ИРИНА ШВЕДОВА. ВСЕ КРАСКИ МИРА НА СЕМИДЕСЯТИ КВАДРАТНЫХ МЕТРАХ

Беседу вела Марина ХАКИМОВА

Мужчине силу дают как раз слабые женщины. Чтобы выстоять, нужно увидеть слабость и нежность.

У певицы и актрисы Ирины Шведовой есть почетное звание – «сестренка». Так ее зовут ветераны Афганской и Чеченской войн. Они «породнились» с Ириной благодаря ее «Белому вальсу». Это песня-монолог современной девушки, солдатской невесты, которая никогда не наденет белого платья, никогда не закружится в танце вместе с любимым, потому что он погиб на войне.
Жизнь Ирины Шведовой – это бесконечные гастроли в самых разных городах бывшего Советского Союза. Несколько раз она выступала и в горячих точках, ведь именно там находятся ее самые преданные поклонники. Она поет о любви, о преданности, ее песни всегда полны драматизма и искренности. «Актерская песня» – жанр, в котором работает Ирина уже почти 20 лет. Она исполняет старинные русские романсы, шлягеры 40–60-х годов, новые хиты. Но что бы это ни было, это всегда не просто песня, это еще и немножечко театр. Театр одного актера, который поет…
Год назад влюбленные в Ирину солдаты выбили ей квартиру. До этого певица постоянно снимала жилье в Москве.
В свой новый дом Ирина попыталась вложить всю свою душу. И это ей удалось. Как только попадаешь в ее квартиру, понимаешь, что здесь живет творческий, теплый и очень душевный человек.

ИРИНА, РАССКАЖИТЕ, ГДЕ ВЫ ЖИЛИ РАНЬШЕ? Я СЛЫШАЛА, ВАМ
ПРИШЛОСЬ СМЕНИТЬ НЕ ОДИН ДОМ…

– Я переехала в Москву в конце 80-х из Киева. И все время снимала квартиры. За 13 лет сменила шесть адресов. Эти переезды меня настолько замучили, что последний переезд в новый уже собственный дом я просто не осилила. Меня перевозили мои друзья, они даже собирали вещи. Солдатики вынесли, принесли. Лифта еще не было. Пешком на 7-й этаж все это носили.

СКАЖИТЕ, А КАКИМ ОБРАЗОМ У ВАС ПОЯВИЛАСЬ ЭТА КВАРТИРА?

– Она заслужена моими многолетними трудами московскими. Об этой квартире хлопотало множество организаций, с которыми я работала. Начиная с правительства Подмосковья, УВД Московской области и заканчивая творческими организациями: Концертный зал «Россия» очень помог, Союз эстрадных деятелей. Было около 10 ходатайств, так что всех не перечислишь. Все эти бумаги были поданы на рассмотрение генерал-губернатору Борису Громову. Он и решил мою судьбу. Без этого у меня бы так и не было своей собственной крыши над головой.
С Громовым мы знакомы еще с 90-го года, когда я впервые спела песню «Белый вальс». За год до этого он выводил войска из Афганистана. И с тех пор каждый год 15 февраля мы собираемся вместе с ветеранами Афганской войны, общаемся. Потом уже к нам присоединились и ветераны других интернациональных войн.

РАССКАЖИТЕ О СВОИХ ПОЕЗДКАХ В ЧЕЧНЮ.

– Я была дважды в Чечне. Мы ездили с концертной бригадой, в которой были известные актеры, певцы. Очень многие солдаты там просили меня, чтобы я по возвращении в Москву отправила весточку их родным. Дело в том, что оттуда нельзя было писать письма, нельзя было сообщать родственникам, где они воюют. И я, когда вернулась в Москву, отправляла их родителям письма. У меня была целая картотека. Я писала: «Такого-то числа я видела вашего Петю, Сережу, Мишу… С ним все в порядке. Он жив». И все их фотографии проявила и выслала, чтобы родители хоть знали, что их дети живы.

