АЛЛА БУДНИЦКАЯ. ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА

Марина ХАКИМОВА, Ирина КВАТЕЛАДЗЕ

Говорят, идеальных женщин не существует. Чтобы опровергнуть эту общеизвестную мысль, нужно однажды прийти в гости к Алле Зиновьевне Будницкой, известной актрисе, телеведущей, писательнице… И – идеальной женщине. Удивительным образом она сочетает в себе внешнее очарование и внутреннюю красоту. Глядя на нее, можно лишь восхищаться: «Ах! Какая женщина!»

Она знает и умеет абсолютно все, начиная от разговоров об ирландском постмодернизме и заканчивая готовкой пельменей.

Она мудра, но как любая тонкая женщина умеет ловко скрыть свою мудрость за кокетливым лукавством.

Она прекрасно готовит – чего стоят только ее кулинарные изыски в рамках передачи «Домашний очаг с Аллой Будницкой»!

Она сама построила сказочный дом за городом.

Она как никто другой умеет дружить. Недаром все самые интересные люди страны – ее друзья или очень добрые знакомые.

Она заботливая бабушка, безумно любящая своих внуков. Хотя слово «бабушка» совсем не подходит к Алле Зиновьевне.

Она – дама. Женщина без возраста. Женщина-идеал. И неудивительно, что уже на протяжении 30 с лишним лет от нее сходят с ума мужчины самых разных возрастов. И пишут ей письма, и признаются в любви…

В сосновых лесах Подмосковья затерялась деревушка, в которой по соседству с домами Василия Ланового и Ольги Аросевой стоит и дом Аллы Будницкой. Гостиная с камином, терраса с видом на лес, зимний сад… Ее дом похож одновременно на замок сказочной принцессы и музей театра. На стенах фотографии известных актеров, всевозможные старинные штучки – сувенирчики, статуэтки, подсвечники, пепельницы, вазочки…


– У меня много старинных вещей, – признается Алла Зиновьевна, – что-то от мамы осталось… Что-то из детства… У каждой вещи есть своя история, каждая вещь с чем-то связана. Я всегда что-нибудь привожу из путешествия, чтобы осталась память о тех местах, где я была. Давно обещала себе не привозить, потому что ставить некуда, но…

А ЛЮБИМАЯ ВЕЩЬ ЕСТЬ?

– Любимая… Наверное, вот эта китайская тарелка… (Алла Зиновьевна снимает ее со стены.) Она на самом деле не настенная, а из большого бабушкиного сервиза. Меня бабушка из нее во время войны кормила тюрей – это картошка, подсолнечное масло, лук и хлеб, залитые водой. Я когда сюда из московской квартиры переезжала, то перебирала вещи и нашла ее. Это кузнецовский фарфор. Просто по просьбе заказчика был сделан китайский рисунок. Я повесила эту тарелку на стенку как память. А потом уже следом за ней я стала вешать и другие тарелки…

ВЫ РОДИЛИСЬ В МОСКВЕ?

– Да, в Москве. На Арбате. Мои бабушка и дедушка жили в Казани, мама родилась в Тетюшах. Бабушка рассказывала, что в их доме была конспиративная квартира, где Ленин организовывал свои первые партийные кружки. Бабушка этим очень гордилась. А вот мой дядя Евгений Мальцев, тоже родом из Тетюшей, пел в Париже вместе с Шаляпиным. Он называл себя белобандитом, так как служил в Белой Армии. Он всю жизнь прожил во Франции. Поэтому до сих пор у меня близкие родственники живут в Париже.

После революции моя бабушка переехала в Загорск, а уже из Загорска бабушка со всеми своими 12 детьми, из которых самой маленькой была моя мама, переехала в Москву. Сначала переехала старшая сестра моей мамы. Она вышла замуж за очень представительного человека. У них была комната в огромной коммунальной квартире на улице Воровского. И туда тетя потихоньку вытягивала всех своих сестер. Мама тоже приехала в Москву, вышла здесь замуж.

Вообще в моей жизни было много коммуналок. Сначала на Пироговке, потом на улице Воровского, потом в проезде Художественного театра. А своя квартира, кооперативная, на Славянском бульваре, появилась много позже. Я прожила в ней 25 лет. А 10 лет назад построила этот дом. Мой любимый.

ВЫ ТАК ЕМУ ПРЕДАНЫ?..

