СЕМЕН ФАРАДА И МАРИНА ПОЛИЦЕЙМАКО. НЕМУЖСКАЯ ПРОФЕССИЯ

Марина ХАКИМОВА

Народного артиста Российской Федерации Семена Фараду вся страна зовет на «ты». Он навсегда останется в зрительской памяти в доску своим, любимым, приносящим добрый смех и теплую радость в каждый дом. Гость с Кавказа из фильма «Чародеи», слуга Калиостро из «Формулы любви», исполнивший песню всех времен и народов «Уно моменто»… Его любят и знают по фильмам «Дом, который построил Свифт», «Человек с бульвара Капуцинов», «Гараж», «Чокнутые», «Бульварный роман». На его счету 155 ролей в кино и огромное количество театральных работ. Его называют «грустным клоуном», «клоуном Сеней», «русским Чарли Чаплиным». Он смешил нас на протяжении долгих 30 лет.

Теперь «клоун Сеня» прикован к инвалидному креслу. Он не выходит из дома уже 5 лет.

Все началось с похорон лучшего друга Семена Фарады – писателя Григория Горина. В тот день, вернувшись с кладбища, Фарада заперся в своей комнате. Он очень тяжело переживал смерть близкого человека. А утром следующего дня врачи констатировали у него обширный инсульт.

С тех пор Семен Львович сменил 13 клиник. Иногда ему кажется, что из сотен «лучших друзей» у него осталось всего два близких человека – жена Марина Витальевна Полицеймако, актриса Театра на Таганке, и сын Михаил.

Внешне он ничуть не изменился. Робкий взгляд широко открытых детских глаз, загадочная улыбка. Вот только вместо ярких актерских одежд – полосатая тельняшка.

Марина Витальевна всегда рядом. Она помогает ему справляться с болезнью. А вернее – она просто заставляет его жить. На мои вопросы они отвечают вместе.



СЕМЕН ЛЬВОВИЧ, ПОЧЕМУ ВЫ В ТЕЛЬНЯШКЕ?

Марина Витальевна: Да потому что он служил во флоте!

Семен Львович: Правильно – «на флоте», а не «во флоте»! Старшина первой гильдии! Город Балтийск!

М.В.: А потом еще Сеня окончил МВТУ им. Баумана и 7 лет работал по специальности, инженером. Работал в мюзик-холле, в театре-студии «Наш дом», а потом его взял к себе на Таганку Юрий Петрович Любимов.



ВЫ АРТИСТ, ДА ЕЩЕ И МОРЯК! ДЕВУШКИ ОБОЖАЮТ И АРТИСТОВ, И МОРЯКОВ. СКАЖИТЕ, У ВАС БЫЛО МНОГО ПОКЛОННИЦ?

С.Л.: Много дам!

М.В.: Очень много. До меня еще были две жены. А сколько девушек любимых было! И до сих пор дамы от него дохнут.

За стеклянной дверью, ведущей в комнату Семена Львовича, – оживление. Дверь слегка приоткрывается, на пороге комнаты появляется белокурый малыш с живыми озорными глазами.

М.В.: Пришел наш жук-ползун, внук Никита. Ну, иди сюда, иди к дедушке!

Никита забирается на кровать деда, кувыркается, показывает нам искусные акробатические «номера», а потом ловко перелезает с кровати – прямо на руки к Семену Львовичу. Но и здесь он долго не усидел. Уже через минуту опрокинул на Марию Витальевну чугунный подсвечник, который стоял на фортепьяно. Няня пытается забрать Никиту, но малыш, видимо, уверен в том, что должен всегда быть рядом с дедом, и всеми силами «помогает» ему давать интервью.



ВАША СУДЬБА НА ЭКРАНЕ НАЧАЛАСЬ С «АБВГДЕЙКИ», ДЕТСКОЙ ПЕРЕДАЧИ, ГДЕ ВЫ ПРОСТО ПОТРЯСАЮЩЕ ИГРАЛИ РОЛЬ КЛОУНА СЕНИ. СКАЖИТЕ, А ВАШ ВНУК ЗНАЕТ О ЕЕ СУЩЕСТВОВАНИИ?

С.Л.: Конечно!

Услышав слово «АБВГДейка», маленький Никита снова забирается на диван и громко поет: «АБВГДейка, АБВГДейка, это учеба и игра. Азбуку детям знать пора! Да, пора! Азбуку знать пора!»

