ЛИНА АРИФУЛИНА. МАЛЕНЬКАЯ МОДЕЛЬ БОЛЬШОГО ШОУ-БИЗНЕСА

Марина ХАКИМОВА

Лина Арифулина, директор «Фабрики Звезд», – не просто бизнес-леди. Это такое явление природы, которое способно напрочь снести крышу всем, кто ее видел хоть раз в жизни.

Эта хрупкая дамочка – настоящий сгусток энергии. Она вершит судьбы «фабрикантов», которых сама Лина называет «мои дети», ставит концерты сразу нескольких звезд отечественной эстрады, воспитывает дочь, учит мужа татарскому языку, слушает джаз и обсуждает наряды со своими подчиненными.

В ее голове бесконечно роятся фантастические идеи, которые она так же фантастически приводит в исполнение.

Она – женщина-вихрь. И когда этот вихрь врывается в Звездный дом, кажется, что воздуха становится больше, стены раздвигаются и еще выше поднимаются потолки. Делать из серой концертной студии яркий волшебный дворец, а Золушек превращать в Принцесс – ее призвание.

Впрочем, вся ее жизнь напоминает старинную сказку. Только не о Золушке. А о паже, который однажды стал волшебником…



РАССКАЖИТЕ, С ЧЕГО НАЧАЛАСЬ ВАША РАБОТА НА ТЕЛЕВИДЕНИИ? ВООБЩЕ, С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ?

– Когда я была маленькая, я надевала мамины туфли и платье, брала в руки скакалку – это был мой микрофон – и ходила туда-сюда, изображая знаменитую певицу. Еще я сажала всех своих родственников в ряд и пела им песни, а они должны были мне аплодировать. Обычно они дарили мне фикус – это был первый цветок, который мне подарили. Я кланялась и просила аплодировать еще долго и много.



ТО ЕСТЬ В ДЕТСТВЕ ВЫ УЖЕ БЫЛИ АКТРИСОЙ. А КАК ПРОХОДИЛА ВАША ШКОЛЬНАЯ ЖИЗНЬ?

– Я училась хорошо, но, вы знаете, у меня сейчас такое ощущение, что я училась скучновато, школьные годы прошли как-то неправильно. Вот обычно все вспоминают это время, выпускные экзамены, выпускной вечер, потом собираются каждый год. А у нас этого совсем нет. Мы, к сожалению, так с тех пор даже ни разу и не собрались. У нас в классе не было той сплоченности, того романтического понятия «школа», о котором многие любят рассказывать. У меня не было любимой учительницы.

Я больше жила своей жизнью: бегала слушать музыку, смотреть кино, ходила по театральным студиям. Вот этим я жила! Для меня кино было на первом месте. Я выписывала журналы. Помните журнал «Советский экран»? Я его всегда читала, ходила на все кинофестивали. Хотя был жуткий дефицит, билеты можно было достать только с большим трудом, но я как-то ухитрялась. Я даже устроилась работать на киностудию «Мосфильм», чтобы быть поближе к кино, – ходила там, смотрела, наблюдала.

Меня всегда интересовала человеческая психология. Хотя тогда даже понятия такого не было. Это сейчас появились профессиональные психологи, книги интересные. А раньше мне просто очень нравилось наблюдать за людьми. Я всегда с жадностью это делала. Где-нибудь сяду на табуреточке и смотрю за всеми – как кто двигается, как что говорит. Это мне было безумно интересно. Вообще, мне кажется, что в эти минуты наблюдения я видеокамера и записываю все это. Потом уже мое умение наблюдать дало огромный практический опыт.



ВЫ СЛЕДИЛИ ЗА ТЕМ, КАК РАЗВИВАЛСЯ ШОУ-БИЗНЕС В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ?

– Тогда такого понятия даже не было – шоу-бизнес. Да и быть не могло. Не думал об этом никто. Были артисты, которых показывали на праздничных концертах, а я смотрела на них и мечтала с ними работать. Например, с Валерием Леонтьевым я мечтала работать, еще когда была маленькая, а спустя много лет поставила все его шоу и все его концерты.



А У ВАС БЫЛ ТОГДА УЧИТЕЛЬ, НЕПОКОЛЕБИМЫЙ АВТОРИТЕТ?

