НАДЕЖДА КОРЯГИНА. ЖИТЬ, КАК МЕЧТАЛИ ОБА

Татьяна ПУДОВА


ВСТРЕЧА

Надежда Русанова и Игорь Корягин встретились, когда обоим было уже за 40. Обычная деловая поездка, коих в жизни каждого из них случалось множество. Она – ведущий сотрудник московской мэрии, основатель нескольких городских служб, чьими услугами мы пользуемся до сих пор. Он – почти двухметровый красавец, успешный предприниматель, всей своей деятельностью стремившийся доказать, что бизнес должен и может быть красивым и честным. Она – жена известного дипломата, он разведен. У нее – дочь, у него – сын.
Сказать, что эта была любовь с первого взгляда, поток нахлынувших чувств, неправильно. Отношения развивались несколько месяцев, пока, наконец, оба поняли, что жить друг без друга не могут. Развод, свадьба, новая семья.
Они каждый день проживали так, как будто он был последним, словно предчувствуя, что судьба отвела для их счастья всего несколько лет. Когда Игорь заговорил о ребенке, Надежда сначала лишь отмахнулась: мол, в ее возрасте это просто невозможно. А он лишь сказал: «Надо только захотеть». И стал потихоньку подсовывать ей всевозможные вырезки из газет со статьями о женщинах, родивших в отнюдь не юном возрасте. А однажды, будучи на отдыхе на Сицилии, увидел магазин, витрину которого украшала фарфоровая кукла – спящий младенец. Несколько дней пришлось уговаривать хозяина, пока тот согласился ее продать. Игорь принес куклу в гостиницу и положил под руку к Надежде, пока та еще спала.

КИРИЛЛ

Кирилл появился на свет 12 октября 1996 года. Сказать, что Игорь был счастлив
и горд, значит ничего не сказать. Позднее он часто повторял: «Я за Кирилла глотку
перегрызу». И по тону становилось понятно, что открытый, дружелюбный и добрый
Игорь действительно может это сделать.
В три года он стал заниматься с сыном большим теннисом, позднее отдал в спортивную
школу. В пять лет впервые поставил его на горные лыжи. И в этом же возрасте
Кирилл, или Кирюха, Кир, Кирик, как его еще называют домашние, завоевал свой
первый кубок. Он великолепно плавает, играет на фортепиано и флейте. А чуть
подрастет, будет учиться играть на саксофоне.
В то же время он не сидит и не твердит часами нотную грамоту, не отрабатывает
подачи на корте и не зубрит заумные учебники. Это обыкновенный мальчишка, который
может и игрушки разбросать, и прийти домой весь испачканный в абсолютно сухую
и чистую погоду.
Но он – в прямом смысле этого слова – созидатель, а не разрушитель. Пока это
выражается лишь в детских играх, но у Кирилла есть все шансы перенести эту черту
характера и во взрослую жизнь.
Пока мы сидели в гостях у Надежды Корягиной, он прокопал четвертую комнату в
квартире из снега, вырытой им во дворе их загородного дома. Копал руками, собирая
снег в ведро и каждый раз поднимая его на поверхность из своего подземного царства.
И таких «квартир» на участке – несколько. Причем предварительно план каждой
из них мальчик чертит на бумаге и только потом приступает к строительству.
В
свои 9 лет Кирилл может отремонтировать любую технику, настроить телевизор,
магнитофон, починить мебель. Словом, руки у него растут оттуда, откуда им и
положено расти.
А еще он солнечный. В школе его так и называют «наше солнце». Как говорит мама,
у него всегда хорошее настроение. Если при необходимости разбудить Кирилла даже
глубокой ночью, он встанет, оденется и ни словом, ни видом не покажет, что хочет
спать.
Как и папа, он сдержанный, но чувство собственного достоинства в нем непоколебимо.
Надежда Федоровна рассказала, как однажды она в шутку назвала сына «дубина».
Он молча ушел, а через некоторое время вернулся с глазами, полными слез: «Мама,
никогда не называй меня «дубина». И так же, как и папа, он редко когда выставляет
свои чувства напоказ. Бывает только придет среди ночи со своим одеялом в мамину
спальню: «Мама, я к тебе», – и свернется калачиком под ее рукой.

