СЕРГЕЙ ШАКУРОВ. СПОРТИВНЫЙ ХАРАКТЕР

Анастасия САЛОМЕЕВА

«Я НЕ ЛЮБЛЮ СУЕТИТЬСЯ, НИКОГДА НЕ ФОРСИРУЮ СОБЫТИЯ. УМЕЮ ЖДАТЬ.
У МЕНЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНО РАЗВИТА ИНТУИЦИЯ. И МОГУ СОВЕРШЕННО ТОЧНО СКАЗАТЬ, ЧТО ВСЕГДА ДОЖИДАЮСЬ ТОГО, ЧТО НУЖНО».

Говорят, он очень не любит слова «секс-символ». Однако именно так думают о нем миллионы российских женщин. И вряд ли сам Сергей Шакуров может это как-то изменить.
Он – актер первой величины. И в театре, и в кино. Его огромный талант неизменно вызывает восхищение. Но не меньшее восхищение вызывает имидж Шакурова. Правда, «имидж» не совсем подходящее слово, если речь идет об этом человеке. Скорее это аура, харизма, обаяние настоящего мужчины. Мужчины с большой буквы.
В нем нет ничего наносного и никакой звездности, что несколько удивительно для артиста его уровня. Не то чтобы он не знал себе цену. Отнюдь. Знает, и еще как – его высокая самооценка даже несколько шокирует.
В жизни он такой же, как и большинство его киногероев – мужественный, немногословный, бескомпромиссный, самодостаточный, внешне сдержанный. Но чувствуется, что где-то там, глубоко внутри, кроется яростный темперамент, который позволено видеть только очень близким людям.

СЕРГЕЙ КАЮМОВИЧ, ВЫ – ЧЕЛОВЕК СОВСЕМ НЕПУБЛИЧНЫЙ. О ВАС НЕ ЧАСТО ПИШЕТ ПРЕССА, ВАШИ ИНТЕРВЬЮ НЕ БАЛУЮТ ЧИТАТЕЛЕЙ И ТЕЛЕЗРИТЕЛЕЙ. ПОЧЕМУ?

– Я просто устал от всего этого. Публичность быстро надоедает, и я на определенном этапе своей жизни решил не растрачиваться. И потом меня очень раздражают публикации, герои которых, действительно известные люди, демонстрируют себя и своих близких, как говорится, во всей красе. Выходя порой за границы разумного. Это происходит тогда, когда с человеком что-то не в порядке. Или же когда он не может полностью себя выразить.

КАК ПРАВИЛО, ВАШИ ПЕРСОНАЖИ – СИЛЬНЫЕ И МУЖЕСТВЕННЫЕ ЛЮДИ. А ЕСЛИ БЫ ВАМ ПРЕДЛОЖИЛИ
РОЛЬ ПРОТИВОПОЛОЖНУЮ – ГЕРОЯ СЛАБОГО, БЕСХАРАКТЕРНОГО. ИЛИ КАКОЙ-ТО КОМИЧЕСКИЙ
ПЕРСОНАЖ. ВЫ БЫ СОГЛАСИЛИСЬ?

– Вообще-то у меня были такие персонажи. Например, в фильме «Самоубийца» по пьесе Николая Эрдмана, алкаш Колюн в фильме «Друг» – люди бесхребетные. Я люблю подобные эксперименты. Мне нравится находить внутри себя вещи, которые мне вроде бы не свойственны. Комические роли у меня тоже есть. И, конечно, хотелось бы сыграть еще. Ведь это совершенно иной пласт актерского мастерства. Кстати, сейчас я играю комическую роль в театре – в спектакле «Случайное счастье милиционера Пешкина» с Люсей Гурченко.

ВЫ НЕОДНОКРАТНО ГОВОРИЛИ, ЧТО ДЛЯ ВАС ПЕРВИЧЕН ТЕАТР, А
НЕ КИНО. ПОЧЕМУ?

