, он стал бы «моим» режиссером. Я снялась у него в двух картинах и готовилась к третьей – о Серго Орджоникидзе, где должна была исполнить роль жены главного героя.




А СЪЕМКИ «ВЕРТИКАЛИ» ВАМ ВСПОМИНАЮТСЯ?


Конечно, каждые полгода (улыбается). Помните, как Володя Высоцкий сказал: «Не пройдет и полгода – и я появлюсь. Чтобы снова уйти, чтобы снова уйти на полгода». И теперь каждые 25 января и 25 июля, дни его рождения и смерти, мы встречаемся с Володей, с его песнями, с его работами в кино, в том числе и с «Вертикалью». Картине в этом году исполняется 40 лет, а ее до сих пор смотрят и любят. И даже Станислав Говорухин говорит, что никогда не думал о том, что у этого фильма будет такая долгая жизнь. Конечно, благодаря Володе.




А КАК БЫЛО СНИМАТЬСЯ С ВЫСОЦКИМ?


Нормально. Мы все были на равных – Саша Фадеев, Гена Воропаев, Рита Кошелева, Георгий Кульбуш, Бухути Закариадзе, Володя Высоцкий и я… Володя был очень общительный, компанейский, добрый, интересный и умный человек. А его гитара и песни покоряли… Он тогда был запрещен, но песни его все знали и любили. Даже в этой картине руководство Одесской киностудии не хотело видеть Высоцкого. Потом его участие разрешили, но без песен. Однако песни родились во время съемок, в горах, и все-таки вошли в картину.




НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ВЫ ПРОРАБОТАЛИ В ГДР, СНИМАЯСЬ НА НЕМЕЦКОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ И В НЕМЕЦКИХ ФИЛЬМАХ. РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ ПЕРИОДЕ.


В Германию меня пригласили в 1965 году после «Тишины». Сначала это были съемки пятисерийного телефильма «Доктор Шлюттер». Для меня это предложение стало совершенно неожиданным. В «Докторе Шлюттере» нужно было играть две роли – мать и дочь, немок. Естественно, на немецком языке. А языка я не знала, и поначалу было довольно тяжело. Потом я немецкий осилила, правда, от акцента так и не избавилась. Поэтому озвучивала меня немецкая актриса, но с очень похожим голосом, так что все думали, что это я сама говорю (улыбается).


Затем был пятисерийный фильм «Встречи», где я играла русскую женщину, и озвучивала эту картину я уже сама. Затем на немецком телевидении было две экранизации русской классики – «Вешние воды», где я сыграла Марью Николаевну, и «Дворянское гнездо», где я исполнила роль Варвары Павловны.




ГОВОРЯТ, ВЫ СТАЛИ В ГЕРМАНИИ ОЧЕНЬ ПОПУЛЯРНЫ?


Да, особенно после фильма «Доктор Шлюттер». Этот фильм очень полюбился зрителям. Даже в Западной Германии его видели. За четыре года, которые я провела в ГДР, я стала там своим человеком. Немцы называли меня «unsere Larisa» и даже предлагали остаться.




ПОЧЕМУ НЕ ОСТАЛИСЬ?


А зачем? Я люблю Россию. В Германии совсем не мой уклад жизни. И хотя мои предки, жившие в Эстонии, скорее всего, были немцами, я – русский человек. Там дисциплина, бережливость, аккуратность, педантичность. А я, как и все русские, безалаберная и бесшабашная, все больше на авось надеюсь (смеется)…




СЕЙЧАС ВЫ МНОГО СНИМАЕТЕСЬ, ОСОБЕННО НА ТЕЛЕВИДЕНИИ …


Да, сегодня моя главная работа – съемки в многосерийном фильме «Любовь как любовь», который уже год как идет на Первом канале. Многие мои коллеги удивляются, как можно сниматься в таких длинных картинах, говорят, что это не интересно. Но мне нравится. Я настолько сжилась со своей героиней, Татьяной Лобовой, этот образ уже стал настолько моим, что порой кажется, что мне даже не надо учить текст. Я так хорошо знаю свою Татьяну. Мы вместе с моим однокурсником Сергеем Петровичем Никоненко, играющим в этом фильме моего супруга, уже живем жизнью своих героев – родителей четверых детей, бабушки и дедушки нескольких внуков. Хорошей семейной пары, которая сумела воспитать нормальных и достойных детей.




КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ПОЧЕМУ СЕЙЧАС НЕ СНИМАЮТ ТАКИХ ФИЛЬМОВ-ЯВЛЕНИЙ, КАК РАНЬШЕ, КАК МНОГИЕ ИЗ ТЕХ, ГДЕ ВЫ ПРИНИМАЛИ УЧАСТИЕ?


Не могу сказать, что не снимают. Такие фильмы есть. Просто время другое, и мы меньше кино смотрим, сейчас все больше телевидение. К тому же хорошие отечественные фильмы редко появляются на экранах кинотеатров и на телевидении.




А ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ О СИТУАЦИИ, СЛОЖИВШЕЙСЯ СЕГОДНЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ КИНО?


