Владимир ЭТУШ. НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА

Юрий Кузьмин, Анастасия САЛОМЕЕВА
Фото Александра ДАНИЛЮШИНА, из архива Владимира ЭТУША

«УС­ПЕШ­НА ТА ЖЕН­ЩИ­НА, КО­ТО­РАЯ НА­ХО­ДИТ­СЯ НА СВО­ЕМ МЕ­С­ТЕ.
А МЕ­С­ТО У КАЖ­ДОЙ СВОЕ. ОД­НА ХО­РО­ШО ЧУВ­СТ­ВУ­ЕТ СЕ­БЯ В РО­ЛИ РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕ­ЛЯ КРУП­НО­ГО ПРЕД­ПРИ­Я­ТИЯ, ДРУ­ГОЙ КОМ­ФОРТ­НО В РО­ЛИ ХО­ЗЯЙ­КИ ДО­МА».

Легенда российского театра и кино, педагог, воспитавший несколько поколений российских артистов, Владимир Абрамович Этуш – один из любимейших актеров наших бывших и нынешних соотечественников. Несомненно, человеку, устами которого незабвенный товарищ Саахов произнес мгновенно ставшие крылатыми фразы: «Или я ее веду в загс, или она меня к прокурору» и «Спортсменка, комсомолка и просто красавица!», есть что сказать о представительницах прекрасного пола.


Правда, в этот раз в рубрике «Мужской взгляд» мы публикуем не совсем традиционный для нее материал, поскольку невольной участницей нашего разговора с Владимиром Абрамовичем стала его супруга Елена Этуш. Тем самым мы получили редкий шанс дать нашим читательницам возможность одновременно увидеть «мужские» и «женские» ответы на очень похожие вопросы.




ВЛАДИМИР АБРАМОВИЧ, НА ПРОТЯЖЕНИИ ДЕСЯТИЛЕТИЙ МНОГИЕ ЗРИТЕЛИ ВСПОМИНАЮТ О ВАС ПРЕЖДЕ ВСЕГО КАК О ТОВАРИЩЕ СААХОВЕ ИЗ «КАВКАЗСКОЙ ПЛЕННИЦЫ» ЛЕОНИДА ГАЙДАЯ. ЭТО НЕ РАЗДРАЖАЕТ?


Владимир ЭТУШ: Нет конечно. Приятно, что моего Саахова до сих пор любят.




ЧТО-ТО В ВАС ЕСТЬ ОТ ТОВАРИЩА СААХОВА?


В.Э.: Да, наверное. В каждом персонаже есть что-то от меня (смеется).




А В КОРОЛЕ ИЗ «СТАРОЙ, СТАРОЙ СКАЗКИ»?


В.Э.: Вот там меня очень мало.




ВАШИ САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ КИНОГЕРОИ БЫЛИ, КАК ПРАВИЛО, ВЕСЬМА НЕРАВНОДУШНЫ К ПРЕКРАСНОМУ ПОЛУ. А В ЖИЗНИ КАК? ГОВОРЯТ, В МОЛОДЫЕ ГОДЫ ВЫ БЫЛИ СЕРДЦЕЕДОМ?


В.Э.: Ну да, я замечал некоторое внимание к себе женщин (улыбается). И не могу назвать себя равнодушным к прекрасной половине человечества.




А КАКУЮ ЖЕНЩИНУ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, МОЖНО НАЗВАТЬ УСПЕШНОЙ?


В.Э.: Вот (показывает на Елену) успешная женщина – моя жена, Елена Евгеньевна, с которой я связан уже некоторый промежуток времени.


Елена Этуш: Мы женаты шесть лет (смеется).


В.Э.: Знаете, жизнь так устроена, что женщина всегда хочет замуж, а мужчина, как правило, не торопится связывать себя узами брака. Однажды этот вопрос встал и перед нами с Леной. И я понял, что должен пойти навстречу желанию моей дамы, чтобы сохранить наши отношения. Правда, уступая, я не переставал сомневаться. Во-первых, настораживала огромная разница в возрасте, несочетаемая, как мне казалось. Во-вторых, я думал, что Лене будет со мной очень скучно. Она человек очень одаренный, умный и деятельный. Но, тем не менее, Лена, выйдя за меня замуж и отказавшись от работы (Елена Евгеньевна – преподаватель английского языка. – Прим. ред.), полностью удовлетворилась своей новой ролью – хранительницы домашнего очага. Она очень мне помогает.




ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО УСПЕШНАЯ ЖЕНЩИНА, ЭТО ТА, КОТОРАЯ МОЖЕТ ДОБИТЬСЯ СВОЕГО…


В. Э.: И это тоже. Но в первую очередь успешна та женщина, которая находится на своем месте. А место у каждой свое. Одна хорошо чувствует себя в роли руководителя крупного предприятия, а другой комфортно в роли хозяйки дома.




ЕЛЕНА ЕВГЕНЬЕВНА, А ВЫ КАК СЧИТАЕТЕ?


Е. Э.: Я согласна с Владимиром Абрамовичем. Успешна та женщина, которая нашла свое место в жизни. Владимир Абрамович упомянул про возраст… Его сомнения, хоть и были вполне естественны и, наверное, неизбежны, но на деле оказались беспочвенны. Я считаю, что в отношениях между мужчиной и женщиной разница в возрасте не имеет значения. Или вы подходите друг другу, или нет. В последнем случае можно придумать тысячу причин, почему у пары не сложились отношения. У нас, к счастью, все складывается. Главное – чтобы в семье была гармония.




ВЛАДИМИР АБРАМОВИЧ, А КАКОЙ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ДОЛЖНА БЫТЬ НАСТОЯЩАЯ ЖЕНЩИНА?


В. Э.: Она должна быть Женщиной. По возможности красивой, интересной окружающим и не дурой. А остальное – как сложится.




ЕЛЕНА ЕВГЕНЬЕВНА, А КАКИМ ВАМ ВИДИТСЯ НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА?


Е. Э.: Умным и надежным.


В. Э.: То есть таким, как тот, что сидит перед вами (смеется).




ВЛАДИМИР АБРАМОВИЧ, А КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ТОМУ, ЧТО СЕЙЧАС МНОГИЕ ЖЕНЩИНЫ ВОЛЕЙ-НЕВОЛЕЙ ПРИОБРЕТАЮТ МУЖСКИЕ ЧЕРТЫ ХАРАКТЕРА: СТАНОВЯТСЯ СИЛЬНЕЕ, АКТИВНО ИДУТ РАБОТАТЬ В СФЕРЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, РАНЕЕ СЧИТАВШИЕСЯ МУЖСКИМИ?


В. Э.: Это естественно для нашего времени. Эмансипация. Но я не могу понять другого явления сегодняшних дней – когда мужчины хотят стать женщинами, и в меру своих материальных возможностей, а также возможностей современной хирургии ими становятся. Не нравится мне и то, что в характерах некоторых современных мужчин проявляются чисто дамские черты.




А КАКИМИ ВАМ ВИДЯТСЯ «ПРАВИЛЬНЫЕ» РОЛИ В СЕМЬЕ МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ?


В. Э.: Взаимозаменяемыми, естественно, до разумных пределов. В семье не должно быть обязанностей только для мужчины и только для женщины. Мужчина, когда надо, должен уметь и картошку почистить, и посуду помыть. Что я иногда и делаю, правда, очень редко (смеется).




А ЖЕНА ДОЛЖНА УМЕТЬ ПРИ СЛУЧАЕ И ПЕРЕГОРЕВШУЮ ЛАМПОЧКУ ЗАМЕНИТЬ?


В. Э.: По крайней мере, попытаться это сделать. Если не получится, тогда уж я помогу.




И ВСЕ ЖЕ ИМЕННО ЖЕНЩИНА ДОЛЖНА ХРАНИТЬ СЕМЕЙНЫЙ ОЧАГ?


В. Э.: Конечно.




А КАКИЕ ОБЯЗАННОСТИ У ХРАНИТЕЛЬНИЦЫ СЕМЕЙНОГО ОЧАГА, С ВАШЕЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ?