– Так считаю не только я. Хороший артист «делается» в мастерской, а мастерская – это, прежде всего, театр. Кино – вторично. Для меня оно хобби.

КАЖДАЯ ВАША РОЛЬ В ТЕАТРЕ УДАЧНА. ОДНАКО ВАШИХ ТЕАТРАЛЬНЫХ РАБОТ НЕ ТАК УЖ И МНОГО…

– Я из тех артистов, которые не любят каждый день появляться на сцене. Я выбираю очень сложные роли, спектаклям отдаю очень много сил, сильно затрачиваюсь… Подобная работа требует накопления энергии, поэтому ежедневные спектакли невозможны.

У ВАС РЕПУТАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА, НЕ ТЕРПЯЩЕГО КОМПРОМИССОВ.
ЭТО ТАК?

– Наверное, это у меня от спорта. В юношеские годы я много времени и сил отдал акробатике. Как известно, в спорте не бывает компромиссов – там ты должен победить, получить лучший результат во что бы то ни стало. Именно спорт и выработал у меня такое отношение к жизни, к профессии, к людям.

НО ВЕДЬ И НАСТОЯЩИЙ АКТЕР ТАКЖЕ НЕ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ НАПОЛОВИНУ.

– В том-то и дело! Поэтому я и говорю, что не могу ежедневно играть на сцене – там нужно обязательно отдать частицу себя, выложиться полностью.

И ВАША БЕСКОМПРОМИССНОСТЬ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ НА ЛИЧНУЮ
ЖИЗНЬ, НА ОТНОШЕНИЯ С ДРУЗЬЯМИ, С СЕМЬЕЙ?..

– Естественно.

ТО ЕСТЬ С ВАМИ ТЯЖЕЛО?

– Да нет, я бы не сказал (смеется). Вообще-то с годами я стал более гибким. По крайней мере, не таким прямолинейным, как раньше.

ЕСТЬ ЛИ В СЕМЬЕ И В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ РОЛИ, КОТОРЫЕ
ПРИНАДЛЕЖАТ ТОЛЬКО МУЖЧИНАМ, И ТЕ, ЧЬИ ИСПОЛНИТЕЛИ –
ЖЕНЩИНЫ?

– Конечно, ведомый и ведущий. Женщина – ведомый, мужик – ведущий. Я думаю, что если ничего не изменится, то в ближайшие 300 лет так и будет…

ЗНАЮ, ЧТО В ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ ВЫ БЫЛИ ХУЛИГАНОМ И
ДВОЕЧНИКОМ И БОЛЬШЕ ВРЕМЕНИ ПРОВОДИЛИ В НЕСПОКОЙНЫХ АРБАТСКИХ ПЕРЕУЛКАХ, НЕЖЕЛИ НА УРОКАХ. ВАС РОДИТЕЛИ, НАВЕРНОЕ, СИЛЬНО РУГАЛИ?

– Да нет. Они меня не воспитывали и не контролировали. Мама все время проводила на работе, отец – на охоте. Мной никто не занимался. Зато была безграничная родительская любовь. Сколько бы я стекол соседям ни перебил, с кем бы ни подрался, сколько бы двоек из школы ни принес – меня никогда за это не ругали. После моего очередного приключения мама только попереживает и поплачет, а я ей улыбнусь – и она меня приласкает. Думаю, в этом и есть весь смысл воспитания. Детям нужна свобода и любовь.

НО С ДВУМЯ СВОИМИ СТАРШИМИ ДЕТЬМИ – СЫНОМ ИВАНОМ И
ДОЧЕРЬЮ ОЛЬГОЙ, ГОВОРЯТ, ВЫ БЫЛИ ДОВОЛЬНО СТРОГИ. ЛЕТОМ ПРОШЛОГО ГОДЫ ВЫ СНОВА СТАЛИ ОТЦОМ. ВЫХОДИТ, ЧТО С
ВОЗРАСТОМ ВАШЕ ОТНОШЕНИЕ К ВОСПИТАНИЮ ДЕТЕЙ ИЗМЕНИЛОСЬ?