У нас сейчас все хорошо. Кино теперь на подъеме. Один «Мосфильм» снимает 150 картин в год. А сколько проводится в России фестивалей отечественных фильмов?! Видно, что кинематограф возрождается.


Единственное, что стало сложнее с добыванием денег для съемок, чем в советские годы. Сейчас многие хорошие режиссеры не могут найти деньги на свои картины. Но это другое дело, здесь тоже нужно особое умение.




ЭТОТ НОМЕР ЖУРНАЛА ВЫХОДИТ В КАНУН 8 МАРТА. ЧТО БЫ ВЫ ПОЖЕЛАЛИ НАШИМ ЧИТАТЕЛЬНИЦАМ?


Ну что можно пожелать женщинам (улыбается)? Счастья, чтобы они чувствовали себя уверенными, знали себе цену, любили себя. Чтобы вокруг каждой из нас было много поклонников и обожателей, чтобы мы не только работали, но и умели бы отдыхать и чувствовали себя любимыми.




А ЧТО БЫ ВЫ ПОЖЕЛАЛИ СОВРЕМЕННЫМ МУЖЧИНАМ? КАКИМИ КАЧЕСТВАМИ ИМ НУЖНО ОБЛАДАТЬ, ЧТОБЫ ИХ ЛЮБИЛИ ЖЕНЩИНЫ?


Самое главное – чтобы было мужское начало. Чтобы о человеке можно было сказать: «Вот он настоящий мужик». Чтобы женщина, сильная и лидер по природе, могла бы опереться на его крепкое плечо и почувствовала себя слабой, защищенной, как говорится, как за каменной стеной.

ЛУЖИНА
Лариса Анатольевна

Родилась в Ленинграде.
В детстве и юности жила в Таллине.
Окончила Всесоюзные государственный институт кинематографии (ВГИК), мастерская
С. Герасимова и
Т. Макаровой.
С 1964-го – актриса Театра-студии киноактера.
Народная артистка России, лауреат Национальной премии Германии.
Имеет две награды – «Золотой лавр телевидения» и награду Общества германо-советской дружбы «Золотой знак».

ИЗБРАННАЯ ФИЛЬМОГРАФИЯ:

«Человек не сдается», 1960, реж. И. Шульман; «Человек идет за солнцем», 1961,
реж. М. Калик;
«На семи ветрах», 1962, реж. С. Ростоцкий; «Приключения Кроша», 1962, реж. Г. Оганисян; «Тишина», 1963,
реж. В. Басов; «Штрафной удар», 1963, реж. В. Дорман; «Доктор Шлюттер», 1966, реж. И. Хюбнер; «Вертикаль», 1967,
реж. С. Говорухин; «Любовь Серафима Фролова», 1968,
реж. С. Туманов; «Золото», 1969,
реж. Д. Вятич-Бережных; «Главный свидетель», 1970,
реж. А. Манасарова; «Гонщики», 1973,
реж. И. Масленников; «Жизнь на грешной земле», 1973,
реж. С. Туманов; «Исполнение желаний», 1973,
реж. С. Дружинина;
«Небо со мной», 1974, реж. В. Лонской; «Совесть», 1974,
реж. Ю. Кавтарадзе; «72 градуса ниже нуля», 1976, реж. С. Данилин, Е. Татарский;
«Жить по-своему», 1976, реж. К. Худяков; «Так начиналась легенда», 1976,
реж. Б. Григорьев; «Долг», 1977,
реж. А. Ниточкин; «Четвертая высота», 1977,
реж. И. Вознесенский; «Встречи», 1978,
реж. А Белинский; «Сыщик», 1979,
реж. В. Фокин;
«С любимыми не расставайтесь», 1979, реж. П. Арсенов;
«Срок давности», 1983, реж. Л. Агранович; «Тайны мадам Вонг», 1986, реж. С. Пучинян; «Виновата ли я», 1991, реж. Н. Гибу; «Трактористы II», 1992, реж. И. Алейников,
­Г. Алейников; «Непредвиденные визиты», 1992,
реж. М. Орлов; «Петербургские тайны», 1994, реж. Л. Пчелкин, М. Орлов; «Дом для богатых», 2000,
реж. В. Фокин;
«Тайны дворцовых переворотов», 2000, реж. С. Дружинина; «Курортный роман», 2001,
реж. С. Никоненко;
«О любви в любую погоду», 2004,
реж. А. Сурикова; «Казус Кукоцкого», 2005, реж. Ю. Грымов; «Охота на изюбря», 2005,
реж. А. Карпыков; «Любовь как любовь», 2006, реж. А. Назаров.

ИЗБРАННЫЕ СЦЕНИЧЕСКИЕ РАБОТЫ

«Театральный анекдот» (реж. Г. Шапошников, по мотивам пьесы Николая Калиты «Курица»);
«Чайка» (А. Чехов,
реж. Г. Шапошников); «Женщина в стиле осень» (моноспектакль); «Бродвей… Бродвей…» (реж. А. Яббаров по пьесе М. Орра,
Р. Дэнема «Все о Еве»).

Запись опубликована в рубрике 2007 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.