В. Э.: На рынок сходить, купить то, что надо, следить за тем, чтобы вовремя были оплачены и электричество, и телефон, и коммунальные услуги. А я, мужчина, должен доставить средства к существованию. Как говорится, добыть мамонта и принести его к семейному очагу.




ЕЛЕНА ЕВГЕНЬЕВНА, А ТЯЖЕЛО БЫТЬ ЖЕНОЙ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ЧЕЛОВЕКА?


Е. Э.: Это смотря какого. Тут главную роль играют человеческие качества. Конечно, большинство выдающихся людей адекватно воспринимают свою значимость и известность и помнят об этом. Но все-таки популярность и другие прелести – это на работе, на сцене, в кино, а дома он муж, обычный мужчина. Тяжело ли? Мне кажется, если у известного человека личностные качества хорошие, как у Владимира Абрамовича, то нет, легко. Да и может ли женщине быть тяжело, если рядом с ней настоящий мужчина?




ВЛАДИМИР АБРАМОВИЧ, В ЮНОСТИ ВЫ МЕЧТАЛИ НЕ ОБ АКТЕРСКОЙ, А О РЕЖИССЕРСКОЙ КАРЬЕРЕ, ПОСТУПАЛИ НА РЕЖИССЕРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ГИТИСА, НО ВСЕ-ТАКИ СТАЛИ АКТЕРОМ. КАК ТАК ВЫШЛО?


В. Э.: Да нет, я всегда хотел быть актером. На режиссерское отделение я действительно поступал, но это был вынужденный шаг. Кто-то в юности мне сказал, что актера из меня не получится, и посоветовал поступить в ГИТИС на режиссерский факультет. А меня туда не взяли.




И УЖЕ БУДУЧИ АКТЕРОМ И ПЕДАГОГОМ ТЕАТРАЛЬНОГО УЧИЛИЩА, ВЫ НИ РАЗУ НЕ ПРОБОВАЛИ СЕБЯ В РЕЖИССУРЕ. ПОЧЕМУ?


В. Э.: Не хотелось. Для режиссуры нужен особый склад ума, особое мышление. Не мое это. Никогда не чувствовал у себя таких способностей. Вот к педагогике меня всегда тянуло. И я ею серьезно занимался.




ЕСЛИ АКТЕР СТАВИТ СПЕКТАКЛЬ, ДА ЕЩЕ САМ ИГРАЕТ В НЕМ ГЛАВНУЮ РОЛЬ, ЭТО ПРАВИЛЬНО?


В. Э.: Тут дело чисто индивидуальное. У кого-то это получается, у кого-то – нет. Одним такая работа идет на пользу, а другим – во вред.




КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ПОЧЕМУ ТАК МАЛО РЕЖИССЕРОВ-ЖЕНЩИН?


В. Э.: Соображалки не хватает, масштаба, уж не обижайтесь. Режиссер – мужская профессия. Хотя, конечно, бывают хорошие режиссеры и среди женщин. Например, Татьяна Лиознова, Светлана Дружинина. Но такое редко случается.




А ЧЕМ ВАС ПРИВЛЕКАЕТ РАБОТА СО СТУДЕНТАМИ?


В. Э.: Живым общением и тем, что я могу воплотить в ней свое видение.




УДАЕТСЯ?


В. Э.: Да, в меру моих возможностей, в меру возможностей моих студентов и в меру того материала, за который мы беремся.




ПРОРАБОТАВ ДЕСЯТИЛЕТИЯ В ЩУКИНСКОМ УЧИЛИЩЕ, БУДУЧИ В ТЕЧЕНИЕ 16 ЛЕТ ЕГО РЕКТОРОМ, КАК ПЕДАГОГ ВЫ ВЫПУСТИЛИ ТОЛЬКО ОДИН КУРС. ПОЧЕМУ?


