О САМОМ ГЛАВНОМ

Беседу вела Марина ХАКИМОВА
Фото Олега ЛАЗАРЕВА

«ОТЕЦ ВЛА­ДИ­МИР ГО­ВО­РИЛ МО­Е­МУ ОТ­ЦУ: «ВОТ ДАСТ ТЕ­БЕ БОГ ЖЕ­НУ, И ОНА ПО­ВЕ­ДЕТ ТЕ­БЯ ВОТ ТАК – И ОН ВЗЯЛ МО­Е­ГО ОТ­ЦА ЗА РУ­КУ И ПО­ВЕЛ ВО­КРУГ АНА­ЛОЯ – В ЦАР­СТ­ВИЕ НЕ­БЕС­НОЕ. ТЫ ДУ­МА­ЕШЬ, ЧТО ЭТО ТЫ ИДЕШЬ? НЕТ, ЭТО ОНА ТЕ­БЯ ВЕ­ДЕТ ТУ­ДА».

Го­во­рят, что ког­да юно­ша Ва­ле­ри­ан со­об­щил сво­е­му от­цу, что хо­чет стать свя­щен­ни­ком, тот дал та­кой от­вет: «Ес­ли со­би­ра­ешь­ся стать свя­щен­ни­ком, сна­ча­ла по­лу­чи свет­скую про­фес­сию и го­товь­ся к то­му, что бу­дешь си­деть».
Отец Ва­ле­ри­ан ро­дил­ся в се­мье свя­щен­ни­ка в 1937 го­ду. Его отец слу­жил в хра­ме в Пе­ре­слав­ле-За­лес­ском, от­бы­вал срок в ста­лин­ских за­стен­ках – в Ка­ре­лии и на Со­лов­ках. Сво­е­го от­ца Ва­ле­ри­ан Кре­че­тов все­гда слу­шал­ся и, сле­дуя его со­ве­ту, окон­чил ле­со­тех­ни­че­с­кий ин­сти­тут. По рас­пре­де­ле­нию ра­бо­тал на Ура­ле.
Вер­нув­шись в Моск­ву, не­сколь­ко лет слу­жил в Мос­ков­ской Па­т­ри­ар­хии в долж­но­с­ти ин­же­не­ра по тех­ни­ке бе­зо­пас­но­с­ти. Но тог­даш­ний на­сто­я­тель хра­ма в се­ле Аку­ло­во отец Сер­гий ска­зал ему: «Ин­же­не­ров у нас мно­го, а свя­щен­ни­ков ма­ло». В 1971 го­ду отец Ва­ле­ри­ан стал слу­жить в хра­ме умер­ше­го от­ца Сер­гия.
Се­го­дня отец Ва­ле­ри­ан – ду­хов­ник Мос­ков­ской епар­хии, ав­то­ри­тет­ный и все­ми ува­жа­е­мый свя­щен­ник, на­сто­я­тель хра­ма По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в се­ле Аку­ло­во, в не­сколь­ких ки­ло­ме­т­рах к за­па­ду от Моск­вы.
К от­цу Ва­ле­ри­а­ну едут со всей Рос­сии. За со­ве­том, за бла­го­сло­ве­ни­ем, за чу­дом…
Ак­ку­рат­нень­кие ста­руш­ки и стро­гие де­ды у во­рот хра­ма на­зы­ва­ют его «стар­цем», го­во­рят, что его ве­ра не раз тво­ри­ла на­сто­я­щие чу­де­са.
У от­ца Ва­ле­ри­а­на 7 де­тей и 21 внук. А сколь­ко ду­хов­ных сы­но­вей и до­че­рей, об этом ба­тюш­ка и не рас­ска­зы­ва­ет. Го­во­рят, сре­ди них есть из­ве­ст­ные лю­ди – уче­ные, по­ли­ти­ки, де­я­те­ли ис­кус­ст­ва.
К не­му – не про­бить­ся. Он по­сто­ян­но за­нят. Я жду его уже не­сколь­ко ча­сов. «Про­сти­те Хри­с­та ра­ди, са­ми ви­ди­те, – раз­во­дит ру­ка­ми свя­щен­ник. – На­род все идет, каж­до­го сле­ду­ет вы­слу­шать».
«Ка­бы ты, ми­лая, по лич­но­му де­лу при­еха­ла или с бо­лез­нью ка­кой, ба­тюш­ка бы те­бя тот­час при­нял, – «ус­по­ко­и­ла» ме­ня энер­гич­ная при­хо­жан­ка. – А так жди се­бе, по­ка твой срок при­дет!»
«Мой срок» при­шел на вто­рой день ожи­да­ния, ког­да ба­тюш­ка ше­по­том ска­зал: «На­до ти­хонь­ко уй­ти, что­бы не за­ме­ти­ли. Вон там в са­ду, в глу­би­не, есть ска­ме­еч­ка».
Пе­ние птиц за­глу­ша­ло шум про­но­сив­ших­ся не­вда­ле­ке эле­к­т­ри­чек. Я не жда­ла от раз­го­во­ра со стар­цем чу­да…

ОТЕЦ ВА­ЛЕ­РИ­АН, КА­КИМ ДОЛ­ЖЕН БЫТЬ НА­СТО­Я­ЩИЙ МУЖ­ЧИ­НА?

– На­сто­я­щий муж­чи­на дол­жен уметь все, тог­да он – муж­чи­на.

ВЫ ТО­ЖЕ УМЕ­Е­ТЕ ДЕ­ЛАТЬ ВСЕ?

