Екатерина и Александр СТРИЖЕНОВЫ. СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН

Ирина КВАТЕЛАДЗЕ
Фото из архива

«МУЖ­ЧИ­НЫ – ЭТО АБ­СО­ЛЮТ­НО ДРУ­ГИЕ СУ­ЩЕ­СТ­ВА, ИМ НА­ДО ВСЕ ПРО­ГО­ВА­РИ­ВАТЬ. НЕТ СМЫС­ЛА НИ ЖДАТЬ, НИ НА­ДЕ­ЯТЬ­СЯ, ЧТО ОНИ ЧТО-ТО ПОЙ­МУТ СА­МИ. ДУ­МАТЬ, ЧТО МУЖ­ЧИ­НА ДО­ГА­ДА­ЕТ­СЯ, ЧТО САМ ПРО­АНА­ЛИ­ЗИ­РУ­ЕТ И ПОЙ­МЕТ, – ГЛУ­ПО И БЕС­СМЫС­ЛЕН­НО. ОНИ СА­МИ КАК ПО­ТОМ ГО­ВО­РЯТ: А ЧЕ­ГО ТЫ МОЛ­ЧА­ЛА? СКА­ЗА­ЛА БЫ…»

ЕКАТЕРИНА, ВЫ МНОГО ЛЕТ ПРОРАБОТАЛИ ВМЕСТЕ СО СВОИМ МУЖЕМ АЛЕКСАНДРОМ СТРИЖЕНОВЫМ В ОДНОЙ ПЕРЕДАЧЕ – ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ, В ОДНОМ КАДРЕ. СКАЖИТЕ, СОВМЕСТНАЯ РАБОТА НЕ ВРЕДИТ ЛИЧНЫМ ОТНОШЕНИЯМ?
– Совсем нет. Я могу сказать и на собственном примере, и на примере некоторых наших знакомых из творческих профессий, что в какой-то момент совместная работа даже может спасти брак. Потому что мы были в состоянии конфликта, но вынуждены были постоянно встречаться по работе и общаться на деловые темы. Нам было необходимо разговаривать и, главное, договариваться. Таким образом мы пережили кризис семейной жизни, который часто встречается на десятом году совместной жизни и не обошел, увы, и нас. Необходимость производственная повлекла за собой и все остальное.

ДЕТИ ТАКИМ ОБЪЕДИНЯЮЩИМ ФАКТОРОМ БЫТЬ НЕ МОГУТ?
– Конечно могут. Семья только тогда становится полноценной, когда появляются дети. Когда любовь переходит в некую фазу – простите за это слово, когда чувства переполняют настолько, что хочется продолжения рода, и рождаются дети.
Другое дело, что нельзя жить вместе только ради детей. Потому что дети неизбежно вырастут, и тогда окажется, что жить нечем. Это плохая перспектива. Просто когда у людей нет общих целей и задач, которые их объединяют, тогда и возникает вопрос – для чего идти вместе? Быть может, имеет смысл идти в другую сторону? Вернее – в разные.
Да, иногда объединяющим фактором могут быть дети, иногда – банальный ремонт, иногда – совместная работа.

ВЫ ПРОИЗВОДИТЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ ОЧЕНЬ БЛАГОПОЛУЧНОЙ ПАРЫ, НО ВМЕСТЕ БЫТЬ ВООБЩЕ ТРУДНО. ЭТО КАК БЫ АКСИОМА, ТОЛЬКО ТРУДНОСТИ У ВСЕХ РАЗНЫЕ. В ЧЕМ ВАШИ ТРУДНОСТИ?
– Знаете, мы с Сашей проанализировали как-то наши даты семейной жизни и с удивлением обнаружили, что ссорились-то в последнее время только на производственной почве. Что у нас конфликты – это, собственно, разногласия на творческую тему. В жизни мы давным-давно понимаем друг друга с полуслова, и нам ничего не надо говорить – и так все понятно.

А НА ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПОЧВЕ СИЛЬНО ССОРИТЕСЬ?
– Сейчас, конечно, гораздо меньше. А раньше, когда мы сидели в одном кадре, постоянно. Мне казалось, что вот надо об этом сказать, а ему казалось, что вот об этом. Он вообще говорил: ты сиди и молчи, я сам все скажу. Меня такая позиция, конечно же, не устраивала. То, о чем я собиралась спрашивать, я считала очень важным, и вследствие этого возникали проблемы.