В. Э.: Правда, у меня был только один курс. Я занимался им четыре года и за этого время ничего не сыграл, нигде не снялся – все отдавал студентам. Это, наверное, стоило того, поскольку многие из моих учеников сегодня очень известные артисты, некоторые имеют звание народных. Но было очень тяжело. Я настолько был занят ребятами, что сам ничего не успел сделать за те четыре года. Вообще, работа со своим курсом очень трудоемкая и очень непростая. Потому я больше за нее и не берусь.




ВЫ СТАЛИ РЕКТОРОМ ТЕАТРАЛЬНОГО УЧИЛИЩА ИМЕНИ Б. В. ЩУКИНА В 1987 ГОДУ, А ВСКОРЕ ЭПОХА СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЗАКОНЧИЛАСЬ, И ВУЗЫ ОКАЗАЛИСЬ В ОЧЕНЬ НЕЗАВИДНОМ ПОЛОЖЕНИИ. ЧТО ВЫ СДЕЛАЛИ, ЧТОБЫ СОХРАНИТЬ ВУЗ, ЕГО КАДРОВЫЙ ПОТЕНЦИАЛ, ЕГО МАРКУ?


В. Э.: Наш вуз всегда был первоклассным и своего статуса никогда не терял. Мне не кажется, что в том, что училище сохранилось, только моя заслуга. У нас всегда был очень хороший педагогический состав. Политика училища никогда не менялась, а если мы натыкались на какие-то сложности, то старались вместе их обойти или же преодолеть.


Чтобы справиться с финансовыми неурядицами 90-х, я предпринял несколько шагов. Сначала удалось получить в собственность дом, находящийся напротив старого здания училища. Оно сейчас размещается в двух зданиях, а не в одном, как раньше. Часть помещений нового дома мы сдавали – сначала под магазин, потом под ресторан. Какое-то время это нам помогало.


А затем нашелся состоятельный человек, который предложил лично мне финансовую помощь. От личной помощи я отказался, но само предложение я с благодарностью принял. Так появился некоммерческий благотворительный фонд «Вахтангова, 12-а», названный по адресу училища. Он просуществовал довольно долго, но по желанию нового ректора свое существование прекратил.




А ВНУТРЕННЕГО КОНФЛИКТА МЕЖДУ ВАМИ КАК РЕКТОРОМ И ВАМИ КАК ТВОРЧЕСКИМ ЧЕЛОВЕКОМ НЕ ВОЗНИКАЛО?


В. Э.: Да нет, какой конфликт, раз уж я взялся за это дело?




В ЧЕМ СЕГОДНЯ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ВАША ЗАДАЧА КАК ХУДОЖЕСТВЕННОГО РУКОВОДИТЕЛЯ ЩУКИНСКОГО УЧИЛИЩА?


В. Э.: В основном в советах. Я был ректором 16 лет и успел за это время завоевать некоторый авторитет. Иногда ко мне прислушиваются.




КОГДА МЫ СМОТРИМ В ПРОШЛОЕ РУССКОГО ТЕАТРА, ТО ВИДИМ ТРИ ВЕЛИКИЕ ТЕАТРАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ – МАЛОГО ТЕАТРА, МХАТА И ВАХТАНГОВСКУЮ. В СОВРЕМЕННОМ ЖЕ ТЕАТРЕ ТАКИХ АВТОРИТЕТНЫХ ШКОЛ НЕ ПОЯВЛЯЕТСЯ. ЧТО-ТО ПОДОБНОЕ МОЖЕТ ВОЗНИКНУТЬ В НАШЕ ВРЕМЯ?


В. Э.: Мне кажется, принципиально не может. Театр уже не играет такой роли в жизни общества, как раньше, людей захлестнула попса, молодежь интересуется какими-то другими вещами, а наш российский театр далеко ушел от того театра, где властвовали эти авторитетные школы. Я не думаю, что в ближайшее время что-то изменится, к сожалению.




НО, С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, ТЕАТРЫ СЕЙЧАС ЗАПОЛНЕНЫ ПУБЛИКОЙ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ СТОЛИЧНЫЕ.


В. Э.: Это другое дело. У нас есть интересные спектакли, хорошие актеры и неплохие режиссеры. Но я говорю об общем направлении. По большому счету российский театр сейчас находится в плохом состоянии.