– Ко­неч­но. Ког­да у ме­ня вто­рой по­явил­ся, ма­туш­ке бы­ло очень тя­же­ло – она сла­бень­кая. Я пе­лен­ки сти­рал-по­ло­с­кал, пе­ле­нал де­тей. Чуть не каж­дую ночь вста­вал к ним, ког­да она спа­ла. А ут­ром на ра­бо­ту на­до бы­ло ид­ти.

А ГО­ТО­ВИТЬ?

– Муж­чи­на дол­жен уметь это де­лать. Но это не зна­чит, что он всем этим дол­жен по­сто­ян­но за­ни­мать­ся. У ме­ня есть та­кой раб Бо­жий – член-кор­ре­с­пон­дент Ака­де­мии ме­ди­цин­ских на­ук, хи­рург с ми­ро­вым име­нем Алек­сандр Фе­до­ро­вич Чер­но­усов. Так вот он лю­бит го­то­вить. Осо­бен­но ког­да при­хо­дят гос­ти, он сам го­то­вит. Рыб­ную со­лян­ку, к при­ме­ру. И еще и же­не по­ка­зы­ва­ет. Он не счи­та­ет это за­зор­ным. Но не по­сто­ян­но этим сле­ду­ет за­ни­мать­ся, по­то­му что ина­че жен­щи­не не­че­го бу­дет де­лать. А это ей не по­лез­но!

О ВА­ШЕЙ СУ­ПРУ­ГЕ МА­ТУШ­КЕ НА­ТА­ЛЬЕ В КРУ­ГУ ПРА­ВО­СЛАВ­НЫХ ВЕРУ­Ю­ЩИХ ХО­ДЯТ ЛЕ­ГЕН­ДЫ. ГО­ВО­РЯТ, В СМИ­РЕ­НИИ ЕЙ РАВ­НЫХ НЕТ.
ДА И ВЫ­РА­С­ТИТЬ СЕ­МЕ­РЫХ УМ­НЫХ, ОБ­РА­ЗО­ВАН­НЫХ ДЕ­ТЕЙ, ДВОЕ
ИЗ КО­ТО­РЫХ ПОСВЯТИЛИ СЕБЯ СЛУЖЕНИЮ ЦЕРКВИ, ТО­ЖЕ, НА­ВЕРНОЕ, ПО­ДВИГ… КАК ВЫ С НЕЙ ПО­ЗНА­КО­МИ­ЛИСЬ?

– Нас по­зна­ко­ми­ли. На­та­лья Кон­стан­ти­нов­на тог­да на да­че жи­ла в Сер­ги­е­вом По­са­де, у ро­ди­те­лей. Она за­шла к сво­ей по­дру­ге. А эта по­дру­га бы­ла не­ве­с­той мо­е­го бра­та. Как по­том вы­яс­ни­лось, тут уже бра­тец по­за­бо­тил­ся. Он го­во­рил: «Вот бы наш Ва­ле­риан по­зна­ко­мил­ся с На­та­шей!» Я в это вре­мя ра­бо­тал на Ура­ле по рас­пре­де­ле­нию по­сле ин­сти­ту­та. А На­та­ша жи­ла в Моск­ве и ра­бо­та­ла в уни­вер­си­те­те на ка­фе­д­ре ино­ст­ран­ных язы­ков. Я при­ехал в от­пуск в Сер­ги­ев По­сад. Ког­да ее под­ве­ли ко мне, я си­дел с ба­тюш­кой – от­цом Ти­хо­ном, я у не­го был в гос­тях, мы с ним бе­се­до­ва­ли. Она по­до­шла, по­про­си­ла бла­го­сло­ве­ния у от­ца Ти­хо­на, и я ее так впер­вые уви­дел. А уж по­том, на свадь­бе у мо­е­го бра­та, я об­ра­тил вни­ма­ние на нее: ка­кая скром­ная де­вуш­ка! Про­сто ду­маю, вот ка­кая де­вуш­ка, ко­сы у нее мне очень нра­ви­лись. Тог­да все стри­жен­ые бы­ли, как ба­ра­ны за­ви­тые, в би­гу­дях. А она – ни­ка­кой ко­с­ме­ти­ки. Я ду­маю: «Мно­го хо­ро­ших де­ву­шек есть! Ма­ло ли, мо­жет кто-то у нее есть, ка­кая-ни­будь кан­ди­да­ту­ра?» А по­том я по­пал к од­но­му стар­цу, ко­то­ро­му был 101 год. Это Ев­ге­ний Тро­с­тин. Я при­шел к не­му на пра­зд­ник Про­ис­хож­де­ния Че­ст­ных Древ Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­с­та Гос­под­ня, ко­то­рый пра­зд­ну­ют 14 ав­гу­с­та по но­во­му сти­лю. Это для ме­ня осо­бо зна­ме­на­тель­но, по­то­му что это день рож­де­ния На­та­льи Кон­стан­ти­нов­ны. То есть я в день ее рож­де­ния ока­зал­ся у это­го стар­ца. А в тот мо­мент я во­об­ще не со­би­рал­ся же­нить­ся. И у ме­ня да­же бы­ли мыс­ли, пе­ре­жи­ва­ния, ре­ше­ние бы­ло та­кое, что во­об­ще не сто­ит же­нить­ся, и я ду­мал о мо­на­ше­ст­ве. И вдруг, ког­да мы вы­шли на ули­цу, мне ста­рец Ти­хон и го­во­рит: «А те­бе на­до же­нить­ся!» Я го­во­рю: «Как же? У ме­ня ни­ко­го нет». Он: «Как ни­ко­го нет?» Я го­во­рю: «Так, нет…» А он: «Вот кто те­бе сей­час нра­вит­ся?» И я На­та­шу вспом­нил. Го­во­рю: «Я ви­дел од­ну де­вуш­ку». Он го­во­рит: «Вот на ней и же­нись!» Я го­во­рю: «Да я ее толь­ко раз и ви­дел». Тут ба­тюш­ка ушел, вы­нес ико­ноч­ку свя­то­го Ни­ко­лая, пе­ре­кре­с­тил и ска­зал: «Сим по­бе­дишь! И на ней же­нись». Ну, я взял эту ико­ноч­ку, она у ме­ня со­хра­ни­лась до сих пор. На са­мом де­ле это бы­ло бла­го­сло­ве­ние.