ДОМ

На рождение сына Игорь подарил Надежде участок земли в Подмосковье с тем, чтобы
построить на нем дом. Дом, который всегда будет полон заботливых и любящих родных,
верных друзей, надежных партнеров. Дом, где всегда станут царить счастье, любовь
и взаимопонимание.
Его план Игорь нарисовал сам. Двухэтажный со стороны склона, одноэтажный – со
стороны возвышенности, красавец вырос на месте заброшенного картофельного поля.
В отличие от многих больших домов он не вызывает чувства пустоты и одиночества.
А все потому, что его внутренней отделкой занималась любящая жена, заботливая
мать и опытный организатор – сама Надежда Федоровна.
Именно она уговорила мужа уйти от банального желтого цвета и покрасить стены
снаружи в нежный розово-сиреневый, а крышу – серый цвет. Она же придумала поставить
в каминном зале две колонны, придавшие гостиной торжественный и в то же время
некий задумчивый вид. И именно она сама разукрасила барбекю гуашью 17 цветов
обычной акварельной кисточкой и покрыла лаком. В помещении, где не хватает природного
источника света, такой пестрый потолок оказался очень кстати.
А коллекцию ваз, которую она собирала с 20 лет, и многочисленные фигурки слоников
поставила вдоль стен, удачно решив проблему их пустоты. Некоторые вазы и статуэтки
пришлось разрезать. Нагрев лобзик, Надежда этим и занималась, находясь в декретном
отпуске.
Есть
в этом доме и китайская комната – там собраны вещи, привезенные из далекой восточной
страны: вазы из яичной скорлупы, а также вазы, выполненные по технике перегородчатой
эмали, практикуемой только в Китае. В соседней комнате собрана коллекция фарфоровых
кукол, почетное место среди которых занимает и тот самый спящий пупс, которого
Игорь подарил Надежде в Италии.
Бильярдная, бассейн, спортзал, музыкальная, библиотека, детская, кабинет… Как
ни странно, среди всех комнат именно последний является любимым местом Надежды
Федоровны в доме. Крохотное помещение с книжным шкафом во всю стену, письменным
столом с телефоном и рабочее кресло. Вот и все убранство. Именно здесь, сидя
за этим креслом, разговаривая по этому телефону и делая записи за этим столом,
Надежда Корягина думает и принимает решения. А думать приходиться о многом…

НАДЕЖДА

Ранним
утром 15 июня 2004 года по дороге в аэропорт Игорь потерял сознание, будучи
за рулем. Машина на огромной скорости врезалась в препятствие. Как тогда сказали
врачи, шанса спастись у него не было. Свой уход он словно предчувствовал. Порой
придет с работы поздно ночью, а Надежда терпеливо ждет его, сидя на диване в
каминном зале: «Ну почему ты так поздно?» А он лишь устало обнимет жену и скажет:
«Трудно тебе без меня будет».
Дом, друзья, статус, достаток. Все это в одночасье оказалось каким-то второстепенным,
неважным, ненужным. Но опустить руки, отдаться на волю чувствам Надежда Федоровна
не могла. Не имела права. И не только из-за сына – точной копии отца. Было еще
несколько сотен людей, судьба которых зависела от этой внешне мягкой, но внутренне
очень сильной женщины.
Дело в том, что в 1993 году Надежда вместе с Игорем открыли страховую фирму,
назвав ее «Дар», переименовав потом в ЗАО «Страховая компания «Дар-Москва».
О страховом бизнесе они знали только по рассказам друзей да прочитанным книгам.
Но главное, что они поняли из полученной информации, – дело стоящее. Начали
со страховой медицины, заключив договор с Московским лечебно-санаторным объединением,
включающим в себя три поликлиники, два стационара, пансионаты и санатории. Направление
«взяла» на себя Надежда. Игорь стал прорабатывать другие ниши.
Вскоре к медицине добавилась пожарная безопасность, строительно-монтажные работы,
прокладка коммуникаций, асфальтирование дорог, ремонтные работы в жилом комплексе,
лифтовое хозяйство. СК «Дар-Москва» получила лицензии на более чем 20 основных
видов страхования, а с 1994 года стала уполномоченной фирмой правительства Москвы
по страхованию нежилых зданий и сооружений, памятников истории и культуры.