М.В.: Когда закрылась «АБВГДейка», мы все очень переживали. Но руководству зачем-то было нужно уволить главного идеолога передачи Эдуарда Успенского. И тогда вся их команда сказала: «Мы тоже уйдем!». Это был такой демарш! И им сказали: «Уходите, мы найдем других». И они взяли и ушли все вместе – Владимир Иванович Точилин, Семен Львович – клоун Сеня, Александр Филиппенко – клоун Саня и Татьяна Непомнящая – Ириска. А замену им так и не удалось найти…



ВСЕ ВАС ЗНАЮТ ПО ФИЛЬМАМ «ТОТ САМЫЙ МЮНХАУЗЕН», «ФОРМУЛА ЛЮБВИ», «ГАРАЖ». А ВОТ САМИ ВЫ КАКУЮ СВОЮ КИНОШНУЮ РОЛЬ СЧИТАЕТЕ САМОЙ ГЛАВНОЙ?

С.Л.: Моя самая любимая работа в кино – это фильм режиссера Германа «Мой друг Иван Лапшин». У меня в этом фильме был совсем малюсенький эпизод, в самом начале картины. Но он – самый любимый. И я горжусь им. И Германа я считаю просто великим режиссером – по тому, как он работает, как относится к кадру, к мизансцене. Это мой любимый кинорежиссер. И еще – Марк Захаров.



А ЧТО ВЫ СКАЖЕТЕ О ЛЮБИМОМ ТЕАТРАЛЬНОМ РЕЖИССЕРЕ?

С.Л.: Я много играл у Любимова.

М.В.: Сеня действительно очень много играл у Любимова. Самые разные роли. «А зори здесь тихие», «Мастер и Маргарита», «5 рассказов Бабеля», «Бенефис», «Добрый человек из Сызуана». Юрий Петрович взял Сеню в театр без всякого образования. Сеня ведь по профессии – инженер-энергетик. Чуть больше года назад, 1 декабря 2003 года, Семену исполнилось 70 лет. К нему на юбилей приехал Юрий Петрович Любимов. Он сказал: «Семен, давай, приезжай в театр! Будешь в кресле сидеть, мы с тобой пьесу поставим!»

С.Л.: А до Любимова я играл в театре у Марка Розовского. С него все и началось. Это был студийный театр.



ЧТО БОЛЬШЕ ВСЕГО ЗАПОМНИЛОСЬ ИЗ ЖИЗНИ В ТЕАТРЕ НА ТАГАНКЕ? КАКОЙ СПЕКТАКЛЬ?

С.Л.: Самый запомнившийся, самый любимый спектакль – «Добрый человек из Сызуана».

М.В.: Семен вообще волк-одиночка. И дар его – это дар от Бога. Дар комедийного актера – штучная вещь, и научить этому очень трудно. Заставить заплакать намного легче, чем рассмешить. Поэтому Семен сам делал свои роли, он умел это делать. Конечно, многое ему дал театр. Любимов сформировал гражданскую позицию, волю, направление, которые будят ответные чувства. А сказать, кто на него повлиял, невозможно. Сеня, правильно я говорю?

С.Л.: Чарли Чаплин повлиял. Любимый артист. И Райкин.



СЕМЕН ЛЬВОВИЧ, ВЫ ПОСТОЯННО ШУТИЛИ НА ЭКРАНЕ. А В ЖИЗНИ ВЫ ЧАСТО ШУТИТЕ? КАКАЯ ВАША САМАЯ ПОСЛЕДНЯЯ ШУТКА?

С.Л.: На своем юбилее начал играть в футбол.

М.В.: Да, это было очень смешно. Он играл в футбол, а потом начал танцевать джаз. Ведь Сеня очень музыкальный человек. Он просто обожает джаз. А как Сеня чечетку отбивает! Вы бы видели! Чувство ритма у него в крови!

С.Л.: Джаз – это самая любимая музыка. Особенно люблю традиционный джаз. Гленн Миллер, Элла Фицджеральд.



СУЩЕСТВУЕТ ЛИ СЕГОДНЯ ДОСТОЙНАЯ СМЕНА ТОМУ СТАРОМУ АКТЕРСКОМУ КОСТЯКУ, К КОТОРОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ И АКТЕР СЕМЕН ФАРАДА? ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ О МОЛОДОМ ПОКОЛЕНИИ АКТЕРОВ?

С.Л.: Есть интересные, личностные актеры. Владимир Машков, Евгений Миронов.