А ЧТО БЫ­ЛО ПО­ТОМ?

– По­том я стал уз­на­вать, кто она есть, На­та­ша. Мы встре­ти­лись в пе­ре­ул­ке на Ар­ба­те у мо­е­го бра­та. Но я уез­жал на Урал. Спро­сил раз­ре­ше­ния пи­сать ей пись­ма. Но мне го­во­рить до­воль­но лег­ко, а вот пи­сать очень труд­но! А ей на­обо­рот. Она го­во­рит очень сдер­жан­но. Ну, а пи­шет она очень хо­ро­шо. Я вы­жи­мал из се­бя стра­ни­цу, не знал, что пи­сать, все ду­мал. Она же при­сы­ла­ла не­сколь­ко ли­с­тов в от­вет. Та­кая у нас бы­ла пе­ре­пи­с­ка. Год мы пе­ре­пи­сы­ва­лись. По­том я при­ехал в от­пуск. По­ш­ли с ней в Тре­ть­я­ков­скую га­ле­рею. По­том я сно­ва уе­хал. Мы уже встре­ча­лись, но под ру­ку друг дру­га не бра­ли. При­кос­но­ве­ний ни­ка­ких не бы­ло. А по­том она ре­ши­ла по­зна­ко­мить ме­ня со сво­ей се­мь­ей. Я при­шел к ним. Мать ее очень эру­ди­ро­ван­ный че­ло­век, фи­ло­соф­ский фа­куль­тет уни­вер­си­те­та за­кон­чи­ла, Бер­дя­е­ва, Иль­и­на лек­ции слу­ша­ла, на трех язы­ках до ста­ро­сти го­во­ри­ла. Умер­ла в 96 лет. Она ме­ня по­сла­ла по­зна­ко­мить­ся с вла­ды­кой Сте­фа­ном – был та­кой епи­с­коп. Мы ста­ли с ним бе­се­до­вать. Он мне сра­зу пря­мой во­прос: «А как у вас с На­та­шей от­но­ше­ния?» Я го­во­рю: «Пе­ре­пи­сы­ва­ем­ся». Он: «Мо­жешь де­лать пред­ло­же­ние!» И по­шел за ико­ной, нас бла­го­сло­вить. То есть фак­ти­че­с­ки я все де­лал по бла­го­слов­ле­нию. Боль­ше все­го я вол­но­вал­ся, вдруг она ска­жет: «Нет, не ну­жен ты мне!» Но я по­лу­чил со­гла­сие. И уе­хал на Урал еще на один год. Вот как ви­но-то вы­дер­жи­ва­ет­ся! И толь­ко спу­с­тя год я при­ехал с коль­цом. Мы вен­ча­лись, рас­пи­са­лись.

НА­ТА­ЛЬЯ КОН­СТАН­ТИ­НОВ­НА НИ­КОГ­ДА НЕ ЖА­ЛЕ­ЛА О ТОМ, ЧТО РАДИ
СЕ­МЬИ ЕЙ ПРИ­ШЛОСЬ БРО­СИТЬ КА­РЬ­Е­РУ ПЕ­РЕ­ВОД­ЧИ­КА, РАБО­ТУ В
УНИ­ВЕР­СИ­ТЕ­ТЕ?


– По­на­ча­лу На­та­ша ра­бо­та­ла в уни­вер­си­те­те и еще учи­лась. И я ви­дел, что она при­хо­дит ус­та­лая. Я счи­тал, что не нуж­на че­ло­ве­ку двой­ная на­груз­ка! И вот тут она сде­ла­ла пра­виль­ный вы­бор – она по­свя­ти­ла се­бя де­тям. Дру­гие пы­та­ют­ся что-то еще, и по­лу­ча­ет­ся не то ни се. И де­ти по­лу­бро­шен­ные бы­ва­ют. Ну, ино­гда бы­ва­ют ус­ло­вия та­кие, что вся­ко бы­ва­ет. Но боль­шей ча­с­тью – не то ни се. И по­том еще ор­га­низм ка­кой, ка­кая си­ла? Мо­гут не­ко­то­рые три ра­бо­ты тя­нуть и еще де­тей. Но та­ких – еди­ни­цы! На них рав­нять­ся не при­хо­дит­ся. А для че­го ж тог­да че­ло­ве­ка за­го­нять, как ло­шадь? Я счи­тал, что это ни к че­му. Те­перь она уже на пен­сии. Есть лю­ди, ко­то­рые кон­чи­ли выс­шие учеб­ные за­ве­де­ния, рва­лись всю жизнь, всю жизнь у них бы­ла на­пря­жен­ка, все то­ро­пи­ли. Те­перь и мы на пен­сии, и они на пен­сии. И ка­кая раз­ни­ца? Есть у На­та­ши по­дру­ги, ко­то­рые так раз­ры­ва­лись и док­тор­ские дис­сер­та­ции за­щи­ти­ли. Но ведь не вся­ко­му да­но. И не у всех по 7 че­ло­век де­тей и 20 вну­ков!