И ВЕЛИКИХ ТЕАТРАЛЬНЫХ АКТЕРОВ БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ?


В. Э.: Как это не будет?! Они обязательно появятся. Только вот когда… это большой вопрос.


Сейчас на сцене все стараются вывернуть наизнанку. Образно говоря, Гамлет у них страдает под кроватью, а Фальстаф бахвалится в ванне. Это все знаки времени, которые диктуются попсой. Классический спектакль с его равномерными ритмами не интересен, он скучен зрителю, потому что не соответствует ритму и духу времени. Но я уверен, что в конце концов мы вернемся к разуму.




ВЫ НЕГАТИВНО ОТНОСИТЕСЬ К СОВРЕМЕННЫМ ЭПАТИРУЮЩИМ ТЕАТРАЛЬНЫМ ПОСТАНОВКАМ?


В. Э.: Они, конечно, имеют право на существование. Но я убежден, что театру эпатаж не нужен. Эпатажу место только на рынке.




ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ О ТЕАТРАЛЬНОЙ РЕФОРМЕ И О СОКРАЩЕНИИ БЮДЖЕТНЫХ АССИГНОВАНИЙ НА КУЛЬТУРУ?


В. Э.: Время такое. Мы сейчас подвержены всяким реформам, что связано с переходом из одной политической субстанции в другую. И в принципе это процесс закономерный. Театр должен найти форму своего существования в условиях нового времени.


Тем не менее я убежден, что театр не может существовать на полной самоокупаемости. Как бы мы ни относились к советской власти, надо признать, что она финансово поддерживала театр, чем стимулировала его развитие.




ТОГДА, МОЖЕТ БЫТЬ, ДЛЯ РАЗВИТИЯ ИСКУССТВА, В ТОМ ЧИСЛЕ И ТЕАТРАЛЬНОГО, НУЖЕН ТОТАЛИТАРИЗМ?


В. Э.: Нет, не нужен. Искусство должно развиваться вольно. Во всяком случае, ему не следует находиться под жестким контролем, в том числе и со стороны государства. Конечно, орган, контролирующий искусство, скажем Министерство культуры, необходим, но ему не следует брать на себя запретительные функции. В конце концов, театр сам должен понять свой путь и выйти на правильную дорогу.




ВЫ ВСЮ ЖИЗНЬ РАБОТАЕТЕ В ОДНОМ ТЕАТРЕ – ИМЕНИ ВАХТАНГОВА. В ЭТОМ ВАША ВЕРНОСТЬ ВАХТАНГОВСКОЙ ТЕАТРАЛЬНОЙ ШКОЛЕ?


В. Э.: Другой школы я не знаю. И другого театра тоже. В Вахтанговский театр я пришел совсем мальчишкой, еще студентом Щукинского театрального училища, потом сходил на войну и вернулся сюда же. В этом театре я последовательно развивался как актер.


Вахтангов считал, что каждая пьеса должна обрести свою форму и все должно быть построено на основе системы Станиславского. Но в то же время он полностью отрицал лицедейство. Евгений Багратионович потряс публику своим спектаклем «Принцесса Турандот», где артисты были масками, но общались при этом не нарушая правды, как нормальные люди. Это отметили и оценили Константин Сергеевич Станиславский и Владимир Иванович Немирович-Данченко, которые присутствовали на премьере. И это до сих пор является стилем нашего театра. Вовсе не обязательно, что все спектакли Вахтанговского театра должны быть вычурны. Главное другое – общение актеров на сцене должно быть реальным и лишено всяческих кривляний.




НО ВЕДЬ В СВОЕ ВРЕМЯ СПЕКТАКЛИ ВАХТАНГОВА ЭПАТИРОВАЛИ ПУБЛИКУ, А СЕГОДНЯ ЕГО ШКОЛА И УЧЕНИЕ СТАЛИ КЛАССИЧЕСКИМИ…


В. Э.: Нет, не стали. Сейчас уже трудно понять, что значит классика. Вахтангов считал, что каждый спектакль должен иметь свою форму, а манера ощущения артистов должна быть неизменно реалистичной.