– Здесь мой рай. Отсюда я не могу никуда деться. С тех пор как мы построили этот дом, я ни одной ночи не ночевала в Москве. Ни разу! Я очень консервативный человек. И от своей московской квартиры мне было очень тяжело оторваться. Там столько прожито, столько пережито… Ведь мы были так молоды… Там было столько друзей! Да и вообще кого там только не перебывало! Но все равно, с тех пор как я сюда переехала, только это мой дом. И в нем бывают все мои любимые друзья!

А ЕСЛИ СПЕКТАКЛЬ ПОЗДНО ЗАКАНЧИВАЕТСЯ? ИЛИ У ДРУЗЕЙ В ГОСТЯХ ЗАСИДЕЛИСЬ?

– Бывает и такое. И спектакль, и съемки… или у друзей засиделись до четырех ночи. Но – только сюда. Доползаю как угодно. Во-первых, у меня три собаки и кот. И они чувствуют, где мы. Если за границей или на съемках, то тут тишь и благодать. А если в Москве, то они завывать будут… Есть, конечно, ребята – мои Людочка и Рома, которые и за домом могут присмотреть, и собак покормить. Но я все равно знаю, что они без меня здесь никому спокойно спать не дадут.

ИЗ ТРЕХ СОБАК У ВАС ЕСТЬ САМАЯ ЛЮБИМАЯ?

– Нет. У них ведь у всех разные характеры. В одной, например, я ценю невероятную деликатность. Ее зовут Внучка, она сейчас здесь не появляется, потому что очень деликатная. Мы ее подобрали 10 лет тому назад в Рождественскую ночь. Ее ребята-хохлы оставили, которые работали неподалеку, – дом кому-то строили. Она была совсем маленькой, щенок еще. От Внучки родилась Молли, не доглядели. Ну, а первой была Зина – тоже приблудная. Жила у ребят, которые строили дачу Владимиру Владимировичу Познеру. Они приходили в гости к нашим маляршам, и вместе с ними приходила Зина. А потом так и осталась у нас жить. Я даже не знаю, сколько ей лет – двенадцать или больше…

А КАК ЗИНА ПОЯВИЛАСЬ?

– О, это отдельная история! Это было в первый раз, когда мы с Лией (Лия Ахеджакова и Алла Будницкая построили вместе дом на две семьи – Прим. ред.) здесь ночевали. Весна. Май. В окнах стекол нет – просто дыры. Но мы с Лией все равно решили переночевать. И у нас был маленький такой телевизорчик, и мы смотрели, как наша любимая подруга Инна Чурикова стояла в Каннах на фестивале в роскошном платье и ее представляли как члена жюри. А мы с Лией лежим на раскладушке в каких-то страшных лохмотьях, потому что тут был ремонт и вообще холодновато. Мы смотрим на Инну, которая совершенно счастлива, и нам так хорошо – мы тоже совершенно счастливы, так хорошо лежим…А над окном была такая пологая палка – карниз. И я вижу, как по этому карнизу идет большая жирная мышка. Я знаю, что было бы, если бы я Лие сказала, что у нее над головой мышь. И я промолчала. Но сердце у меня билось страшно! И если бы не Лия, я бы тоже панику подняла, но я знаю, что если я буду орать, то Лия этого не выдержит. Это была, конечно, Вальпургиева ночь! Недостроенный дом, раскладушка, наверху – мышь, в телевизоре – Канны. И вдобавок мы услышали какой-то невероятный железный стук. Жуть какая-то! Мы замерли с Лией. Она говорит: «Ты слышишь?» Я слышу, а что делать? Окна открыты, вокруг лес. Страшно. Вдруг воры залезли? Мы спускаемся вниз и видим Зину, у которой голова застряла в банке из-под тушенки. И она бьется этой банкой, чтобы ее снять. Мы сняли с нее банку и взяли к себе наверх. С тех пор она с нами здесь живет.

РАССКАЖИТЕ О ФИЛЬМАХ, В КОТОРЫХ ВЫ СЕЙЧАС СНИМАЕТЕСЬ.

