Елена ЛЮКШИНОВА. ГОД ПЕТУХА. ЗНАК КОЗЕРОГА

Анастасия САЛОМЕЕВА
Фото из архива

В 2002 ГО­ДУ В МОСК­ВЕ СО­СТО­ЯЛ­СЯ ПЕР­ВЫЙ БАЛ, ОР­ГА­НИ­ЗО­ВАН­НЫЙ БЛА­ГО­ТВО­РИ­ТЕЛЬ­НЫМ ФОН­ДОМ «БА­ЛЫ-АС­САМ­Б­ЛЕИ ТРЕ­ТЬ­Е­ГО ТЫ­СЯ­ЧЕ­ЛЕ­ТИЯ». ВЫ­РУ­ЧЕН­НЫЕ ОТ НЕ­ГО СРЕД­СТ­ВА БЫ­ЛИ НА­ПРАВ­ЛЕ­НЫ НА БЛА­ГО­ТВО­РИ­ТЕЛЬ­НЫЕ ПРО­ЕК­ТЫ И АД­РЕС­НУЮ ПО­МОЩЬ НУЖ­ДА­Ю­ЩИМ­СЯ. С ТЕХ ПОР ЭТО СО­БЫ­ТИЕ (А ВСЕ­ГО ЗА ЧЕ­ТЫ­РЕ ГО­ДА БЫ­ЛО ПРО­ВЕ­ДЕ­НО ВО­СЕМЬ ТА­КИХ БА­ЛОВ) СТА­ЛО ОД­НИМ ИЗ ЦЕН­Т­РАЛЬ­НЫХ В СВЕТ­СКОЙ ЖИЗ­НИ СТО­ЛИ­ЦЫ, МЕ­С­ТОМ ВСТРЕ­ЧИ РОС­СИЙ­СКО­ГО ИС­ТЕБ­ЛИШ­МЕН­ТА.
ОБ ЭТОМ СО­БЫ­ТИИ РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ ЕГО ИНИ­ЦИ­А­ТОР И ГЛАВ­НЫЙ ОР­ГА­НИ­ЗА­ТОР, ПРЕ­ЗИ­ДЕНТ ФОН­ДА «БА­ЛЫ-АС­САМ­Б­ЛЕИ ТРЕ­ТЬ­Е­ГО ТЫ­СЯ­ЧЕ­ЛЕ­ТИЯ» ЕЛЕ­НА ЛЮК­ШИ­НО­ВА.

ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА, ПО ОБРАЗОВАНИЮ ВЫ АКТРИСА. УЧИЛИСЬ АКТЕРСКОМУ МАСТЕРСТВУ СНАЧАЛА В ГИТИСЕ, ЗАТЕМ В США В УНИВЕРСИТЕТЕ UCLA, СНИМАЛИСЬ В КИНО. НО ПОТОМ ЗАНЯЛИСЬ БИЗНЕСОМ, А ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ СОЗДАЛИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД. НЕ ЖАЛЕЕТЕ, ЧТО ОТКАЗАЛИСЬ ОТ ТВОРЧЕСТВА?

– Нет, совсем не жалею. Когда я училась здесь, мне все было очень интересно, я снималась – и мне это нравилось. А потом я уехала в США, училась там и тоже снималась в кино – и увидела, как по-настоящему должен идти процесс кинопроизводства. После трехлетнего пребывания в Америке я на несколько недель приехала в Россию и поняла, что назад не вернусь. Тут бурлила жизнь, столько всего происходило, столько открылось возможностей!
Но снова заниматься здесь актерской профессией я не смогла. Снялась в нескольких фильмах и осознала, что на этих съемках слишком много времени уходит в никуда. Сидишь по три часа и ждешь, когда тебе поставят свет, положат грим, когда все пообедают и так далее… То, что в США делается за одну смену, в России может занять несколько дней. А я своим глупым сидением теряю драгоценное время. Нет, это не для меня (смеется)!
А возможности для личного творчества – всегда есть. Надо просто уметь их находить.