В СЕМЬЯХ ОБЫЧНО ТАК ИЛИ ИНАЧЕ РАСПРЕДЕЛЕНЫ РОЛИ. А У ВАС КАК?
– И у нас: я – мама, он – папа (смеется). А если серьезно… У нас все традиционно, включая распределение ролей и домашних обязанностей. Глава семьи у нас, конечно же, Саша. В таком вот женском окружении – жена и две дочери. Разве в таком розарии может идти речь о том, чтобы ему заниматься какими-то домашними делами? Мыть посуду, пылесосить… Зачем? Когда для этого есть столько женщин. Более того, у нас есть помощница по дому, две няни. А если надо что-то прибить, то Саша пригласит человека, который благополучно и профессионально с этим справится.

ОН ЛИДЕР? ГЕНЕРАТОР ИДЕЙ?
– Сложно сказать (задумчиво)… Он, скорее, такой вот… центр, вокруг которого все вертится. И все главные решения в нашей семейной жизни принимаются им. Конечно же, мы все обсуждаем вместе, но последнее слово за ним… Значит, он и есть лидер.

А КОГДА СЛОЖИЛИСЬ ТАКИЕ ОТНОШЕНИЯ? БЫЛИ КАКИЕ-ТО ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ? В КАКОЙ МОМЕНТ СТАЛО ПОНЯТНО, ЧТО РОЛИ РАСПРЕДЕЛЕНЫ И ОНИ УСТРАИВАЮТ ОБОИХ?
– Я понимаю, о чем вы, но у нас получилось так, что роли были распределены как бы заранее. Они были выбраны еще до всего, наверное, даже до того, как мы встретились. Для меня всегда была важна мужская фигура рядом, мужское плечо. Мне важно, чтобы со мной рядом был не ребенок, а мужчина, на которого я могла бы положиться. Зависимость, которой многие тяготятся, для меня всегда была приятна. Я ведь могу все сама, действительно могу все сама, но рядом с Сашей я совершенно другой человек – я просто женщина.
Для меня очень важно, чтобы обо мне заботились, чтобы рядом был сильный человек. Меня вполне устраивает роль жены при муже. В жизни, разумеется, но не в профессии.

НО СЕЙЧАС, НАДО ПОНИМАТЬ, СОВМЕСТНАЯ РАБОТА ЗАКОНЧИЛАСЬ…
– Нет, почему же. Недавно Саша пригласил меня поработать в своем новом проекте «Любовь-морковь». Это уже третья его работа как режиссера. Первый фильм – «Упасть вверх» – был снят вместе с Сергеем Гинзбургом. Второй, уже самостоятельный, – комедия «От 180 и выше», собравшая множество призов и имевшая хороший прокат. И вот теперь новый проект, в котором мне досталась, правда, не главная роль.
Он утвердил Кристину Орбакайте в паре с Гошей Куценко. Это потрясающая роль – мечта каждой актрисы. Есть что играть. Фильм «Любовь-морковь» – о кризисе семейной жизни на седьмом году… Впрочем, я не буду рассказывать сюжет. Тем более что мне досталась совершенно экстремальная роль – я играю несчастную разведенку, жену военного, мать двоих близняшек, да еще и в рыжем парике (смеется)!

ЭТО ВЕДЬ НЕ ПЕРВАЯ ВАША РОЛЬ В ФИЛЬМЕ МУЖА?
– Да, я сыграла одну из главных ролей в картине «От 180 и выше». Хотя сначала я не хотела сниматься у Саши. Было безумно страшно…

ЧЕГО ВЫ БОЯЛИСЬ?
– Того, что не смогу оправдать его ожиданий. Что я не смогу выполнить той задачи, которую передо мной ставит режиссер. Причем не просто режиссер, а именно Саша. А мне очень не хотелось его разочаровывать. Чтобы он не подумал, не дай Бог, что я плохая артистка. Мне было проще сказать, что я не снялась, чем сняться и…
Но, поработав с Сашей на съемочной площадке, увидев его вот в этой новой ипостаси, увидев, как он профессионально и четко работает, у меня было огромное желание, чтобы он пригласил меня и в свой следующий проект. И мне было досадно, когда я не получила в его новой картине заглавную роль.

А ВЫ НЕ СПРОСИЛИ – ПОЧЕМУ НЕТ?
– Нет, так и не спросила, почему он не дал мне шанса попробоваться на главную роль. Хотя, быть может, и напрасно. Я Кристине по-хорошему завидую, потому что это очень сложная и необыкновенно интересная роль: сыграть мужчину в теле женщины. И мне жаль, уже сейчас жаль, что я ее не сыграю.
А ВЫ ВСЕГДА МОЛЧИТЕ И НЕ ЗАДАЕТЕ ВОПРОСОВ? – То, что произошло, мне совершенно несвойственно. Это наш новый опыт, и имеет отношение только к профессии! Одно из священных правил нашей семьи: если что-то не устраивает – обязательно говори, не молчи.
Мужчины – это абсолютно другие существа, им надо все проговаривать. Нет смысла ни ждать, ни надеяться, что они что-то поймут сами. Думать, что мужчина догадается, что сам проанализирует и поймет, – глупо и бессмысленно. Они сами как потом говорят: а чего ты молчала? Сказала бы…