– Авторитетом на тот момент у меня был только Федерико Феллини. Я видела все его фильмы, читала все его сценарии. Помните, был такой толстый журнал «Киносценарии»? Я читала сценарии, а потом смотрела, как Феллини это сделал на экране. По нескольку раз смотрела. Тогда же не было видеомагнитофонов, чтобы спокойно дома посмотреть. Это только сейчас грандиозные возможности и, если хочешь, можешь заниматься самообразованием сколько угодно.



ФЕЛЛИНИ ДО СИХ ПОР ОСТАЛСЯ ВАШИМ САМЫМ ЛЮБИМЫМ РЕЖИССЕРОМ?

– Нет, появились другие. Люк Бессон и Педро Альмодовар. У них другая эстетика, более современная. Видимо, иносказательная эстетика Феллини тогда для меня была актуальна, а сейчас и время другое, и я другая. Я же не стою на месте. Меняются ощущения, взгляды, мысли, постоянно идет накопление информации. И дети меня тоже учат, с ними я многое открываю.



У ВАС АКАДЕМИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, ВЫ ВСЕГДА БЫЛИ УВЛЕЧЕНЫ КЛАССИЧЕСКИМИ ВИДАМИ ИСКУССТВА. ПОЧЕМУ, ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, ВЫ ПРИШЛИ В МАССОВУЮ КУЛЬТУРУ, ГРУБО ГОВОРЯ – В ПОПСУ?

– Ну, я же не пою! Если бы я это пела, мне бы, наверное, было тяжело. Но я же режиссер, и классическое музыкальное образование мне здесь только помогает. Любой номер на «Фабрике Звезд» сделан по тем же самым канонам классического искусства, что и классический музыкальный спектакль – опера, например, но только в формате популярной музыки – запев-припев.



ВЫ РАБОТАЛИ ПРАКТИЧЕСКИ СО ВСЕМИ РОССИЙСКИМИ МЕГАЗВЕЗДАМИ – С ПУГАЧЕВОЙ, ЛЕОНТЬЕВЫМ, КИРКОРОВЫМ СДЕЛАЛИ ИХ ЛУЧШИЕ КОНЦЕРТЫ, ИХ ЛУЧШИЕ НОМЕРА. СКАЖИТЕ, С КЕМ ВЫ ОСОБЕННО ЛЮБИТЕ РАБОТАТЬ?

– Леонтьев был первый, кто доверил мне делать свой концерт. Потом были Филипп Киркоров и Алла Пугачева. Каждый из них появлялся, естественно, по мере моего профессионального роста, вносил что-то свое, новое. Ведь все звезды очень разные – и в жизни, и в творчестве.



ВЫ К КАЖДОМУ НАХОДИТЕ СВОЙ ПОДХОД. КАК ВАМ ЭТО УДАЕТСЯ?

– А мне помогает мое наблюдение на стульчике! Я не испытываю в общении с ними никакого дискомфорта. Могу любого увлечь и сделаю это моментально! Мне все говорят: «Лина, так, как ты убеждаешь, никто не может убедить!». Сейчас для артистов Лина Арифулина – это имя нарицательное, это режиссер, который переделывает. Даже известные артисты приходят ко мне именно тогда, когда понимают, что им пора меняться, освежиться, пора что-то новенькое сделать!



ЛИНА, ВСПОМНИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СВОЮ САМУЮ ТРУДНУЮ РАБОТУ!

– Я безумно люблю свою работу, поэтому она никогда не была трудной. Если работа с кровью, значит, что-то было сделано неправильно, что-то изначально было заложено неверно. Концерты, которые я ставлю, отличает особый темпоритм – они все время на взлете. Я люблю нюансы, люблю иносказательные вещи, использую разные жанры, активно использую цирковые трюки в своих номерах. Мне вообще нравится эклектика. Ведь все жанры хороши, просто нужно уметь их грамотно использовать.



СКАЖИТЕ, НА «ФАБРИКЕ ЗВЕЗД» У ВАС ЕСТЬ ЛЮБИМЧИКИ?