КТО ДОЛ­ЖЕН БЫТЬ ГЛАВ­НЫМ В СЕ­МЬЕ?

– Я вам так ска­жу. Пя­те­ро мо­их де­тей учи­лись в од­ной шко­ле, где был ди­рек­тором про­фес­сор Гри­го­рий Ива­но­вич Су­во­ров. За­ме­ча­тель­ный че­ло­век. Он од­наж­ды ме­ня вы­звал как от­ца сво­их уче­ни­ков, и мы бе­се­до­ва­ли. И он мне ска­зал: «У нас все к по­ст­ро­е­нию иде­аль­но­го об­ще­ст­ва стре­мят­ся – тог­да еще к ком­му­низ­му. Дай­те мне вос­пи­тан­ную мать, я вам та­кое об­ще­ст­во по­ст­рою!» Ведь что ка­са­ет­ся се­мей­ных ус­то­ев, то тут глав­ную роль иг­ра­ет имен­но мать. И по­двиг се­мей­но­го вос­пи­та­ния это дей­ст­ви­тель­но тя­же­лее лю­бой про­фес­сии.

КА­КУЮ РОЛЬ В ЖИЗ­НИ ЖЕН­ЩИ­НЫ ДОЛЖ­НА ИГ­РАТЬ СЕ­МЬЯ?

– С се­мьи на­чи­нал­ся вся­кий на­род. В сущ­но­с­ти, се­мей­ная ос­но­ва – это ос­но­ва не толь­ко вся­ко­го на­ро­да, это ос­но­ва вся­кой де­я­тель­но­с­ти! По­то­му что вся­кая де­я­тель­ность име­ет ис­то­ки, ав­то­ри­те­ты, она свя­за­на с изу­че­ни­ем про­фес­си­о­наль­ных во­про­сов. Вот рань­ше же бы­ли по­том­ст­вен­ные плот­ни­ки, куз­не­цы. По­это­му та на­ука, ко­то­рая су­ще­ст­ву­ет, она свя­за­на с се­мей­ным прин­ци­пом.
Се­мей­ное вос­пи­та­ние – это по­всед­нев­ный лич­ный при­мер. В се­мье ре­бе­нок на­хо­дит­ся все вре­мя. По­это­му здесь лич­ное, жи­вое пре­ем­ст­во – преж­де все­го. Как го­во­ри­ли свя­тые от­цы, это од­на из осо­бен­но­с­тей ис­тин­ной, пра­виль­ной ве­ры и ду­хов­но­с­ти. По­то­му что од­ним из глав­ных кри­те­ри­ев ис­тин­ной ве­ры, с че­ло­ве­че­с­кой точ­ки зре­ния, яв­ля­ет­ся пре­ем­ст­во. Ду­хов­ная сто­ро­на жиз­ни дей­ст­ву­ет и в ми­ре, и в мыс­лях, и в чув­ст­вах че­ло­ве­че­с­ких. Ду­хов­ная сто­ро­на – са­мая выс­шая, са­мая глав­ная. Но в зем­ном смыс­ле эта ду­хов­ная сто­ро­на яв­ля­ет­ся не­пре­рыв­ной, жи­вой пре­ем­ст­вен­но­с­тью.

С ЧЕ­ГО ДЛЯ ВАС НА­ЧИ­НА­ЕТ­СЯ ВЕ­РА?

– Ве­ра – она не на­чи­на­ет­ся. Она су­ще­ст­ву­ет. Че­ло­век жи­вет, че­ло­ве­ку чув­ст­во ве­ры при­су­ще. Ре­бе­нок, еще бу­ду­чи мла­ден­цем, за­ду­мы­ва­ет­ся над тем, а как? а по­че­му? а от­ку­да? У ме­ня де­ти на Па­с­ху бы­ли. Один по­до­шел с яич­ком и го­во­рит: «А по­че­му? а от­ку­да?» Ну, ма­туш­ка от­ве­ча­ет: «По­то­му что цып­ле­но­чек был в яич­ке». А ре­бе­нок го­во­рит: «Цып­ле­но­чек из яич­ка, яич­ко из ку­роч­ки. А от­ку­да яич­ко взя­лось, ког­да ку­роч­ки не бы­ло?» Это ре­бе­нок сфор­му­ли­ро­вал фи­ло­соф­ский во­прос! Ма­туш­ка от­ве­ти­ла, что все – Гос­подь. Ре­бе­нок ус­по­ко­ил­ся и все! А ког­да на­чи­на­ют го­во­рить, что вот сна­ча­ла су­ще­ст­во пол­за­ло-пол­за­ло, по­том от­ку­да-то вдруг кры­лья по­яви­лись, по­том по­че­му-то яй­ца не­стись на­ча­лись… У де­тей ве­ра су­ще­ст­ву­ет в ду­ше, как не­кая вещь – чув­ст­во ма­те­ри. Что-то по­ни­ма­ет, а что-то чув­ст­ву­ет.

ТО ЕСТЬ ЧЕ­ЛО­ВЕК РОЖ­ДА­ЕТ­СЯ С ВЕ­РОЙ, А ПО­ТОМ ЕЕ ТЕ­РЯ­ЕТ?

– Нет, она у не­го все­гда есть. Толь­ко ино­гда это чув­ст­во не в ту сто­ро­ну на­прав­ле­но. Ве­ра или же ус­т­рем­ля­ет­ся к ис­тин­но­му ис­точ­ни­ку бы­тия – к Бо­гу. А ес­ли нет, то по­лу­ча­ют­ся вся­кие су­е­ве­рия – го­ро­ско­пы, га­да­ния. Ре­во­лю­ция ведь то­же сде­ла­на на ба­га­же ве­ры. Ведь ве­ри­ли, что бу­дет луч­ше. Те­перь ви­дим, что по­лу­чи­лось. Да?