– Когда закрыли передачу «Из жизни женщины» на канале ТНТ, я была в полном отчаянии. Из-за этой программы я совершенно выпала из кино, потому что она была ежедневной и совмещать это со съемками какого-либо фильма было просто невозможно. Но я никогда не жалела об этом, потому что передача приносила мне огромное удовлетворение – известность, популярность, любовь телезрителей. Это так меня питало… Пока она была, я не волновалась из-за кино. Но после ее закрытия образовался такой вакуум! А вот к нему я совершенно не привыкла. Мне предложили написать книгу. Я хоть и не сразу, но согласилась – с условием, что там будут не только рецепты, но еще и всякие истории о кино, о моей жизни, о путешествиях… Ну, а потом снова меня стали приглашать в кино.

КАКОЙ ФИЛЬМ БЫЛ ПЕРВЫЙ ПОСЛЕ ЭТОЙ ПАУЗЫ?

– Сначала «Московские окна». Потом «Бальзаковский возраст». Мне лучше работать, чем не работать, и я стараюсь делать это очень добросовестно и не стыжусь того, что делаю. Сейчас мой друг Володя Грамматиков снимает большой сериал «Аутсайдеры», и в одной из серий мы с Лией играем двух музейных работниц – таких крысок. В сценарии эти роли были не очень хорошо прописаны, но мы с Лией проявили громадную фантазию (улыбается)… Еще одна картина, в которой я снялась, – «Десять неизвестных» Александра Муратова.

А НА ТЕЛЕВИДЕНИИ?

– На телевидении я делаю передачу «Домашний очаг с Аллой Будницкой». Она мне очень нравится и очень меня вдохновляет. Эту программу производит телеканал «Держава» – единственный у нас православный канал. И, конечно же, там работают истинно верующие, а значит, честные, порядочные люди. Мне с ними работать очень приятно. В «Домашнем очаге» мы рассказываем о том, как создать уют в доме, как сохранить тепло домашнего очага. Есть рубрика советов хозяйкам, кулинарная рубрика. Также в рамках нашей программы мы рассказываем об интересных людях, событиях в жизни людей. Эта программа мне особенно дорога, потому что по сравнению с программой «Из жизни женщины» в ней появились новые темы, новые направления. Я, например, очень люблю рубрику «Церковный этикет» – о том, как вести себя в церкви, как правильно соблюдать обряды. Очень многие ведь совершенно этого не знают, а в нашей программе все это есть.

ВЫ САМИ ЗНАЕТЕ ОБ ЭТОМ С РОЖДЕНИЯ?

– Нет. Я крестилась в 26 лет, в сознательном возрасте. Как раз в то время, когда это все не приветствовалось. Я попала в автокатастрофу, перенесла клиническую смерть, много-много операций. Я была очень больна и, чтобы хоть как-то восстановиться, уехала в село Лазаревское под Сочи, жила у очень набожной женщины в маленьком домике, снимала у нее терраску. Моя хозяйка служила при храме и, когда я сказала, что хочу креститься, отвела меня в церковь. Там были только батюшка, она и я. И я крестилась. А потом я уехала. А вообще я считаю, что судьба правит человеком. Но и самой нужно приложить какие-то усилия для того, чтобы пойти по правильному пути. Не изменить судьбу, а сделать что-то, чтобы это было именно так. Мне это дали. Я это взяла. И я стала ответственна за то, что я сделала, и дальше я уже не могла по-другому жить. После крещения у меня появилась невероятная ответственность – перед собой, перед своей жизнью, перед окружающими людьми. И именно поэтому я забрала дочь актрисы Микаэлы Дроздовской к себе, когда Микаэла погибла. Даша была младшей и к тому же моей крестной дочерью.

Я понимала, что несу за нее ответственность. Теперь у нас уже внуки. Кстати, у меня есть еще пять крестных дочерей (улыбается)!

У ВАС ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ДРУЗЕЙ. СКАЖИТЕ, КТО ВАМ ОСОБЕННО ДОРОГ?

– Каждый из моих друзей каким-то образом влиял на мою жизнь, каждый оставлял глубокий и очень значительный след. Иногда люди совершенно случайно входят в мою жизнь, но прорастают в ней очень прочно. После окончания школы я поступила в иняз и там откопала клад – мою Галку – Галину Александровну Китайгородскую, сейчас она академик и ректор университета. И мою верную подругу Милочку Лось. Она также верная подруга семьи Квашей, Гориных и многих других. Близкие мои друзья – это дочь актрисы Татьяны Окуневской Инга Окуневская и очень известный переводчик и дипломат Витя Суходрилов. Они уже стали моими родными людьми, мне уже без них трудно обходиться. Я дружу с чудесным композитором Лешей Артемьевым, его женой Изольдой, их детьми и уже внуками. К некоторым людям как-то прирастаешь…