– Я ко всем детям отношусь абсолютно ровно. Я ведь понимаю их! Они постоянно находятся в замкнутом пространстве, а это очень непросто! И вообще «Фабрика Звезд» – это не то, что кажется на первый взгляд. Кажется, что все здесь глянцево, красиво, эффектно. А на самом деле это очень тяжелая и непростая история. Круглосуточно находиться под наблюдением видеокамер – это огромная физическая и психологическая нагрузка. А есть еще и пятничные номинации, когда выбор – либо уйдешь, либо останешься – неизбежен. Это очень тяжело. И я уверена, что детям, которые пройдут этот путь переживаний и откровений, в жизни будет полегче. Потому что номинация – это очень суровое испытание. Ведь каждый из них должен решить – кому отдать звезду. Тому, кто твой друг, или тому, кто хорошо поет. Это очень тяжелый выбор. Дети «Фабрики» потом по жизни будут отвечать за свои слова, будут чувствовать меру своей ответственности. «Фабрика Звезд» – это маленькая модель большого шоу-бизнеса.



ЧТО НУЖНО, ЧТОБЫ ПОПАСТЬ НА «ФАБРИКУ ЗВЕЗД»?

– Первое – это вокальные и актерские данные, внешний вид, умение двигаться, хотя бы начальная пластика. Есть такое слово «харизма», смысл которого я до конца не понимаю. Но вот эта магическая харизма очень важна. Мне очень нужно увидеть в человеке Божью искру. Должно быть видно, что этот человек не просто пришел на эту землю, а пришел петь. Это ведь сразу видно!



ЛИНА, ВЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ДИРИЖЕР, МУЗЫКАНТ, РЕЖИССЕР, ПЕДАГОГ. КАКАЯ ПРОФЕССИЯ ДЛЯ ВАС САМАЯ ВАЖНАЯ?

– Я думаю, что в первую очередь я – человек.



НА КАКИЕ КАЧЕСТВА ВЫ СМОТРИТЕ, КОГДА БЕРЕТЕ ЧЕЛОВЕКА В СВОЮ КОМАНДУ?

– Это должен быть человек одной со мной волны, одного настроя. Мы должны быть братьями по крови, по духу. В моей команде люди, которые понимают меня с полуслова. Они ощущают все нюансы. Можно просто повернуться – и он уже все понял! Но такая команда вырабатывается годами!



ЧАСТО ГОВОРЯТ, ЧТО ШОУ-БИЗНЕС ПОСТРОЕН НА ЖЕСТОКОСТИ, НА КОРЫСТИ, НА ЛЖИ…

– А вы мне скажите, где просто? Почитайте газеты, где сейчас легко? А про сложности шоу-бизнеса говорят, потому что он на поверхности, на виду. Работают журналисты, снимают камеры. Шоу-бизнес – это первое, о чем всегда говорят. Сначала о шоу-бизнесе, а потом о спорте и всем остальном. У нас ведь так много знатоков в этой области: все знают, кому надо петь, а кому не надо (улыбается)!



А ВЫ БЫ ОТДАЛИ СВОЮ ДОЧЬ, ПЯТИЛЕТНЮЮ АЙНУ, НА «ФАБРИКУ ЗВЕЗД»?

– Я бы сначала посмотрела, есть ли у нее к этому талант. Пока она еще слишком мала. Конечно, она поет, но говорить о том, что она будет певицей, звездой, пока еще рано. Я вообще не люблю такое понятие, как звезда. Человек! Артист! Предназначение! Мне такие слова больше нравятся.



ВЫ УЧИТЕ ЕЕ МУЗЫКЕ?

– Айна очень любит танцевать. Она как слышит музыку по телевизору, сразу начинает вальсировать. И спрашивает меня: «Мама, я правильно делаю?» Мы тут недавно с ней смотрели «Криминальное чтиво» Квентина Тарантино. Помните, там есть такой кусок, где Ума Турман с Джоном Траволтой танцуют? Так ее от экрана было не оторвать. А на следующий день мы пошли с друзьями в ресторан. Айна из-за стола убежала куда-то, и тут друзья меня толкают, говорят: «Смотри, смотри, твоя-то, твоя!» Я поворачиваюсь и вижу, что моя дочь делает то, что вчера делала Ума Турман!