ДАР

– У меня даже мысли не возникло оставить бизнес, фирму, людей, – рассказывает
Надежда Федоровна. – Я просто не имела на это морального права. А поскольку
сотрудники меня уже знали по медицинскому направлению, было в какой-то степени
легче. К тому же я всегда помнила: у Игоря остались дети, его наследники. Мне
нужно развивать и совершенствовать бизнес с тем, чтобы потом передать его им.
Конечно, было трудно. Часть людей ушли, друзья предали. Сотрудник, который возглавлял
один из департаментов, перезаключил все договора на другую компанию, сказав
клиентам, что «Дар-Москва» создала «дочку» и якобы теперь работает через нее.
Но мы нашли другие ниши, другие возможности, наконец, других людей. Работы на
этом рынке хватит всем. Главное, быть порядочным человеком и вести бизнес красиво
и честно, как всегда говорил Игорь.
С того момента, когда Надежда Федоровна возглавила компанию, прошло два года.
За это время она смогла добиться главного: увеличить уставной капитал фирмы
с 10 до 150 млн рублей – то, что при жизни хотел, но не успел сделать Игорь.
Хотя, что значит: увеличить уставной капитал? На бумаге это выглядит легко и
понятно. На деле – безумная работа, масса нервов, два года борьбы, три суда,
пока, наконец, 17 января этого года в офисе компании смогли повесить поздравления
и открыть бутылку шампанского за будущее, за перспективы.
Зато теперь «Дар-Москва» получила полное право участвовать в крупных тендерах,
удерживать у себя риски на большую сумму убытков, браться за более крупные проекты,
страховать более дорогостоящие объекты, наконец заниматься перестрахованием.

Но это в будущем. Хоть и ближайшем. А в прошлом – 13 лет безупречной репутации,
ни одного судебного процесса, выплаты страхователям – день в день. Встретить
рекламу компании где-то очень сложно – практически невозможно. Игорь всегда
считал, что лучшей рекламой является репутация. С ним согласна и Надежда Федоровна:

Мы только недавно повесили вывеску на входной двери. До сих пор же клиенты приходили
к нам, что называется, по рекомендации. Есть немало и тех, кто сотрудничает
с фирмой с момента ее основания. Секретов удержания клиентов у нас никаких нет.
Просто мы стараемся каждому человеку, пришедшему к нам, оказать такой спектр
услуг, чтобы ему просто не было необходимости обращаться ни к кому другому.
Наконец, всегда нужно видеть в своих клиентах прежде всего обыкновенных людей
со своими проблемами, характерами, жизненными обстоятельствами, а не ставить
во главу угла только прибыль.
К примеру, мы не раз оказывались в ситуации, когда человеку нужна была срочная
госпитализация или ребенку – операция. Так вот мы никогда в таких случаях не
требовали: первым делом деньги, а вот потом… Ни-ког-да! Всегда можно договориться
с медперсоналом, руководством больницы, если это связано с клиникой не «нашего»
профиля, и устроить человека, независимо от того – выходной на улице или рабочий
день, а уж потом оформить пропуск, перечислить деньги, собрать документы.
У нас так построена работа, что мы не гоняем клиента по несколько раз из-за
недостающей подписи, просроченной печати, неправильной фотографии. Для этого
в компании существует курьерская служба, которая берет на себя всю эту работу
и согласования.
– Это ж какими знаниями нужно обладать, чтобы поставить на поток деятельность
огромной фирмы, не растеряться в трудный момент? – спрашиваю у Надежды Федоровны,
задумчиво разглядывающей фотографии мужа.
– А я, если честно, до сих пор не знаю всего, что нужно. Страхование – очень
сложная отрасль бизнеса. Чтобы освоить все его тонкости, специфику, нужно долгое
время учиться, работать, читать специальную литературу. Но у меня есть высокопрофессиональные
сотрудники, которым я доверяю. Я же просто хороший организатор.