– Да, конечно. Сейчас я уделяю ребенку больше внимания и времени. Ради него мне приходится отказываться от некоторых вещей – лишь бы только побыть рядом с этим созданием. Это совсем другая отцовская любовь, нежели та, которая была раньше. С возрастом приходит мудрость.

И СВОИМ ВНУКАМ ВЫ ТОЖЕ ПРЕДОСТАВЛЯЕТЕ БЕЗГРАНИЧНУЮ
СВОБОДУ?

– У меня трое внуков. И с ними я, что называется, отпустил поводок. Они делают все, что хотят. Да, и живем мы раздельно. Какая уж тут строгость (смеется)?!

МНОГИЕ АРТИСТЫ НЕ ХОТЯТ, ЧТОБЫ ИХ ДЕТИ ВЫБИРАЛИ ТУ ЖЕ
ПРОФЕССИЮ. А ВЫ?

– Жизнь показывает, что чада не всегда к нам прислушиваются. Я понимаю, что лучше моим детям этого не делать. Ведь наша профессия, честно говоря, не подарок. Если тебе повезло на роли и режиссеров, то это замечательно, а если нет – беда.

НО ВАМ-ТО САМОМУ ПОВЕЗЛО…

– У меня все было гармонично. Сначала была полная свобода, неучение в школе, за которое, как я уже говорил, меня никто не ругал. Мне много дало детство, проведенное во дворе и на улице. А потом спорт, акробатика и мое появление на профессиональной сцене. Наверное, если бы я рос жестко контролируемым ребенком, то у меня бы ничего и не получилось.

АКРОБАТИКОЙ ВЕДЬ ВЫ ЗАНЯЛИСЬ ПО СОБСТВЕННОЙ ИНИЦИАТИВЕ?

– Да. Так сложилось, что в 11 лет я попал в спортивную секцию и не на шутку увлекся акробатикой. Забыл об улице, о прежних товарищах, все время проводил на тренировках. Мои дворовые друзья стали хулиганами, многие из них потом имели проблемы с законом. То же самое могло произойти и со мной, но спорт меня спас.

А ПОТОМ ПОЯВИЛСЯ ТЕАТР…

– Не сразу. Я стал мастером спорта, начал завоевывать призы на различных столичных и всесоюзных юношеских соревнованиях. А в седьмом классе, параллельно с тренировками, начал ходить в драмкружок. На одном из спектаклей меня заметил драматург Виктор Сергеевич Розов, который привел меня в школу-студию при Центральном детском театре. Так я начал учиться на профессионального артиста. Я ужасно увлекся этим делом, стал ходить по ночам на репетиции к Анатолию Васильевичу Эфросу. И, представьте, меня, совсем пацана еще, артисты пустили в свой круг!

ВАМ ВЕЗЕТ НА РОЛИ ВОЖДЕЙ. ВЫ ИГРАЛИ СТАЛИНА, БРЕЖНЕВА…

– Не могу сказать, что везет. В фильме «Враг народа Бухарин», где я играл Сталина, материала, например, явно недоставало. Правда, я старался как-то обыграть то, что было. А вот своим Леонидом Ильичем я очень доволен – у меня сейчас как раз заканчивается работа над картиной «Брежнев» Сергея Снежкина, которая длилась около года.

НО ВНЕШНЕ ВЫ СОВЕРШЕННО НЕ ПОХОЖИ НА БРЕЖНЕВА. КАК ЖЕ
ВАМ ДАЛИ ЭТУ РОЛЬ?

– Да, никакого сходства! Но я владею искусством перевоплощения, а у нас не так уж много артистов-мужчин, которые им обладают (смеется).