ВЫ УЖЕ С МЛАДЕНЧЕСТВА ПРИУЧАЕТЕ ДОЧЬ К СВЕТСКОЙ ЖИЗНИ – РЕСТОРАНЫ, КИНОТЕАТРЫ…

– Когда я была на восьмом месяце беременности, я летала на дельтаплане. Мне рожать через три недели, а я летаю на дельтаплане с инструктором! Ну, захотелось мне испытать это невероятное ощущение! А сейчас мне моя дочь говорит: «Мама мы с тобой птички! Ты и я – птички». У нее, видимо, запечатлелся наш полет во время беременности, мои эмоции. И она понимает мою работу, ведь я ее с рождения таскаю на все свои записи.



КОГДА ВАС ДОЛГО НЕТ ДОМА, МУЖ И ДОЧКА РУГАЮТСЯ?

– Муж, конечно, ворчит иногда, что они меня подолгу не видят. Иногда дочка звонит по телефону, и я чувствую, что она сейчас заплачет: «Мамочка, когда ты придешь?» Я ей всегда говорю: «Айна, даже если меня нет рядом, я все равно тебя люблю». Главное при этом – не плакать, а рассказывать ей, что я сейчас делаю, чем занимаюсь.



ЧТО ВЫ ЧИТАЕТЕ?

– Ничего. Я не люблю читать. Я не читающий человек. У меня есть какие-то мысли, живешь с этой мыслью и вдруг видишь статью в газете – что сказал мой любимый Люк Бессон. Я читаю и вижу, что я так и думала! Это ответ на мой вопрос! Я больше люблю наблюдать, смотреть, слушать, соединять какие-то интересные вещи. Я киноман. Очень люблю ходить в кинотеатры, смотреть фильмы на DVD.



КАКИЕ ФИЛЬМЫ ВЫ СМОТРЕЛИ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ?

– Мне очень понравились «Книга теней» француза Эрика Валетта и «Ночной дозор» Тимура Бикмамбетова. А до этого я никогда не думала, что я такая фанатка мистики! Мне понравилась интересная техника этого фильма, да и сам роман – интересный. Мне нравятся неожиданные мистичные сочетания. Но я не увлекаюсь мистикой, а просто внимательно отношусь к знакам, к фразам, к совпадениям. Мистика – это когда гадают, когда горят свечи… А я люблю слышать и чувствовать мир!



ВЫ ФЕМИНИСТКА?

– Ни в коем случае! Я совсем не феминистка!



ТО ЕСТЬ ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО МУЖЧИНА, МУЖ – ВСЕГДА ЛИДЕР И ВЫ СОГЛАСНЫ ЕМУ ПОДЧИНЯТЬСЯ?

– Мужчина – лидер только в том случае, если он еще и прислушивается. Лидер – не деспот! Настоящий лидер должен уметь сделать демократию, хотя бы в семье. Я считаю, что муж и жена должны быть спина к спине. То есть мы стоим спиной друг к другу, а вокруг и впереди – наш мир. Мы просто бережем друг друга, и мы это понимаем. Это соприкосновение и понимание, но в то же время разность. Мы не давим друг на друга, хотя у нас разные интересы. Мой муж радуется моим победам, я радуюсь его успехам.



ВАШИ ФАБРИКАНТЫ – ЛЮДИ ОЧЕНЬ МОЛОДЫЕ. ЧАСТО ОНИ ИСПОЛНЯЮТ ПЕСНИ С ГЛУБОКИМ СМЫСЛОМ, И ЗАМЕТНО, ЧТО ИМ НЕ ХВАТАЕТ ПРОСТОГО ЖИЗНЕННОГО ОПЫТА, ЧТОБЫ ПРОЧУВСТВОВАТЬ ВЕСЬ ЭТОТ СМЫСЛ. ВЫ СОГЛАСНЫ С ЭТИМ?

– Важен не возраст и не то, есть жизненный опыт или его нет. Важно, какой есть жизненный опыт. Можно же всю жизнь просидеть и ничего не делать. А можно быть участником событий. Важно, кто ты? Если ты наблюдатель, значит, ты и будешь все время сидеть и наблюдать. А если ты берешь и летишь наперекосяк толпе, против толпы – это совершенно другой жизненный опыт.