Вообще, я считаю, что дружба – это большая обязанность. Вот у меня осталась подруга моей мамы, у которой очень плохо с сыном и мужем, и мне приходится включаться в ее жизнь. И иногда я боюсь: на что я способна? Вынесу ли я эту ответственность? Люди входят в мою жизнь, я начинаю жить их приятностями-неприятностями. И поэтому я иногда просто боюсь кого-то еще впускать в свою жизнь… Хотя… Недавно Лия мне сделала такой подарок! Она снималась в замечательном фильме «Пятый ангел» и познакомила меня с режиссером, который снимал эту картину, Володей Фокиным и его женой Людмилой, а также Володей Ереминым и его женой Дунечкой.

Еще у нас есть крестная мама нашего дома – Ольга Александровна Аросева, наша ближайшая соседка. Она выручала нас всегда! И когда нас выгоняли из каких-то съемных домов. И когда мы этот дом уже строили. Как мы говорим, она дала нам первый свой валенок для того, чтобы здесь циклевать полы. А вообще друзей очень часто встречаешь на съемках. Вот снимались вместе и стали дружить. Так было со многими. В фильме «На ножах» по роману Лескова, который снимал Александр Сергеевич (муж Аллы Будницкой режиссер Александр Орлов – Прим. ред.), снимались Леночка Майорова (Царствие ей небесное!), Оля Дроздова, Дима Певцов, и мы с ними стали дружить.

Ну, уж я не говорю про Свету Немоляеву и Олю Остроумову, с которыми мы вместе снимались в «Гараже»! Мы очень благодарны за это Эльдару Александровичу Рязанову. Света все время сидела под феном, потому что у нее была такая прическа, ей все время нужно было накручиваться, и все время у нее слезы лились ручьем. Это она репетировала: «Гуськов! Гуськов!» – и плачет. Мы 40 дней снимали «Гараж» с утра и до шести вечера, а потом все расходились по театрам.

А потом мы стали устраивать девичники. Начали у Светы, потом у Оли, потом у меня, потом у Лии. А мужья приходили нас забирать. Потом наши мужья все тоже подружились. Александр Сергеевич Лазарев и мой Александр Сергеевич стали лучшими друзьями.

НАСКОЛЬКО МНЕ ИЗВЕСТНО, АКТЕРЫ – ОСОБЕННЫЕ ЛЮДИ. С НИМИ ЧАСТО БЫВАЕТ ТЯЖЕЛО ДРУЖИТЬ…

– Дело не в профессии, а в человеке. Что касается Лии, нас свел Бог. Это как у Грибоедова в пьесе «Горе от ума». Я играла Софью, и у меня были такие слова, обращенные к любимому Молчалину: «Я не старалась! Бог нас свел!» И действительно, начиная с «Гаража», нас с Лией Бог свел. Мы снимали какие-то избушки в деревнях. Жили вместе, устраивали вместе пикники.

ВЫ НИКОГДА НЕ ССОРИТЕСЬ?

– Мы живем под одной крышей. У нас с Лией один дом на две семьи. И поскольку у нас одна крыша, мы просто не имеем права ссориться. Потому что если произойдет малейшая ссора, то будет плохо и ей, и мне. Ну, вы представляете, она у меня за стенкой и мы ненавидим друг друга?! Ну что это за жизнь? Поэтому мы соблюдаем золотые правила поведения под одной крышей. А если уж совсем невтерпеж поссориться, то мы устраиваем спектакль. Например, я говорю: «Ну вот! Конечно! Меня не было! А ты тут всех собак перекормила!» А она отвечает: «Конечно! Уехала! Оставила тут все!» И мы выплескиваем все это в таком театральном действии, при этом все-таки сказав, чем мы друг другом недовольны.

И потом мы с Лией уже стали не подругами, а родственниками. Хотя мы и не каждый вечер сидим вместе. У нас есть настроение, мы садимся вчетвером: Лия с мужем, я с мужем. Мы зажигаем каминчик, и у нас получается общий ужин. А нет настроения – каждый живет в своем уголке. Да, живу я рядом с великой актрисой – Лией Ахеджаковой. Но для меня-то она просто Лия!

Запись опубликована в рубрике 2005 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.