В ВАШЕМ ОФИСЕ СРЕДИ СОТРУДНИКОВ ФОНДА Я НЕ ЗАМЕТИЛА НИ ОДНОГО МУЖЧИНЫ. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ – ЖЕНСКОЕ ДЕЛО?

– Сама благотворительность, конечно, нет. А вот работа в благотворительной организации, я думаю, больше подходит представительницам слабого пола.

ДЕНЕЖНЫЕ ГРАНТЫ, КОТОРЫЕ ВРУЧАЮТСЯ НА ВАШЕМ БАЛУ ВЕТЕРАНАМ СПОРТА И ЗАСЛУЖЕННЫМ ДЕЯТЕЛЯМ КУЛЬТУРЫ, – ЭТО ДАНЬ СВОИМ КОРНЯМ?

– Наша премия, от которой вручаются гранты, носит имя моего отца Юрия Демича. Он ушел из жизни очень молодым, в 42 года. И мы хотели посвятить это благородное дело его памяти. Папа был очень отзывчивым и добрым человеком, всегда помогал людям, готов был отдать нуждающимся последнее. И меня родители так воспитали.
Со спортом нас тоже многое связывает. Моя мама – профессиональная спортсменка, тренер, играла в сборной СССР по волейболу, а дед – известный футболист.

ПОХОЖЕ, ВЫ НАСТОЯЩАЯ ПАТРИОТКА: МОГЛИ БЫ ЖИТЬ В США, НО ВЕРНУЛИСЬ В РОССИЮ, ЗДЕСЬ ВЫШЛИ ЗАМУЖ ЗА НЕМЕЦКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ ГЕРТА ЛЮТТЕРА, НО В ГЕРМАНИЮ НА ПОСТОЯННОЕ ЖИТЕЛЬСТВО НЕ ПЕРЕЕЗЖАЕТЕ, ПРОДОЛЖАЯ РАБОТАТЬ НА РОДИНЕ…

– Да, патриотка. И России, и родного Питера. Я обожаю этот город. Но после Москвы жизнь в Санкт-Петербурге кажется слишком спокойной и медленной. Для меня ритм московской жизни – самый привычный. Тут, чтобы чего-то добиться, надо жить 24 часа в сутки и все успевать.
Я – мотор! И очень непоседливая. Наверное, потому, что по астрологическому году я – Петух, а по знаку зодиака – Козерог. Но что тут поделаешь (смеется)!

В ГЕРМАНИИ ВАМ ТОЖЕ СКУЧНО?

– Еще как! Максимум могу там пробыть две недели. Там очень размеренная жизнь. А здесь все время что-то происходит, ты постоянно в гуще событий. В Германии очень хорошо отдыхать.

А КАК СУПРУГ ОТНОСИТСЯ К ВАШЕЙ РАБОТЕ?

– Уже нормально. Сначала был ужас какой-то (смеется). Теперь он понял, что бесполезно меня куда-либо переманивать и говорить о чем-либо другом, кроме фонда.
Он у меня очень спокойный, не то, что я. Мы друг друга уравновешиваем. Герт – типичный немец. Правда, есть в нем одна черта, совершенно не характерная для немцев. Нашему фонду в принципе достаточно благотворительных денег, тех, которые идут на поддержку наших подопечных. А вот спонсорских средств, необходимых для организации работы фонда: аренду офиса, зарплаты сотрудников, – бывает, что и не хватает. И Герт мне здесь очень помогает: и офис оплачивает, и деньги на зарплату порой переводит, хотя немцам такое не свойственно, они очень бережливые.

У ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВАШЕГО ФОНДА ДВЕ СТОРОНЫ: ПРАЗДНИЧНАЯ – БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ БАЛ И БУДНИЧНАЯ – НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ РАБОТА С ТЕМИ, КОМУ НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ. РАССКАЖИТЕ ОБ ЭТОМ ПОДРОБНЕЕ.