А ЧТО ДЛЯ ВАС БЫ­ЛО СА­МЫМ ТРУД­НЫМ, КОГ­ДА ВЫ С МА­ТУШ­КОЙ
РАС­ТИ­ЛИ ДЕ­ТЕЙ?


– Са­мое глав­ное, что мы ста­ра­лись, – это со­хра­нить в них ве­ру. А сле­ду­ю­щий этап – это за­ста­вить их учить­ся. Я сам лен­тяй. Вот учи­тель мо­их де­тей, ди­рек­тор их шко­лы, мне го­во­рил, что при­нуж­дать де­тей нель­зя! И к ве­ре при­нуж­дать нель­зя. Я го­во­рю: «А мож­но их вос­пи­ты­вать, не при­нуж­дая?» Он го­во­рит: «Нет, нель­зя. Мы все вре­мя их при­нуж­да­ем». Вот тут и есть ис­кус­ст­во вос­пи­та­ния! Оно за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы, с од­ной сто­ро­ны, не при­нуж­дая, а с дру­гой сто­ро­ны… Ну, для ве­ру­ю­ще­го че­ло­ве­ка – про­ще. Нуж­но про­сто мо­лить­ся. Вот у пси­хо­ло­гов при­емы вся­кие – за­ин­те­ре­со­вы­вать… Это все так, но нач­нешь за­ин­те­ре­со­вы­вать, а он при­учит­ся поль­зо­вать­ся этим. И од­но бу­дешь за­став­лять, а от дру­го­го бу­дешь пла­кать. Есть за­ме­ча­тель­ные па­ре­мии во вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста, как жаль, что на них не об­ра­ща­ют осо­бо­го вни­ма­ния: «Му­д­рый мол­чит до вре­ме­ни, бе­зум­ный го­во­рит без вре­ме­ни…» Я на­блю­даю вос­пи­та­ние сво­их де­тей, имен­но на­блю­даю, по­то­му что вос­пи­ты­ва­ет в ос­нов­ном мать. Так она мол­ча их вос­пи­ты­ва­ет. Ко­неч­но, тут роль иг­ра­ет лич­ный при­мер, по­это­му очень слож­но об этих ве­щах го­во­рить от­вле­чен­но. Сло­ва име­ют на­сто­я­щую си­лу толь­ко тог­да, тог­да они про­из­но­сят­ся че­ло­ве­ком, ко­то­рый их про­пу­с­тил че­рез вну­т­рен­ний опыт. Ког­да сло­ва зву­чат как ци­та­та, тог­да это что-то вро­де школь­но­го уро­ка.

ВОС­ПИ­ТЫ­ВАЯ ДЕ­ТЕЙ, ТРУД­НО БЫ­ВА­ЕТ СДЕР­ЖАТЬ­СЯ…
– Тер­пе­ние! Это ис­кус­ст­во так жить, что­бы са­мо­му не на­гре­шить и дру­го­го не на­ве­с­ти на грех. Что­бы все бы­ло во бла­го. На­при­мер, не слу­ша­ет­ся ре­бе­нок. И он на­чи­на­ет раз­дра­жать. Один ум­ный че­ло­век ска­зал: «Раз­дра­жен­ный вос­пи­та­тель не вос­пи­ты­ва­ет, а раз­дра­жа­ет». У ме­ня был та­кой мо­мент с сы­ном, я раз­дра­жал­ся. По­том чув­ст­вую, на­чал за­ки­пать. По­том я взял и за­мол­чал. И даль­ше не по­ш­ло. Он на дру­гой день про­сил у ме­ня про­ще­ния. Я чув­ст­вую, ес­ли бы я ра­зо­шел­ся, то он в оби­де бы ос­тал­ся.
Или вот еще при­мер. На­хо­жусь в дру­гой ком­на­те. Слы­шу, дра­ка там. Вле­таю в ком­на­ту – де­ти де­рут­ся. А ма­туш­ка си­дит и чи­та­ет жур­нал. Я да­же опе­шил: «Мам, ты что же мол­чишь?» А она го­во­рит: «Ну, па­поч­ка, они сей­час по­ми­рят­ся». Они дей­ст­ви­тель­но, по­ка мы раз­го­ва­ри­ва­ли, по­ми­ри­лись. Ма­туш­ка про­сто ни­ког­да не ра­бо­та­ла в ре­зо­нанс.

А ДЕ­ТЕЙ ШЛЕ­ПАТЬ МОЖ­НО?

– Шле­пать нуж­но. Это как шо­ко­вая те­ра­пия. Он ино­гда ра­зой­дет­ся, вой­дет в раж, и его нуж­но встрях­нуть. Но это не вос­пи­та­ние. Я не по­мню, что­бы мы дра­ли осо­бен­но де­тей. Вот толь­ко млад­ше­го сын­ка вы­дра­ли как-то как сле­ду­ет. Но это не я. Стар­ший сын. 20 лет меж­ду ни­ми раз­ни­ца. Млад­ший се­бя очень пло­хо вел, на­чал во­ро­вать в клас­се. Стар­ший брат его и вы­драл. По­том он был бла­го­да­рен. Сей­час в се­ми­на­рии учит­ся.