«ХОРОШИЙ»
ОРГАНИЗАТОР

Прилагательное «хороший» в отношении организаторских способностей Надежды Федоровны как-то мало применимо. Здесь бы, пожалуй, лучше подошло слово «высококлассный». А чтобы понять их истоки, нужно окунуться в комсомольские годы Надежды Корягиной.
– Мы все в той или иной степени были недовольны социальным строем, государственным устройством, – вспоминает она то время. – Но школа, которую прошла я, очень помогла мне в дальнейшем. Нас действительно учили работать. Причем не говорили: «Так держи ручку, так бумагу, это пиши, это говори». Нас сама жизнь учила быть собранным, организованным, воспитывала в нас чувство долга.
За Надеждой тянулись. В конце 60-х, когда она работала секретарем комсомола Химико-фармацевтического завода им. Н.А. Семашко, в комсомольские ряды уже практически не вступали. А у нее, как говорится, полный комплект. Энергией, энтузиазмом она заряжала все свое окружение.
Кроссы, марш-броски, соревнования, спортивные парады на Красной площади – это настолько сплачивало молодежь, что никто и представить не мог себе другой жизни. И именно благодаря Надежде Корягиной, на заводе, который, как оказалось, является родоначальником фармацевтической промышленности в России, в одном из первых появился музей.
После был райком партии, снова родной завод, куда ее направили секретарем партийного комитета и, наконец, Московский совет народных депутатов, где она проработала до рождения Кирилла. Будучи на государственной должности, Надежда Корягина с нуля разработала и внедрила систему повышения квалификации, которой пользуются до сих пор. Она же организовала справочно-информационную службу правительства Москвы «Семь семерок». Набирая порой эти цифры, мы не задумываемся, чего стоила вся эта работа.
Как вспоминает Надежда Корягина, надо было набрать людей, провести тестирование кандидатов, продумать и создать комнаты отдыха. Ведь просидеть семь часов в наушниках, выслушивая жалобы людей на неработающие лифты, прорвавшие трубы, отсутствие отопления, это требует колоссальных нервов и выдержки. Потом был телефон прямой связи с руководством города, служба, куда можно пожаловаться на противоправные действия органов милиции и чиновников, организация социально-бытового обслуживания первого состава депутатского корпуса.
Задумываясь о специфике работы женщины-руководителя, Надежда Корягина говорит:
– Конечно, женщине сложнее. Ей надо во время работы успеть купить продукты, продумать, что приготовить, хочется быстрее прийти домой. У меня дочь, которая недавно сама стала мамой, выросла с ключом на шее. Когда я ей предъявляю какие-то претензии, она с возмущением заявляет: «Мама, как ты можешь с меня что-то спрашивать, если ты воспитывала меня спиной и по телефону?» Но, с другой стороны, дети ведь во многом учатся на нашем собственном примере. И если Кирилл вырастет в честного, открытого, сильного, самодостаточного человека, думаю, что свою миссию как мамы я буду считать выполненной. В то же время именно материнское чувство помогает женщине быть внимательней и к другим людям, их проблемам и бедам. А потому и решения, принимаемые женщинами, зачастую более социально ответственные.

НАСТОЯЩЕЕ
И БУДУЩЕЕ

Сейчас Надежда Корягина является председателем Совета директоров общего с Игорем детища «Дар-Москва». У нее много планов по развитию бизнеса, распространяться о которых, наученная горьким опытом прошлых лет, когда предавали близкие друзья, она не хочет. На работе это волевая, умная и сильная женщина. А дома…
Во дворе загородного дома они вместе посадили липовую аллею, несколько каштанов, дубов, две рябины, клен и семь елок, одну из которых семья всегда наряжает на Новый год. Игорь вырос в Орле, знаменитом своими потрясающими красотой тургеневскими, фетовскими местами, а потому был пронизан любовью ко всему природному, чистому, красивому. В саду много цветов: васильки, анютины глазки, рододендроны и безумное количество роз, которые цветут до поздней осени.
Когда Надежде нужно принять важное решение, она мысленно всегда советуется с Игорем. А если по дороге на работу видит машину с номерами, какие были у него, сомнений в правильности уже не возникает.
Около поселка, в котором живет Надежда Корягина, есть родник, куда за водой люди едут за десятки километров. Надежда хочет поставить около этого родника часовню, а поселку дать имя Игоря. Жители не против. Три года назад благодаря Игорю Корягину этот, а также соседний поселок были газифицированы.
А еще она часто зажигает свечи около его фотографии и разговаривает. По колебанию пламени, цвету снимка, выражению лица становится понятно: доволен муж, отец, просто любимый человек тем, что происходит, как воплощаются в жизнь его задумки, или нет.
Все-таки странная эта дама под именем Судьба…

Запись опубликована в рубрике 2006 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.