– Бал у нас пока один в году, а остальное время мы посвящаем адресной помощи нуждающимся. Так, фонд ежемесячно выплачивает пенсии ветеранам спорта и заслуженным деятелям культуры, которым необходима материальная поддержка. Среди них – и те, кого мы награждали благотворительными грантами на балах, и те, кто по разным причинам не мог быть на нашем мероприятии. Также мы ежемесячно платим стипендии и оказываем другую помощь музыкально одаренным детям из фондов Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской. Их у нас немного – 12 человек, но, как часто бывает, родители талантливых детей – люди несостоятельные.
На нашем попечении находятся два детских дома. Дом ребенка при Можайской женской исправительной колонии, в котором живут малыши до 3–4 лет. И муниципально-православный детский дом в Ногинске. В нем живут дети постарше – от 8 до 15 лет.
Кроме того, уже два года подряд мы проводим акцию, посвященную ветеранам Великой Отечественной войны. Устраиваем для них праздник в Таманской дивизии, на котором вручаются денежные гранты, подарки, устраивается концерт и праздничный обед. На этот праздник также приглашаются наши жертвователи и VIP-гости, для них организуется экскурсия по дивизии, включающая в себя вождение танков, стрельбу из гранатометов, пулеметов, автоматов.
У нас много разовых проектов. Это и помощь детям, имеющим онкологические заболевания, и оплата дорогостоящих операций для неимущих детей, и помощь храмам. Так, по просьбе Владислава Третьяка мы купили автобус для глухих детей из Саратова, а по просьбе Людмилы Нарусовой и министра здравоохранения Тувы приобрели слуховые аппараты для больных детей из этой республики. Мы стараемся никому не отказывать в помощи, если видим, что она действительно нужна.

А КАК ВЫ ОПРЕДЕЛЯЕТЕ, ЧТО ЭТА ПОМОЩЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НУЖНА?

– Проверяем. Иногда сами ездим туда, откуда приходит просьба.

КОГДА В 2002 ГОДУ ВЫ ПРОВОДИЛИ СВОЙ ПЕРВЫЙ БАЛ, НЕ БЫЛО ОПАСЕНИЯ, ЧТО НАША НЕ ПРИВЫКШАЯ К ТАКИМ МЕРОПРИЯТИЯМ ПУБЛИКА ПРОСТО НЕ БУДЕТ ТАНЦЕВАТЬ?

– Мы этого боялись. Поэтому на первом балу перед танцами по 15 минут обучали гостей танцевать танго, румбу и другие танцы. И в программе было меньше танцев для гостей, а больше – показательных выступлений профессионалов. Но эти опасения не оправдались. После первого бала гости подходили и говорили: «Ну что ж так мало танцев! Мы сами танцевать хотим!» И я поняла, что с этой проблемой мы справились.
Затем мы звали на балы танцоров из Большого театра, чтобы они приглашали дам. А потом я увидела, что и они не нужны – публика сама поднимается и идет на танцевальную площадку.

А МУЗЫКАЛЬНУЮ ПРОГРАММУ КТО СОСТАВЛЯЕТ?

– Мы сами. Сами общаемся и с артистами. Приглашаем тех, кто готов выступить безвозмездно либо за небольшое вознаграждение. Ведь наш бал – благотворительный, и если я заплачу огромный гонорар артисту, то у меня не останется средств на денежные гранты, стипендии и другие программы фонда.
У нас безвозмездно пели Лев Лещенко, Николай Басков, Иосиф Кобзон, Тамара Гвердцители, Лариса Долина. И это приятно.

НА ВАШИХ БАЛАХ ОЧЕНЬ СТРОГИЙ ДРЕСС-КОД: ДЛЯ ДАМ ОБЯЗАТЕЛЬНЫ ДЛИННЫЕ ВЕЧЕРНИЕ ПЛАТЬЯ, ДЛЯ МУЖЧИН – СМОКИНГИ. ВСЕ ЛИ ГОСТИ ЕМУ СЛЕДУЮТ?