РАС­СКА­ЖИ­ТЕ ПО­ПО­ДРОБ­НЕЕ О ВА­ШИХ ДЕ­ТЯХ.
– Стар­ший Ан­д­рей за­кон­чил Ба­у­ман­ский уни­вер­си­тет, у не­го своя фир­ма. Вто­рой, Фе­дор, МА­ДИ за­кон­чил с крас­ным дип­ло­мом, то­же в биз­не­се ра­бо­та­ет. Тре­тий сын, Ти­хон, по­лу­чил выс­ший бал в МА­ДИ, был пер­вым уче­ни­ком. Те­перь он свя­щен­ник. Чет­вер­тый, Ва­си­лий, – на го­су­дар­ст­вен­ной ра­бо­те. Дочь Еле­на вы­шла за муж за свя­щен­ни­ка, от­ца Иго­ря. У них пя­те­ро де­тей, как и у нас, чет­ве­ро сы­но­вей-по­год­ков, а пя­тая де­воч­ка – Се­ра­фи­ма. Ей сей­час 5 ме­ся­цев. У мо­ей млад­шей до­че­ри Ана­с­та­сии муж с тре­мя выс­ши­ми об­ра­зо­ва­ни­я­ми. Наш млад­ший сын Ни­ко­лай сей­час в се­ми­на­рии учит­ся.

В ВА­ШЕЙ СЕ­МЕЙ­НОЙ ЖИЗ­НИ БОЛЬ­ШЕ РА­ДО­С­ТИ ИЛИ СТРА­ДА­НИЙ?

– Это не бух­гал­те­рия! Как в Еван­ге­лии ска­за­но: «Ког­да ро­дить­ся, не по­мнит скор­би за ра­дость». И ду­хов­ные ча­да, и род­ные ча­да мо­гут бо­ли при­не­с­ти мно­го. Но вот ес­ли они об­ра­ща­ют­ся к ве­ре, все за­бы­ва­ет­ся.

ДЛЯ ВСЕХ ЖЕН­ЩИН СА­МОЕ ЯР­КОЕ ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИЕ В ЖИЗ­НИ – РОЖДЕ­НИЕ РЕ­БЕН­КА. ОТЕЦ ВА­ЛЕ­РИ­АН, А ДЛЯ ВАС, КАК ДЛЯ ОТ­ЦА, КАКОЕ
СА­МОЕ ЯР­КОЕ ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИЕ?


– Ко­неч­но рож­де­ние! Что вот рож­да­ет­ся, рас­тет, раз­ви­ва­ет­ся, по­том ле­пе­тать на­чи­на­ет, что-то та­кое де­лать! Тай­на эта! От­ку­да это у не­го? что это? У ме­ня бы­ла да­же мысль та­кая, что­бы со­ста­вить дет­ский па­те­рик – из­ре­че­ния де­тей. У них ведь та­кие ве­щи бы­ва­ют… Вот од­наж­ды я слы­шал, как два брат­ца мо­их, од­но­му три, дру­го­му го­да че­ты­ре, го­во­ри­ли меж­ду со­бой. (Тот, ко­то­рый стар­ше, он сей­час уже сам свя­щен­ник.) Так вот стар­ший го­во­рит млад­ше­му: «А я те­бя мо­гу но­гой уда­рить!» Млад­ший: «Ну, ударь». Ну, как бить, ког­да го­во­рит – ударь?! Тут опять стар­ший: «Я те­бя мо­гу но­гой уда­рить!» И тут млад­ший, ко­то­рый еще бук­ву «р» не вы­го­ва­ри­ва­ет, грас­си­руя, так го­во­рит: «А ес­ли в гро­бу ле­жишь, ты мо­жешь ме­ня но­гой ударить?» Вот тут все – они ра­зо­шлись. Я был как гро­мом по­ра­жен та­ким про­стым от­ве­том. Я не мог се­бе объ­яс­нить этого от­ве­та. Но ког­да кре­с­тят, то чи­та­ет­ся апо­с­тол, в ко­то­ром есть та­кие сло­ва: «От­ны­не ты мертв ко гре­ху». То есть к гре­ху ты мерт­вец, к то­му, что­бы драть­ся ру­ка­ми, но­га­ми, ты – по­кой­ник, ты ле­жишь в гро­бу. Вот та­кое выс­шее бо­го­сло­вие я мог пред­ста­вить в этом от­ве­те ре­бен­ка!

А ПО­ЧЕ­МУ ГО­ВО­РЯТ, ЧТО МУЖ И ЖЕ­НА ЭТО ОД­НА СА­ТА­НА?

– По­то­му что не все по­сло­ви­цы от Бо­га. Муж и же­на это од­на плоть. Муж и же­на – это ума два, а плоть еди­на! Сей­час вот мо­да на фе­ми­ни­за­цию. Ког­да жен­щи­на ста­но­вит­ся по­хо­жа на муж­чи­ну. Во Вто­ро­за­ко­нии ска­за­но: «Да не бу­дет муж­ская ут­варь на жен­щи­не, а жен­ская на му­же». При та­ком пе­ре­пле­те­нии муж­ской пол при­об­ре­та­ет от­ри­ца­тель­ные свой­ст­ва жен­ско­го ес­те­ст­ва, а жен­ское ес­те­ст­во при­об­ре­та­ет от­ри­ца­тель­ные ка­че­ст­ва муж­ско­го. Жен­щи­на ста­но­вит­ся до­быт­чи­цей. Муж­чин – по­слаб­ля­ют. Ес­ли бы их не кор­ми­ли, не ба­ло­ва­ли… А ку­да де­нешь­ся? К со­жа­ле­нию, со­вре­мен­ная жен­щи­на в се­мей­ной жиз­ни пред­став­ля­ет кух­ню да пе­лен­ки. Она хо­чет раз­вле­кать­ся, за­ни­мать­ся де­я­тель­но­с­тью. Но ка­кая мо­жет быть де­я­тель­ность вы­ше со­зда­ния че­ло­ве­че­с­кой лич­но­с­ти? Со­вре­мен­ная жен­щи­на оп­рав­ды­ва­ет­ся: «Ес­ли бы му­жи­ки бы­ли дру­ги­ми, ес­ли бы нам да­ли воз­мож­ность!» Это все – «ес­ли бы»! Про­сто сей­час ис­клю­че­ния ста­но­вят­ся пра­ви­лом. Чи­с­тая де­вуш­ка – это уже ис­клю­че­ние. Это го­во­рит о том, что чи­с­то­му со­хра­нить­ся сре­ди этой гря­зи поч­ти не­воз­мож­но. Ес­ли ты сам не ис­пач­ка­ешь­ся, то те­бя на­силь­но сде­ла­ют гряз­ным.