ВЫ РАБОТАЛИ С АНДЖЕЕМ ВАЙДОЙ, МАРЛЕНОМ ХУЦИЕВЫМ, ПЕТРОМ ТОДОРОВСКИМ, АНДРЕЕМ КОНЧАЛОВСКИМ, НИКИТОЙ МИХАЛКОВЫМ, СЕРГЕЕМ СОЛОВЬЕВЫМ, ВАДИМОМ АБДРАШИТОВЫМ, ЮЛИУШЕМ МАХУЛЬСКИМ. С КЕМ ИЗ НИХ ВАМ БОЛЬШЕ ВСЕГО ПОНРАВИЛОСЬ СОТРУДНИЧАТЬ?

– Я всегда очень тщательно подходил к выбору режиссеров (смеется). С кем понравилось? С теми, с кем получилась картина и характер, который я делал.
Кстати, в театре мне тоже очень повезло. Общение в течение нескольких лет с Анатолием Васильевичем Эфросом, дружба и работа с Леней Хейфицем, хороший творческий период в театре Станиславского, когда я сыграл Сирано де Бержерака, – все это мне дало очень много. Потом я ушел в самостоятельную театральную жизнь и стал делать в театре то, что хотел. Я не люблю работать просто ради работы. Мне должно быть интересно.

ГОДА ДВА НАЗАД ВЫ НАЗЫВАЛИ ИМЕНА ДВУХ ТЕАТРАЛЬНЫХ РЕЖИССЕРОВ, С КОТОРЫМИ ХОТЕЛИ БЫ ПОРАБОТАТЬ. ОДИН ИЗ НИХ
ПЕТР ФОМЕНКО, А ДРУГОЙ – СЕРГЕЙ АРЦИБАШЕВ. УДАЛОСЬ ПРОДВИНУТЬСЯ В ЭТОМ НАПРАВЛЕНИИ?

– Немного (улыбается).
С Сергеем Николаевичем мы до сих пор обсуждаем этот вопрос, но пока не нашли точек соприкосновения. Однако мы очень хотим поработать вместе. И, думаю, время для нашей совместной работы придет. Я не люблю суетится, никогда не форсирую события. Умею ждать. У меня очень сильно развита интуиция. И могу совершенно точно сказать, что всегда дожидаюсь того, что нужно.

СЕЙЧАС МНОГИЕ ИЗВЕСТНЫЕ АКТЕРЫ АКТИВНО СНИМАЮТСЯ В ТЕЛЕСЕРИАЛАХ. А О ВАС ЭТОГО СКАЗАТЬ НЕЛЬЗЯ. ЗРИТЕЛЯМ ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ УВИДЕТЬ СЕРГЕЯ ШАКУРОВА В ТЕЛЕСЕРИАЛЕ ТОЛЬКО ОДНАЖДЫ – В «КУКЛЕ», ГДЕ ВЫ СЫГРАЛИ ГУБЕРНАТОРА…

– Я считаю, что жанр сериала очень опасен для артиста, из-за него он может выйти, что называется, в тираж. Мой губернатор в «Куклах» получился, как мне кажется, хорошо. Там был качественный материал – сценарий Олега Приходько. Я уже работал над фильмом по его сценарию – над «Распадом», где повествуется о Чернобыльской катастрофе. Но, честно говоря, я не сразу согласился играть в «Кукле», долго отказывался. В конце концов меня уговорил его продюсер Володя Досталь, с которым мы находимся в приятельских отношениях.

НЕ ПОЖАЛЕЛИ?

– Пожалел. Работа оказалась очень тяжелой. 26 дней я работал с утра до ночи. Через три недели смертельно устал и уже не получал никакого удовольствия от своего труда. Текст, который был огромен, даже по ночам снился. Да и партнеры достались не лучшие. Это были киевские артисты, не умеющие работать в кадре, и с ними пришлось повозиться. После этого я поклялся сам себе, что больше никогда не буду участвовать в сериалах.

СЕГОДНЯ КИНО И ТЕАТР ПРЕДЕЛЬНО КОММЕРЦИАЛИЗОВАНЫ. ВАШЕ ОТНОШЕНИЕ К ЭТОМУ?