– К сожалению, нет. Но мы следим за тем, чтобы гости были одеты в соответствии с форматом мероприятия. Правда, есть и исключения. Некоторые VIP-гости иногда звонят и просят сделать для них исключение – ну не носят люди смокинги, не привыкли к этому еще.

И ВЫ РАЗРЕШАЕТЕ?

– А что делать? Рекомендуем хотя бы надеть черный костюм, белую рубашку и черный или однотонный строгий галстук. К тому же мы знаем, что, побывав у нас несколько раз и увидев, как нарядно одеты другие гости, человек в конце концов купит себе смокинг и в следующий раз придет уже в нем. У нас много таких случаев.
Единственное, в чем мы не пускаем на бал, так это в джинсах и коротких юбках. Дамам нельзя надевать и брючные костюмы (здесь, правда, мы сделали одно исключение – для Ирины Родниной, она принципиально не носит платья).

НАЗВАНИЕ ВАШЕГО ФОНДА ОТСЫЛАЕТ К РОССИЙСКИМ ТРАДИЦИЯМ ПРОВЕДЕНИЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ БАЛОВ, А ТАКЖЕ К АССАМБЛЕЯМ ПЕТРА I. ВЫ МНОГО ОТТУДА ПОЗАИМСТВОВАЛИ?

– Да, мы опирались именно на российский опыт. И ударение у нас на втором слоге – «ассамблеи». Кстати, наш фонд скоро сменит название: мы будем называться Национальный благотворительный фонд «Российские ассамблеи». Сейчас так много мероприятий стало называться «балами», не являясь ими на самом деле, что публика это слово уже не воспринимает.
Из прошлого мы заимствовали вход гостей в зал под живую музыку по парадной лестнице, обязательный вальс, благотворительные взносы и лотереи, принятые в старину. А в остальном – подстроились под современность. Поэтому в конце у нас играет и быстрая музыка.

СЛЕДУЮЩИЙ ВЕСЕННИЙ БАЛ ПРОЙДЕТ В АПРЕЛЕ В ВЕНЕЦИИ. ПОЧЕМУ БЫЛ ВЫБРАН ИМЕННО ЭТОТ ГОРОД?

– Мы давно хотели провести свой бал за границей. Венеция была выбрана спонтанно, но, как оказалось, мы попали в точку. Город очень романтичный, россияне его любят, но вот «русских» мероприятий, как оказалось, там еще не проводилось.
На три дня планируем привезти в Венецию 150 россиян. Для бала мы арендовали лучший, самый крупный палаццо в Венеции – Palazzo Pisani Moretta. Там будет сам бал, праздничный ужин и концерт. В бале примут участие не только россияне, но и представители итальянской стороны.
Кроме того, планируется провести благотворительный концерт, где выступят одаренные дети фондов Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича. Будет и вечеринка в казино, и трехчасовая прогулка на корабле с фуршетом и обедом. Поездка обещает быть очень красивой и интересной.

ЛЮКШИНОВА Елена Юрьевна

Президент фонда «Балы-ассамблеи третьего тысячелетия».
Окончила актерский факультет Государственного института театрального искусства имени Луначарского (ГИТИС)
и факультет «Кино, телевидение, видео» Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе (UCLA).
С 1994 года глава представительства немецкой фирмы InterMar в Москве.
В 2002 году создала
и возглавила благотворительный фонд «Балы-ассамблеи третьего тысячелетия».
За свою деятельность награждена орденом Петра Великого
«За укрепление государства Российского», орденом Ломоносова за выдающиеся заслуги и большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства.
Лауреат российского конкурса «Менеджер года – 2003» в номинации «Фонды
и общественные организации».
Член Гильдии американского кино (SAG) и член Гильдии российского кино.

Запись опубликована в рубрике 2006 №2. Добавьте в закладки постоянную ссылку.