ПОЧЕМУ ЖЕ ВАХТАНГОВСКАЯ ШКОЛА ОКАЗАЛАСЬ СТОЛЬ ЖИВУЧЕЙ И ДО СИХ ПОР СОВРЕМЕННОЙ?


В. Э.: Не знаю. Приходите к нам в театр, посмотрите спектакли и – сами увидите ответ.




В ЮНОСТИ ВЫ УШЛИ ДОБРОВОЛЬЦЕМ НА ФРОНТ. ЧТО ЗНАЧИЛА ДЛЯ ВАС ВОЙНА?


В. Э.: Да, я попал на войну 19-летним мальчишкой. Был тяжело ранен, полгода лежал в госпитале. После ранения вернулся в Москву. Что она значила для меня? Не могу сказать, словами это невозможно передать. Война есть война. Но теперь о моем военном прошлом забыли. И мои коллеги в том числе.




В 1944 ГОДУ ВЫ ВЕРНУЛИСЬ В МОСКВУ ДРУГИМ ЧЕЛОВЕКОМ?


В. Э.: Трудно сказать. Наверное, я был тем же, просто поменялось мое ощущение мира.


По-настоящему рассказать о войне нельзя, ее надо почувствовать. О войне написано великое множество книг, некоторые, совсем немногие из них, правдивы. Например, произведения Василя Быков – это чистая правда.




В СВОЕЙ БИОГРАФИЧЕСКОЙ КНИГЕ «И Я ТАМ БЫЛ» ВЫ ТОЖЕ КАСАЕТЕСЬ ТЕМЫ ВОЙНЫ И МНОГОЕ ОПИСЫВАЕТЕ БЕЗ ПРИКРАС.


В. Э.: Да, касаюсь.




НА ВАШЕ ТВОРЧЕСТВО КАК-ТО ПОВЛИЯЛО ТО, ЧТО ВЫ ПРОШЛИ ВОЙНУ?


В. Э.: Наверное. Если человек проходит через войну, через все эти испытания, то обязательно что-то на нем от нее остается навсегда. Каким-то образом это влияет и на его личность, и на творчество.




В КИНО ВЫ ИГРАЛИ В ОСНОВНОМ ОСТРОХАРАКТЕРНЫЕ И КОМЕДИЙНЫЕ РОЛИ. НЕ ХОТЕЛОСЬ ЛИ СЫГРАТЬ НА ЭКРАНЕ БОЛЕЕ СЛОЖНУЮ, ПСИХОЛОГИЧНУЮ РОЛЬ, БЛИЗКУЮ К ВАШИМ ТЕАТРАЛЬНЫМ РАБОТАМ?


В. Э.: Конечно хотелось. Не предлагали.




А ЧТО ПЕРВИЧНО ДЛЯ ВАС – ТЕАТР ИЛИ КИНО?


В. Э.: Когда снимаюсь в фильме – кино, когда играю в спектакле – театр.




А ЧТО БЛИЖЕ?


В. Э.: Наверное, театр, все-таки я провел в нем больше времени.




А ЛЮБИМАЯ РОЛЬ У ВАС ЕСТЬ?


В. Э.: Все любимые. Когда начинаешь заниматься ролью, то какие-то черты своего характера переносишь на персонажа. А значит, герой становится мне близок и любим.


Е. Э.: Любимая роль есть у меня. В «Закате» по Бабелю Владимир Абрамович играл Арье-Лейба. Это, вообще, мой любимый спектакль. К сожалению, у нас даже записи этой постановки не сохранилось.


В. Э.: К сожалению, эти роли уже отошли. Луанс в комедии Шекспира «Два веронца», Журден в «Мещанине во дворянстве» Мольера, Купо в «Западне» Золя… Сейчас люблю играть князя К. в «Дядюшкином сне» Достоевского, и большую радость мне и публике доставляет роль, которую я играю в антрепризе «Неаполитанские страсти» Эдуардо де Филиппо.