– Это неизбежное явление. В советское время в театрах были громадные труппы, но работали в репертуарных спектаклях далеко не все актеры. Содержать такую махину бессмысленно и убыточно. Я понимаю, что людей надо трудоустраивать. Но поставьте себя на позицию режиссера: вы же не будете подбирать актеров в спектакль только по принципу, что он «застоялся» и давно ничего не играл! Принцип актерской занятости в театре и кино должен реализовываться только по уровню таланта.

А РАЗВЕ ПРАВИЛЬНО, ЧТО НАШИМ РЕЖИССЕРАМ ЗАЧАСТУЮ ПРИХОДИТСЯ САМИМ ИСКАТЬ ДЕНЬГИ НА СВОИ ПОСТАНОВКИ? ВЫ И
САМИ С ЭТИМ СТОЛКНУЛИСЬ, КОГДА ИСКАЛИ СРЕДСТВА ДЛЯ ПОСТАНОВКИ СВОЕГО ТЕЛЕСПЕКТАКЛЯ «АНДЖЕЛО».

– Это нормально. У меня была идея сделать телеспектакль к 200-летию Пушкина, но никто на него денег мне не давал. Вот я и начал суетиться сам. Мне удалось найти спонсора. Спектакль, по-моему, получился хороший. Правда, жаль, что его очень редко показывают. Не показывают и мою телевизионную инсценировку пушкинской «Полтавы».

ВЫ ХОТЕЛИ БЫ ПОВТОРИТЬ СВОЙ РЕЖИССЕРСКИЙ ОПЫТ?

– Конечно. Сейчас вот думаю о «Графе Нулине» Пушкина. Но хочется, чтобы люди увидели мою работу. А такое сейчас редко бывает. Например, Дима Месхиев снял замечательную картину – «Дневник камикадзе», недавно ее показали по телевидению. А вот в кинопрокате она не была. Почему? Мне не понятно. Я не могу предъявлять претензий к самому Диме, понимаю, что это не его работа. Но кто-то должен прокатывать картину, заботиться о том, чтобы ее увидели зрители. Фильм сделан три года назад, а зрители с ним фактически не знакомы. Жаль.

НО ОБ ОДНОЙ ВАШЕЙ КИНОРАБОТЕ НЕЛЬЗЯ СКАЗАТЬ, ЧТО ОНА БЫЛА НЕ ЗАМЕЧЕНА ЗРИТЕЛЯМИ. Я ИМЕЮ В ВИДУ КРЕСТА В «АНТИКИЛЛЕРЕ». НЕ ТРУДНО ЛИ ВАМ БЫЛО ПОСЛЕ КОСТЮМНЫХ РОЛЕЙ
ВЗЯТЬСЯ ЗА ОБРАЗ УГОЛОВНИКА, СЫГРАТЬ В МОЛОДЕЖНОМ
ФИЛЬМЕ, КОТОРЫЙ ДЕЛАЛА МОЛОДАЯ КОМАНДА?

– Да нет. Команда была классная. Ребята очень хорошо знали, что нужно делать. Егор Кончаловский и вся продюсерская группа удачно реализовали свой смелый замысел, они все просчитали, в том числе и раскрутку фильма. Поэтому зрители картину увидели. Да и трудно ее не заметить, если в течение нескольких месяцев 200–300 московских троллейбусов были украшены рекламой «Антикиллера». Так и надо делать.

У ВАС ЕСТЬ УЧИТЕЛЯ В ПРОФЕССИИ И ЖИЗНИ?

– Конечно. Это Федор Иванович Шаляпин и Юрий Владимирович Никулин.

ВИЖУ, ЧТО ВЫ ОЧЕНЬ АМБИЦИОЗНЫЙ ЧЕЛОВЕК…

– Да (смеется). Но про учителей я вполне серьезно говорю. Например, учась в школе-студии при ЦДТ, я каждое утро перед занятиями слушал пластинки Шаляпина. На его произведениях – романсах и оперных партиях – я многому научился.