ВЫ МНОГО ЛЕТ ПРОРАБОТАЛИ ВМЕСТЕ В КАДРЕ, А СЕЙЧАС ОДНА. НЕ ТЯЖЕЛО?
– Знаете, тень отца Гамлета преследует (смеется)… Мне все время кажется, что Саша рядом сидит. А что касается тяжело или нет… Нет, не тяжело. Просто чуточку сложнее. Когда вместе, то ответственность пополам и в какие-то моменты просто-напросто можно отсидеться, отмолчаться… Вот когда в прямом эфире интервьюируешь гостя и, случается, задумаешься чуть дольше положенного – другой подстрахует. А сейчас все сама. Но сейчас мне это уже не сложно, а даже интересно.

ВЫ ВМЕСТЕ СНИМАЛИСЬ В КИНО В ЮНОСТИ, ВМЕСТЕ РАБОТАЛИ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ ВОСЕМЬ ЛЕТ, ТЕПЕРЬ СНИМАЕТЕСЬ В САШИНОМ ФИЛЬМЕ. А ЕСТЬ ЧТО-ТО СОВСЕМ-СОВСЕМ СВОЕ? И ЕСТЬ ЛИ В ЭТОМ ПОТРЕБНОСТЬ?
– Конечно же! Я учусь на третьем курсе в Гештальт-институте, и это совсем мое. Я решила это для себя сама, это мои интересы. Моя семья в какой-то момент была крайне удивлена моим отсутствием. И поначалу все – и муж, и дети – восприняли эту мою учебу очень настороженно. Ведь я фактически отнимала время у семьи. Особенно когда начиналась сессия и я вдруг пропадала на три дня. Это был такой шок! Но я отстояла свое право. К тому же они всегда с любопытством расспрашивали, чем я там занималась. А наше обучение построено таким образом, что мы не имеем права рассказывать о своих клиентах.
Что еще совсем мое? Я занимаюсь спортом, играю в театре, снимаюсь в кино, встречаюсь с подругами… Все, наверное.

ПОЧЕМУ ИМЕННО ГЕШТАЛЬТ?
– Мне кажется это очень актуальным. С помощью психоанализа мы обнаруживаем наши детские проблемы, видим, чем это оборачивается нам во взрослой жизни, но не знаем, что с этим делать. А Гештальт занимается тем, что происходит с человеком «здесь и сейчас»!

ЧТО ТАКОЕ УСПЕХ, С ВАШЕЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ?
– Это когда от твоего дела, твоего умения, твоей профессиональной реализации получаешь удовольствие и удовлетворение не только ты сам, но еще и окружающие. Когда это не холостой выстрел, а точное попадание в цель – в виде отдачи. Знаете, я не верю людям, которые говорят: «Ну, я это делаю для себя… Мне не важно, как на это реагируют люди…» Такое home-видео (скептически улыбается)… Вот лично для меня важен зрительский отклик, обратная связь. Хотя это не всегда совпадает… Бывает очень и очень интересный процесс выливается в результат, который не находит отзыва у зрителей. Но это естественно: это ведь творчество.

ЧТО ТАКОЕ УСПЕШНАЯ ЖЕНЩИНА?
– Мне кажется, что успешной можно назвать ту женщину, которой в первую очередь удалось состояться как женщине: найти свою вторую половину, родить ребенка. Потому что это все-таки самое главное. Конечно, хорошо, когда у женщины все хорошо – и в личной жизни, и в работе. Но такое бывает редко, потому что жизнь – это маятник. Гораздо чаще, когда у женщины все хорошо на работе, но нет семьи, нет времени, чтобы встретиться с кем-то, кого-то искать, чтобы завести эту семью. И еще чаще: талантливый человек, но совершенно не реализованный в профессии, потому что семья, дети, муж… И то одно мешает, то другое. При этом вторые гораздо счастливее, чем первые.
Наверное, успешная женщина – это та женщина, у которой получается быть счастливой, имея то, что она имеет.