ЭТОТ НОМЕР ЖУРНАЛА «БЛИКИ» ВЫХОДИТ В КАНУН 8 МАРТА? ЧТО БЫ ВЫ ПОЖЕЛАЛИ НАШИМ ЧИТАТЕЛЬНИЦАМ В ЭТОТ ПРАЗДНИК?


В. Э.: Здоровья, добра, счастья, детей, комфорта в доме. И хороших мужей – столько, сколько вы захотите (смеется).


Е. Э.: А я пожелаю только одного мужа, но хорошего (смеется). На мой взгляд, женщина счастлива тогда, когда рядом с ней любимый человек. Я воспитана в старых русских традициях и считаю, что предназначение женщины – дом. Поэтому и пожелаю всем нашим дамам семейного счастья, теплого домашнего очага и, конечно, замечательного спутника жизни.

ЭТУШ
Владимир Абрамович

Народный артист СССР, лауреат Государственной премии РФ.
Родился 6 мая 1922 года в г. Москве.
После окончания Высшего театрального училища имени
Б. В. Щукина
(курс А. А. Орочко) пришел в Театр имени Евг. Вахтангова.
Во время Великой Отечественной войны учился на курсах военных переводчиков.
На фронте попал
в стрелковый полк
и сражался в горах Кабарды и Осетии, принимал участие
в освобождении
г. Ростова-на-Дону, Украины. Награжден орденом Красной Звезды, медалями.
С 1945-го – преподаватель Театрального училища имени Б. В. Щукина,
с 1987 по 2003 год – ректор Высшего театрального училища им. Б. В. Щукина, профессор (1976).

ИЗБРАННЫЕ СЦЕНИЧЕСКИЕ РАБОТЫ:
Слуга Лаунс («Два веронца», У. Шекспир); Маска Бригеллы («Принцесса Турандот» К. Гоцци); Кровельщик Купо («Западня»,
Э. Золя); Журден («Мещанин во дворянстве»,
Ж-Б. Мольер);
Людовик Мерикур («Будьте здоровы»
П. Шено); Блендербленд («Миллионерша»,
Б. Шоу); Отто Марвульо («Великая магия»,
Э. де Филиппо);
Аттилио («Цилиндр»,
Э. де Филиппо);
Князь К.
(«Дядюшкин сон»,
Ф.М. Достоевский).

ИЗБРАННАЯ ФИЛЬМОГРАФИЯ:

«Адмирал Ушаков» (Сеид-Али), 1953,
реж. М. Ромм; «Овод» (Мартини), 1955,
реж. А. Файнциммер; «Время летних отпусков» (Мамедов), 1960, реж. К. Воинов; «Председатель» (Калоев), 1964,
реж. А. Салтиков; «Кавказская пленница» (Саахов), 1966,
реж. Л. Гайдай;
«Старая, старая сказка» (король и трактирщик), 1968, реж. Н. Кошеверова; «Старый знакомый (Самецкий)», 1969, реж. И. Ильинский; «Двенадцать стульев» (Брунс), 1971,
реж. Л. Гайдай;
«Тень» (Пьетро), 1971, реж. Н. Кошеверова; «Иван Васильевич меняет профессию» (Шпак), 1973,
реж. Л. Гайдай;
«Нейлон 100%» (Константин), 1973, реж. В. Басов; «Приключения Буратино» (Карабас-Барабас), 1975,
реж. Л. Нечаев;
«Как Иванушка-дурачок за чудом ходил» (факир), 1977, реж. Н. Кошеверова; «31 июня» (Мильгрим), 1978, реж.Л. Квинихидзе; «Ослиная шкура» (король Гастон), 1982, реж. Н. Кошеверова; «Макар-следопыт», (Ираклий), 1984,
реж. Н. Ковальский;
«Не будите спящую собаку» (Живоглаз), 1991, реж.
А. Бобровский;
«Мечты идиота» (Фунт), 1993, реж. В. Пичул; «Классик», 1998,
реж. Г. Шенгелия; «Поворот ключа»,
1999, реж. И. Щеголев.

Запись опубликована в рубрике 2007 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.