СЕЙЧАС МНОГИЕ АКТЕРЫ ЗАПИСЫВАЮТ ДИСКИ СО СВОИМИ ПЕСНЯМИ. ВЫ ТОЖЕ ХОРОШО ПОЕТЕ. НЕТ ЛИ ЖЕЛАНИЯ ЗАПИСАТЬ
СОБСТВЕННЫЙ ДИСК?

– Нет, я пою для себя и своих зрителей, а совсем не ради популярности. У меня неплохо сделаны песни военных лет, сейчас также работаю над старыми песнями. Но мне не нужно, чтобы мои песни постоянно крутили по радио и на телевизионных концертах. Я живу в гармонии с собой и с окружающим миром, мне хватает того, что я сделал и делаю.

ШАКУРОВ
Сергей Каюмович

Родился 1 января 1942 года в Москве в семье известного охотника.
В школьные годы серьезно занимался акробатикой, стал самым молодым мастером спорта.
Окончил Школу-студию при Центральном детском театре.
Работал в театре на Малой Бронной,
в Центральном академическом театре Советской Армии,
в Драматическом театре имени
К.С. Станиславского.
Дебют в кино состоялся в 1966 году
в главной роли
в фильме Маноса Захариаса «Я солдат, мама». Сегодня в его фильмографии более 80 картин.
Народный артист России (1991), Заслуженный артист РСФСР (1980), лауреат Государственной премии СССР (1980), почетный кинематографист России (1996), вице-президент Московского фонда мира. Награжден орденом Почета (2002).

СПЕКТАКЛИ:

«Смерть Иоанна Грозного» А. Толстого, 1966, ЦАТ Советской Армии; «Сирано де Бержерак» Э. Ростана, 1980, Драматический театр им.
К.С. Станиславского;
«Я стою у ресторана»
Э. Радзинского, 1987, Театр им. Маяковского; «Иванов и другие»
по пьесе А. Чехова «Иванов» (ТЮЗ, 1993, режиссер Г. Яновская); «Гамлет» У. Шекспира (Театр Антона Чехова, 1994, режиссер
Л. Трушкин); «Маскарад»
М. Лермонтова (Драматический театр имени
К.С. Станиславского, 2000, режиссер
В. Шамиров) и др.

КИНОФИЛЬМЫ:

«Был месяц май», 1970, режиссер М. Хуциев; «Свой среди чужих, чужой среди своих», 1974, режиссер –
Н. Михалков); «Сто дней после детства» (1975, режиссер С. Соловьев); «Сибириада»
(1978, режиссер
А. Кончаловский);
«Вкус хлеба» (1979, режиссер А. Сахаров); «Спасатель» (1980, режиссер С. Соловьев); «Любимая женщина механика Гаврилова» (1981, режиссер
П. Тодоровский); «Портрет жены художника» (1981, режиссер А. Панкратов); «Наследница по прямой» (1982, режиссер С. Соловьев), «Парад планет»
(1984, В. Абдрашитов), «Приключения Шерлока Холмса
и доктора Ватсона. Сокровища Агры» (1983, режиссер
И. Масленников); «Визит к минотавру» (1987, режиссер
Э. Уразбаев); «Друг» (1987, режиссер
Л. Квинихидзе); «Враг народа Бухарин» (1990, режиссер Л. Марягин); «Самоубийца» (1990, режиссер
В. Пендраковский); «Собачий пир» (1990, режиссер Л. Менакер); «Армавир» (1991, режиссер
В. Абдрашитов); «Эскадрон» (1992, режиссер
Ю. Махульский);
«Пан Тадеуш» (1999, режиссер А. Вайда); «Тайны дворцовых переворотов» (2000, режиссер
С. Дружинина); «Антикиллер» (2002, режиссер
Е. Кончаловский); «Дневник камикадзе» (2002, режиссер
Д. Месхиев); «Антикиллер-2» (2003, режиссер
Е. Кончаловский); «Брежнев» (2004, режиссер С. Снежкин)
и др.

Запись опубликована в рубрике 2005 №3. Добавьте в закладки постоянную ссылку.