КАК ВЫ ПОЗНАКОМИЛИСЬ?
– Мы познакомились, когда нам было по четырнадцать лет – на картине «Лидер» режиссера Бориса Дурова. Мы с Сашей играли параллельные главные роли, съемки были в Сочи… В общем, у нас случился служебный роман, который длится до сих пор…

ВЫ РАБОТАЕТЕ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ, СНИМАЕТЕСЬ В КИНО, УЧИТЕСЬ В ИНСТИТУТЕ. ЧТО ПРИНОСИТ САМУЮ БОЛЬШУЮ РАДОСТЬ?
– Когда у детей что-то получается (улыбается)…

А НАИБОЛЬШЕЕ УДОВОЛЬСТВИЕ?
– Когда мы все вместе. Вот те часы, когда все рядом – мы, девочки… А если это еще где-то у моря и Саша лежит с книжкой, но жизнь наша все равно кипит вокруг него… и нет никаких бытовых забот… Вот это ощущение – вместе и рядом. И все хорошо (улыбается)…

СТРИЖЕНОВ
Александр Олегович

Родился в семье актера Олега Стриженова. С детских лет участвовал в спектаклях МХАТ. В 1990 году окончил школу-студию МХАТ, мастерскую Александра Калягина. В 1989-91 гг. работал в московском Театре современной пьесы. С 1991 года – актер Театра Антона Чехова под руководством Леонида Трушкина. Снялся в более чем 30 художественных фильмах.
На телевидении – с 1995 года: один из ведущих программы «Кинематограф», ОРТ.
В начале 1997 года,
по предложению руководства ОРТ, вместе с женой Екатериной Стриженовой стал вести канал «Доброе утро».
Среди любимых театральных работ называет роль Джуда в спектакле Театра Антона Чехова «Чествование».
Как креативный продюсер сотрудничает
с рядом рекламных агентств.

ФИЛЬМОГРАФИЯ:
«Пощечина, которой не было», 1987, реж.
В. Багдасаров,
И. Шатров; «Захочу – полюблю», 1990,
реж. В. Панин; «Милый Эп», 1991, реж. О. Фомин; «Ка-ка-ду», 1992,
реж. С. Гурзо-мл.; «Звезды на море», 1992; «Ребенок к ноябрю», 1992, реж.
А. Павловский; «Снайпер», 1992,
реж. А. Бенкендорф; «Сотворение Адама», 1993, реж. Ю. Павлов; «Господа артисты», 1994, реж. В. Панин; «Статский советник», 2005,
реж. Ф. Янковский.

РЕЖИССЕРСКИЕ РАБОТЫ:
«Упасть вверх», 2002;
«От 180 и выше», 2005;
«Любовь-морковь», 2006.

СТРИЖЕНОВА
Екатерина Владимировна

С 5 лет училась танцу
в хореографическом ансамбле «Калинка».
С 6 лет на телевидении вела детские программы, концерты, снималась в телеспектаклях.
Вела на НТВ шоу-игру «Час фортуны». Затем перешла на ОРТ – в передачу «Доброе утро».
Играла в Театре-студии киноактера (спектакль «Щелкунчик»), в театре Антона Чехова («Чествование», «Гамлет», «Подземка», «Ужин с дураком»).
В настоящее время актриса «Ля театра» Вадима Дубровицкого («Слухи») и в антрепризе «Квартет И» («День выборов»).
Первая из российских звезд была лицом «Pantene». Лицо Дома моды Виктории Андреяновой.
Ведущая телеканала «Доброе утро» на Первом канале российского телевидения.

ФИЛЬМОГРАФИЯ

«Лидер», 1983, реж. Б.Дуров; «Полотенце
с петухом», 1984; «Страховой агент», 1985, реж. А. Майоров; «Светик», 1989, реж. О.Бондарев; «Захочу – полюблю», 1990, реж. В.Панин; «Побег на край света», 1991, реж.
А. Майоров; «Ка-ка-ду», 1992, реж. С. Гурзо-мл.; «Дорога никуда», 1992, реж. Е. Райская; «Снайпер», 1992,
реж. А. Бенкендорф; «Семь сорок», 1992; «Мушкетеры, двадцать лет спустя», 1992, реж.
Г. Юнгвальд-Хилькевич; «Тайна королевы Анны, или Мушкетеры тридцать лет спустя», 1993, реж.
Г. Юнгвальд-Хилькевич; Американский дедушка», 1993,
реж. И. Щеглов;
«Ангелы смерти», 1993,
реж. Ю. Озеров; «Империя пиратов», 1994, реж. Г. Гярдушян; «Купальня для принца», 1995, реж. Р. Бланк, Германия; «Графиня де Монсоро», 1997,
реж. В. Попков; «Му-му», 1997, реж. Ю. Грымов; «Другая жизнь, 2003, реж. Е. Райская; «Казанова», 2004, Рихард Бланк, Германия; «Гнев», 2005, реж. Атонесян;
«Классные игры», 2005, реж. В. Федотов;
«От 180 и выше», 2005,
реж. А. Стриженов;
«Свой человек», 2006; «Обрыв», 2006, реж.
В. Федотов; «Любовь-морковь», 2006,
реж. А. Стриженов.

Запись опубликована в рубрике 2006 №2. Добавьте в закладки постоянную ссылку.