ТАК КАК СО­ХРА­НИТЬ­СЯ?

– Я вам все вре­мя од­но и то же го­во­рю! Толь­ко ве­ра и толь­ко с по­мо­щью Бо­жь­ей. По-че­ло­ве­че­с­ки тут не ус­ле­дишь и не спра­вишь­ся. Еще Ки­ри­ев­ский пи­сал, что ве­ра долж­на про­ни­зы­вать всю де­я­тель­ность: «Ес­ли это­го нет, то ум – счет­ная ма­ши­на, чув­ст­ва – со­бра­ние без­душ­ных струн, в ко­то­рых сви­щет ве­тер…» Эта ци­та­та мне по­нра­ви­лась.

ЗНА­НИЯ МО­ГУТ БЫТЬ ВО ВРЕД?

– Свя­ти­тель Иг­на­тий Брян­ча­ни­нов пи­шет ка­кой-то ра­бе Бо­жь­ей: «Я был при­ят­но уте­шен, уз­нав из ва­ше­го пись­ма, что вы уже не так ум­ны, как бы­ли преж­де!» Де­ло все в том, что зна­ния как та­ко­вые не иг­ра­ют глав­ную роль. Они сто­ят на вто­ром ме­с­те. И да­же на по­след­нем ме­с­те. Об­ра­зо­ва­ние, ис­тин­ный смысл об­ра­зо­ва­ния, преж­де все­го за­клю­ча­ет­ся в вос­пи­та­нии чувств, в уме­нии поль­зо­вать­ся зна­ни­я­ми, пра­виль­но рас­суж­дать. Амо­раль­но­му че­ло­ве­ку зна­ния нель­зя да­вать.

ВЫ РО­ДИ­ЛИСЬ В 37-М ГО­ДУ, СТА­ЛИ СВЯ­ЩЕН­НИ­КОМ ЕЩЕ В СО­ВЕТСКИЕ ВРЕ­МЕ­НА. ТОГ­ДА БЫ­ЛИ ГО­НЕ­НИЯ НА МНО­ГИХ РЕ­ЛИ­ГИ­ОЗНЫХ
ДЕ­Я­ТЕ­ЛЕЙ. ДУ­ХОВ­НИ­КА ВА­ШЕЙ ТЕ­ЩИ РАС­СТ­РЕ­ЛЯ­ЛИ, ВАШ ОТЕЦ
ПРОВЕЛ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ В ЛАГЕРЯХ, НЕ­КОТО­РЫЕ ИЗ ВА­ШИХ ЗНА­КОМЫХ СИ­ДЕ­ЛИ В ТЮРЬ­МАХ. ВАМ НИ­КОГ­ДА НЕ БЫ­ЛО СТРАШ­НО ЗА
СВОЮ СЕ­МЬЮ?


– Ког­да-то ге­не­рал Ско­бе­лев ска­зал, что толь­ко ду­ра­ки ни­че­го не бо­ять­ся. Но страх нуж­но дер­жать в уз­де! В этом-то и за­клю­ча­ет­ся ка­кой-то по­двиг, ког­да ста­ра­ешь­ся все это сдер­жи­вать, не быть ра­бом об­сто­я­тельств. Как ска­за­но: «Кто хо­чет быть сво­бод­ным, тот дол­жен пре­одо­леть стра­да­ние!»