А КАК ПРОХОДИЛИ САМИ КОНЦЕРТЫ?

– На войне выступаешь в полевых условиях. Перед выступлением там невозможно было ни краситься, ни макияж делать. Да еще и жара 45 градусов! Все вместе с потом стекает, поэтому и не думаешь ни о макияже, ни о прическе, ни о каблуках. Только о голосе. Пыль все время в лицо летит, попадает в рот, и оттого мучает кашель. Все время приходилось лицо косынкой прикрывать.
И, конечно, никаких гримерных там нет. Солдаты сидят на траве, мы стоим перед ними и поем. Подгоняют большую машину, которая вырабатывает энергию для нашей аппаратуры. Однажды из-за невозможной жары вся аппаратура вырубилась в одно мгновение. И что оставалась делать? Вот стоишь – перед тобой небо, поле и огромное количество солдат, которые ждут песен. И ты – поешь. Срываешь голос – и все равно поешь. Держишься только на волевых качествах. Собираешь все физические силы, потому что понимаешь: ты должен допеть во что бы то ни стало, потому что эти солдатские глаза, эти лица…

ЭТО, НАВЕРНОЕ, САМАЯ БЛАГОДАРНАЯ ПУБЛИКА…

– Они знаете, что мне говорили? Они говорили: «У нас впечатление такое, что мы отрезаны от мира, о нас забыли все на свете». И когда приезжают артисты, которые несут тепло, эмоции, солдаты очень благодарят. Я таких аплодисментов нигде не слышала. Для автографа они подставляли военные билеты, ладони, спины, береты, защитные косынки от ветра и пыли. Я никогда не забуду, как они сказали мне: «Ирина, мы с вашим «Белым вальсом» в бой идем!» В Чечне они уходят в бой, слушая песню, где есть такие строчки: «Где ты русский мой афганец? Ждет тебя твоя невеста!» Потому что не суть где – в Афгане, в Чечне. Суть в том, что есть любовь, есть преданность, есть любимая девушка, которая ждет. Или просто кто-то любимый. И это помогает им выжить.

ИРИНА, ВЫ САМИ ОЧЕНЬ ЖЕНСТВЕННЫ. КАК В ВАС МОГУТ СОВМЕЩАТЬСЯ – ВОЙНА И НЕЖНОСТЬ?

– Дело в том, что мужчине силу дают как раз слабые женщины. Чтобы выстоять, нужно увидеть слабость и нежность… Хотя иногда бывает очень тяжело. У меня, например, есть фотография, нерезкая, плохого качества, мы там сфотографировались в Чечне с большой группой солдат. Это была Ханкала, рядом с Грозным. Там самые страшные места. И как только наша концертная бригада уехала, на этом месте был бой, и практически никого из этих ребят в живых не осталось. Это была их последняя фотография… Один парень мне подарил берет своего погибшего друга…
А была еще и смешная история. Однажды я сфотографировалась с одним солдатом. Это было в страшную жару, в горах. И мы были в куртках нараспашку. Он мне повесил на шею свой автомат и отдал свой берет. А потом он попросил меня прислать ему домой фотографию – на память. Я записала его адрес, прислала в конверте фото с автографом. А через некоторое время приходит мне письмо от тещи этого солдата такого содержания: «Уважаемая гражданка Шведова! Мой зять на войне стал очень ветреным, и знайте, что вы у него не первая! Но у него есть семья и ребенок! И я не позволю вам разрушать семью!» В конце письма она требовала, чтобы я сообщила ей все о наших с ним отношениях, как далеко они зашли и насколько серьезно я собираюсь связывать себя с этим человеком. Я посмеялась, а потом подумала, что дело-то серьезное. Вдруг это последняя капля в чаше терпения тещи? Села и написала в самых вежливых и красивых выражениях нашу историю. Закончила так: «С любовью, ваша Ирина Шведова». Ответа я не получила. Но очень надеюсь, что мое письмо помогло устранить конфликт в семье.