М.В.: В них есть много того, чего не было в нас. Они более синтетические актеры, они лучше двигаются, лучше развиты физически, чем наше поколение. Например, сейчас Юрий Петрович взял с курса Гитиса большую группу молодых актеров. Они очень хорошо танцуют, поют. Они чувствуют, а не просто встают в позу. Они синтетические. А мы? Нами, наверное, просто пережито больше. Жизнь была сложнее все же. Но зато и веры было больше, был какой-то трепетный огонь внутри, и деньги не имели такого большого значения, как сейчас. Люди жили бедно, очень скромно, я бы даже сказала, скудно, но общность была, компания единомышленников была – это самое главное.



А СЕЙЧАС ЭТА КОМПАНИЯ ОСТАЛАСЬ?

М.В.: В нашем театре – да. Хотя распался театр. Многие актеры ушли в Содружество актеров театра на Таганке, но кто-то и оттуда приходит.



СЕМЕН ЛЬВОВИЧ, ВЫ ВЕРУЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК?

С.Л.: Сложно сказать…

М.В.: Сеня крещенный человек! Но я бы не сказала, что он по-настоящему верующий. И если бы он был верующим, было бы ему лучше. Он ведь в силу своего знака зодиака, Козерога, и в силу своего характера, человек нежизнерадостный, что меня очень огорчает. Но ведь вера в Бога – это очень интимная вещь. Вот хотела я позвать священника, а он отказался категорически. Наверное, испугался.



СЕМЕН ЛЬВОВИЧ СОЗДАЛ СТОЛЬКО ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩИХ, ЖИЗНЕРАДОСТНЫХ ГЕРОЕВ НА ЭКРАНЕ И В ТЕАТРЕ. В РОССИЙСКОМ КИНО ОН, НАВЕРНОЕ, САМЫЙ ВЕСЕЛЫЙ ЧЕЛОВЕК. А В ЖИЗНИ, ПОЛУЧАЕТСЯ, САМЫЙ ГРУСТНЫЙ?

– М.В.: В этом-то все и дело! Он человек очень замкнутый, неразговорчивый, суровый. Но мне бы очень хотелось, чтобы он был верующим. Ведь когда разговариваешь с Богом, то легче. Легче. Я ему все время об этом говорю. Не сердиться надо на то, что случилась с ним такая беда, а просить помощи у Бога. И поможет. Но он не всегда меня слушает.



ВАШ СЫН МИХАИЛ – ИЗВЕСТНЫЙ АКТЕР, ИГРАЕТ В МОСКОВСКИХ ТЕАТРАХ, СНИМАЕТСЯ В КИНО. У ВАС В ДОМЕ ЖИВЕТ ЕГО СЫН ОТ ПЕРВОГО БРАКА – ТРЕХЛЕТНИЙ НИКИТА. ОН ВСЕГДА С ВАМИ РЯДОМ. ВЫ БЫ ХОТЕЛИ, ЧТОБЫ И ВНУК ПРОДОЛЖИЛ ДЕЛО ДЕДА И ОТЦА, СТАЛ АКТЕРОМ?

С.Л.: Нет! Актер – это немужская профессия. Это зависимая, рабская профессия.

М.В.: Сеня считает, что это профессия заставляет человека все время кому-то нравится.

А он по своей сути очень самостоятельный человек. Всего в жизни он добился сам, без всяких протекций.



СЕМЕН ЛЬВОВИЧ РЕВНИВЫЙ МУЖ?

С.Л.: Я никогда не был ревнивым мужем.

М.В.: Ну, скажи, что хоть немножко ревновал меня, Сеня!

С.Л.: Нет, никогда.

М.В.: Ты так был в себе всегда уверен?

С.Л.: Да.



СЕМЕН ЛЬВОВИЧ, КАКАЯ САМАЯ БОЛЬШАЯ ПОБЕДА В ВАШЕЙ ЖИЗНИ?

С.Л.: Инсульт. Победить инсульт.

М.В.: Ему еще надо научиться ходить. Он может это сделать. Мы это сделаем. Я верю. Он очень сильный человек! Вот сожми его руку! Сожми! Видишь, какая у него сильная рука! Ты видишь?!



Я беру крепкую руку актера – Семена Львовича Фарады. Я вижу его глаза, вижу, что даже во время болезни, борясь с болью ежеминутно, он не перестает быть Большим актером. Он смущенно улыбается исподлобья. И, кажется, еще секунда – и он споет нам «Уно, уно, уно, уно моменто!» и мы будем хохотать и плакать. Так, как научил нас грустный клоун – актер Семен Фарада.

Запись опубликована в рубрике 2005 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.