РАССКАЖИТЕ О ТЕХ, КТО ПОМОГАЕТ ВАМ ДЕЛАТЬ «ФАБРИКУ ЗВЕЗД».

– Фабрика – это коллектив, это разные истории одаренных, грамотных, профессиональных, интересных людей. Каждый прекрасен в том, что он делает. Алла Борисовна, Марина Леонова, Макс Фадеев – они стоят за процессом, который и есть «Фабрика Звезд». И, слава Богу, мы раздвинули наш шоу-бизнес и дали ему новых людей. Это очень хорошая миссия.



ВСПОМНИТЕ СВОЮ САМУЮ БОЛЬШУЮ РАДОСТЬ НА «ФАБРИКЕ ЗВЕЗД»!

– Каждый пятничный концерт для меня большая радость. Если в пятницу хороший концерт, все получилось ювелирно, все свершилось – это для меня невероятное счастье.



КАК ВЫ РАБОТАЕТЕ, КАКАЯ ВЫ ДИРЕКТРИСА?

– За кулисами я фурия. Я держу процесс в руках железно. Бывают, конечно, проблемы. Главная проблема – эмоциональный ступор во время концерта.

У нас однажды был номер со свечами. Так вот свечи на сцену поставить поставили, а зажечь забыли. Поэтому надо все время за всем следить. Мне ребята постоянно твердят: «Взять бы камеру и снимать тебя за кулисами – ты такая переживательная и смешная». Ведь у нас в каждом концерте номер за номером, и каждый – постановочный. Мы много всего вытаскиваем на сцену, потом все это надо успеть убрать, вытащить новые декорации – уже для другого номера. А ведь Яна Чурикова и Александр Анатольевич говорят буквально несколько секунд! Так что это такая скорость, такой ажиотаж, такой драйв! Все постоянно куда-то бегут, просто мустангами скачут! Работа в прямом эфире –это адреналин и наркотик, чудовищный наркотик! Но я так кайфую от этого! Мне это так нравится!



А ВЫ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ СЕБЕ ЖИЗНЬ БЕЗ ПРЯМОГО ЭФИРА?

– Да, представляю. Ведь много всего прекрасного вокруг!



ВЫ ПОМНИТЕ СВОЮ ПЕРВУЮ ЛЮБОВЬ?

– У меня каждый раз первая любовь! И сейчас у меня первая любовь к моему мужу.



ВАС ВСЕ УСТРАИВАЕТ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ? ДЕТИ, РАБОТА, ДОМ. СКАЖИТЕ, А ЕСТЬ ЛИ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ ВАС РАЗДРАЖАЮТ. НАПРИМЕР, АБСОЛЮТНО ВСЕХ РАЗДРАЖАЮТ АВТОМОБИЛЬНЫЕ ПРОБКИ.

– Ну да, пробки. А что делать? Надо адаптироваться! Стоя в пробках, я ставлю кассету, слушаю музыку, говорю по телефону. Водитель у меня ведет машину, а я делаю кучу важных вещей. Я всегда могу занять время работой. Придумываю что-нибудь. Вообще автомобильную пробку я воспринимаю как остановку, повод остановиться, подумать. Пробка – это время для размышления. Хотя можно, конечно, ее рассматривать и как катастрофу дня. Вот был снегопад в Москве. Вся Москва стояла. Мы застряли с водителем на кольцевой автодороге – шесть часов – не столько ехали, сколько стояли. Ну что было делать? Я предложила водителю достать продукты из багажника – я для дома купила, и мы устроили такой вот импровизированный пикничок. Ели, слушали музыку… Нужно просто уметь правильно адаптироваться к ситуации.



ЧТО В ВАШЕЙ ЖИЗНИ ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ ИНТЕРЕСНЫМ?

– Самое интересное для меня – я сама! Я хорошо себя знаю и пытаюсь понять себя, чтобы лучше понимать других, понимать все, что творится вокруг. Главное – это жить в согласии с самой собой.

Запись опубликована в рубрике 2005 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.