ВЫ ДАВНО ДРУЖИТЕ С «БОЕВЫМ БРАТСТВОМ», С ВОИНАМИ-АФГАНЦАМИ. РАССКАЖИТЕ О НИХ. ЭТО, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ОСОБЕННЫЕ ЛЮДИ?

– Да, это так. Например, один воин-афганец, летчик, герой Советского Союза Валерий Бурков лишился на войне ног. Теперь он ездит в инвалидной коляске. Так вот как-то у меня на концерте он выкатился ко мне на сцену прямо на своей коляске и букет цветов держал в зубах! Это очень трогательно. На такое способны только афганцы.

РАССКАЖИТЕ, С ЧЕГО НАЧАЛОСЬ ОБУСТРОЙСТВО ВАШЕЙ НОВОЙ
КВАРТИРЫ?

– Оно началось задолго до того, как я узнала о ее существовании! Даже когда у меня не было никаких перспектив купить или получить свой дом, я все равно всегда мечтала о том, как он у меня будет выглядеть. Это, наверное, нормальная женская потребность. Я всегда интересовалась дизайном. Много лет назад я закончила изостудию, мне всегда был важен хороший вкус, уют, чистота жилья. Даже когда в гостиницу приезжаю, я всегда привожу с собой какие-то детали домашнего очага. Это могут быть салфеточки, чашечки, вазочки. Если я захожу в номер и мне неуютно, я обязательно переставляю мебель. Ставлю так, как она должна стоять в моем представлении. У меня лежит огромная кипа журналов по дизайну интерьера. Все это я изучила, пересмотрела. Надо же было подбирать и краску, и технологию, и оформление, идеи свои оригинальные как-то воплощать. Мне очень хотелось, чтобы это было не похоже ни на что, и в то же время, чтобы это отражало мой внутренний мир. Мне хотелось, чтобы мой дом в некотором роде напоминал театральные декорации. И все так и получилось.

Комната мамы

Первой в этом доме поселилась моя мама. Она переехала сюда из Киева, и ее комната была первым помещением в квартире, где можно было жить. А во всем остальном доме еще полным ходом шел ремонт. Для мамы мне хотелось создать такой мир, в котором ей бы было хорошо. Моя мама всю жизнь проработала актрисой в театре, поэтому ее комната немножко напоминает актерскую гримерку. И, конечно, здесь много портретов, фотографий, книг.

Кухня

А вот самое важное место в доме – кухня. Именно поэтому я хотела соединить ее со всем остальным пространством, где принимаю гостей, где живу. Я консультировалась у архитекторов, спросила, что можно ломать и насколько. Они мне немножко недодали развернуться. Например, стену между кухней и гостиной я хотела сломать целиком, но стена оказалась несущей, поэтому сделали только проем. С ней возились целый месяц! Разрезали по кускам, вставляли швеллера. Пыль столбом тут стояла.

Гостиная

Что касается обработки стен в гостиной, то я сказала строителям: «Стены просто красим». И все. Они говорят: «Как так? А штукатурить, а дырочки замазывать?» Но я решила просто закрасить стены и все. И сейчас они выглядят очень стильно. Когда уже все было придумано, все сделано, остался у меня только потолок в гостиной. Ну, прямо я не знала, что с ним делать? Строители стали готовить его к выравниванию. Проложили мальки, прошлись оранжевым валиком. Я зашла, увидела и говорю: «Все! Стоп! Потолок готов! Ничего больше делать не нужно!» Оставили так. Потом приделали деревянные решеточки по краям потолка, из них же сделали гитару, которая также украшает потолок. Получилось очень оригинально и красиво. А на кухне на потолке сделали деревянные перекрытия, как в средневековом замке.

Лоджии

У меня две лоджии, и одну я утеплила, поставила стеклопакеты, сделала из нее кабинет. Это мое укромное место, там можно поработать.
А из второй лоджии я делаю «закатную» комнату. Там мы будем сидеть на закате, ведь мои окна выходят на запад. Будем там чай пить, беседовать. Это воплощение моей давней мечты о веранде. Там будут и восточные мотивы, и западные.

У ВАС В ИНТЕРЬЕРЕ И ДИЗАЙНЕ СОВМЕЩЕНЫ ЭЛЕМЕНТЫ САМЫХ
РАЗНЫХ СТИЛЕЙ И НАПРАВЛЕНИЙ. ГОСТИНАЯ ВЫДЕРЖАНА В СОВРЕМЕННОМ ДУХЕ С ЭЛЕМЕНТАМИ ТЕАТРАЛЬНЫХ ДЕКОРАЦИЙ. НА
КУХНЕ МНОГО УКРАИНСКОГО – РУШНИКИ, СТАТУЭТКИ. НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОЛОРИТ ЧУВСТВУЕТСЯ ВО ВСЕМ…

– Я украинка на четверть, на другую четверть во мне польская кровь. А наполовину я русская. Когда меня спрашивают о национальности, я всегда отвечаю: «Я славянка!» И как личную драму я переживаю то, что славяне отгородились друг от друга.

ИРИНА, А КАК ВЫ ПОДБИРАЕТЕ МЕБЕЛЬ?

– Я просто иду в магазин. У меня есть несколько любимых магазинов, где продается домашняя утварь и мебель. Я там внимательно все осматриваю, изучаю. И от того, что я вижу, у меня рождаются идеи, сочетания одного с другим. Я отталкиваюсь только от того, что есть. Естественно, смотрю на цены.

ЦЕНЫ КАКУЮ РОЛЬ ИГРАЮТ?

– Цена имеет первостепенное значение! Ведь у меня есть бюджет, в который я должна уложиться. А вкус все-таки на втором месте. Кстати, очень дорогая вещь не всегда бывает практичной и красивой, а очень дешевая, наоборот, бывает и стильной, и удобной. Можно в этом убедиться на примере моего любимого светильника. Я его сделала сама из бронзовой краски (аэрозоль-распылитель) и малярной ленты, а в основе – металлолом – эбонитовое черное основание и алюминиевый абажур жуткого вида. Я их просто обмотала лентой и покрыла краской. Получилось произведение искусства! А что касается навороченных, модных, престижных вещей, я все это не люблю. Слово «престиж» я вообще не понимаю. Зачем он нужен человеку?

ГОСТИ К ВАМ ЧАСТО ПРИХОДЯТ?

– Я не представляю себе человека без друзей, а дома без гостей. Почти все мои друзья перебывали у меня в гостях. 16 декабря 2003 года я открыла сезон новоселья. Он до сих пор продолжается и неизвестно, когда закроется. Мне очень приятно, что люди сюда хотят возвращаться. Делаю все, чтобы друзья здесь чувствовали себя комфортно.

ШВЕДОВА Ирина

Родилась в Киеве,
в семье театральных актеров. Играла на сцене Киевского академического театра им. Ивана Франко,
в Киевском Молодежном театре,
в Мюзик-холле.
В мае 1986 года выступала с концертной бригадой перед ликвидаторами последствий на Чернобыльской АЭС, работала в коллективе народного артиста СССР Юрия Богатикова.
В 1990 году получила диплом на Всесоюзном фестивале «Песня года» за песню «Белый вальс». Этого же звания были также удостоены песни «Ведьма»,
«Листья Летнего сада», «Держи фасон».
В 1993 году заняла первое место на конкурсе «Шлягер-93». Среди русских эмигрантов особенно любима за песню «Америка-разлучница».
Награждена Почетной грамотой президента России Бориса Ельцина за участие в концертах для российских войск во время боевых действий в Чечне.

Запись опубликована в рубрике 2005 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.