Отрывки из статьи отца Валериана (Кречетова) «Подвиг семейного воспитания»
«В на­шей се­мье все сде­ла­ла ма­ма. Отец Вла­ди­мир го­во­рил мо­е­му от­цу: «Вот даст те­бе Бог же­ну, и она по­ве­дет те­бя вот так – и он взял мо­е­го от­ца за ру­ку и по­вел во­круг ана­лоя – в Цар­ст­вие Не­бес­ное. Ты вот ду­ма­ешь, что это ты идешь? Нет, это она те­бя ве­дет ту­да». И по ма­ми­но­му на­сто­я­нию, по ма­ми­но­му под­креп­ле­нию, хо­тя ему еще в тюрь­ме бы­ло пред­ска­за­но свя­щен­ни­че­с­кое слу­же­ние, мой отец по­шел в 49 лет в се­ми­на­рию. Этот при­мер по­ка­зы­ва­ет, что в жиз­ни очень важ­на жен­ская по­ло­ви­на – это теп­ло, это ду­ша се­мьи».
«Бла­жен­ная Мо­ни­ка вы­мо­ли­ла сво­е­го сы­на, Бла­жен­но­го Ав­гу­с­ти­на, свя­ти­тель Ио­анн Зла­то­уст – плод мо­литв его свя­той ма­те­ри, ве­ли­ко­му­че­ник Пан­те­ле­и­мон – то­же плод мо­литв сво­ей свя­той ма­те­ри, ко­то­рая при му­же-языч­ни­ке вос­пи­та­ла бу­ду­ще­го ве­ли­чай­ше­го свя­то­го. Здесь Про­мы­сел Бо­жий. Как ска­за­ла свя­тая Кас­сия – «че­рез жен­щи­ну по­шел грех, че­рез жен­щи­ну и спа­се­ние». «В ве­ру­ю­щей се­мье жен­щи­на – ве­ли­кое де­ло. Я не по­мню, что­бы моя ма­ма про ко­го-ни­будь пло­хо го­во­ри­ла, ко­го-ни­будь осуж­да­ла. Ее за­ве­ща­ния все­гда зву­чат в мо­их ушах, и я на всю жизнь за­пом­нил, что ког­да кто-то де­лал не то или вы­ска­зы­вал­ся не так, она все­гда го­во­ри­ла мне: «Ва­люш­ка, мол­чи». И эта за­по­ведь ма­те­ри ме­ня спа­са­ла мно­го раз в жиз­ни». «Ког­да у ме­ня уже бы­ло че­ты­ре сы­на, я встре­тил­ся со схи­ар­хи­ман­д­ри­том Се­ра­фи­мом, и он ска­зал мне: «Ста­рай­ся, что­бы де­ти те­бя лю­би­ли, тог­да ты все смо­жешь с ни­ми сде­лать». И это уже про­ве­ре­но на соб­ст­вен­ном опы­те. Де­ти бе­зо­ши­боч­но чув­ст­ву­ют со­сто­я­ние ро­ди­те­лей».
«Силь­ный, ес­ли он силь­ный дей­ст­ви­тель­но, смо­жет и за се­бя, и за сла­бо­го сде­лать. У на­шей ма­туш­ки На­та­льи бы­ло сла­бое здо­ро­вье, и ей го­во­ри­ли, что де­тей во­об­ще не бу­дет, а по­том Гос­подь семь де­тей дал, а вось­мая умер­ла. Я не по­мню, что­бы у нас бы­ли ког­да-ни­будь про­бле­мы, кто что бу­дет де­лать, я и в ма­га­зи­ны хо­дил, и по­су­ду мыл, и к де­тям но­чью вста­вал. Ма­туш­ка ус­та­ва­ла, бед­нень­кая, за день, спит, а я вста­вал. Я силь­нее, я и дол­жен – ина­че ку­да эту си­лу де­вать? И ни­ка­ких про­блем не бы­ло. Сколь­ко мог, столь­ко и де­лал. Но что ин­те­рес­но – чем даль­ше, тем мень­ше мне хло­пот до­ста­ва­лось, и с по­след­ни­ми де­ть­ми я про­сто уже ни­че­го не де­лал. Все бы­ло на ма­туш­ке, она все силь­нее и силь­нее ста­но­ви­лась».
«Я да­рил сво­им де­тям ин­ст­ру­мен­таль­ные на­бо­ры, от­верт­ки, мо­лот­ки раз­ные, но­жич­ки, фо­на­рик, они все вре­мя де­ла­ли что-то сво­и­ми ру­ка­ми, и я сам так вос­пи­ты­вал­ся. Я не был ни пи­о­не­ром, ни ком­со­моль­цем, по­это­му пер­спек­ти­ва моя бы­ла ну­ле­вая в смыс­ле ка­ко­го-то про­дви­же­ния, и я по­ни­мал, что моя жизнь бу­дет за­ви­сеть в зем­ном смыс­ле от то­го, ка­ким я бу­ду спе­ци­а­ли­с­том, на­сколь­ко я бу­ду уметь что-то де­лать. И я все­гда го­во­рил сво­им де­тям, что очень важ­но быть не­за­ви­си­мым в ду­хов­ном смыс­ле. А ты не­за­ви­сим толь­ко тог­да, ког­да ты все мо­жешь сам сде­лать».

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в селе Акулово

Первое упоминание
об этом храме относится аж к началу XVII века.
В древних записях говорится о том,
что в 1627 году деревня Акулово принадлежала
Андрею Загряжскому. В ней был один двор,
в котором жили «приказчик и два человека деловых».
А уже через 20 лет Акуловым владел Алексей Иванович Сабуров. К этому времени в деревне
уже насчитывались
«двор вотчинников
и четыре двора крестьянских,
в них шесть человек».
В 1670 году Акулово купил Александр Севастианович Хитрово, знатный род которого вел свое начало с XIV века.
Хитрово служил
при дворе, часто сопровождал царя Алексея Михайловича на богомолье
в Троице-Сергиеву Лавру, в Звенигород.
В 1676 году Хитрово завершил в Акулове строительство деревянной церкви
во имя Покрова Пресвятой
Богородицы
с трапезной
и колокольней.
С 1719 года Акулово принадлежало князьям Долгоруковым.
Храм Покрова Пресвятой Богородицы в это время
был приписан
к Московской Духовной Консистории,
а в 1790 году передан
в ведомство Звенигородского Духовного Правления.
В 1791 году князь Василий Васильевич Долгоруков продал Акулово графине Варваре Петровне Разумовской, урожденной графине Шереметевой. Большую заботу Варвара Петровна уделяла храму.
При ней богослужения совершались почти ежедневно, причем
не только в летнее,
но и зимнее время,
т. к. храм был теплый.
Но энергичной графине этого было мало,
и она взялась
за перестройку храма. Она решила, что он должен стать каменным. И уже
в 1807 году была сооружена каменная церковь с двумя приделами в честь Казанской иконы Божьей Матери
и Святителя Николая, сохранившаяся
до наших дней.
До наших дней также сохранились
и иконостасы храма, которые в 1885 году обновил священник Василий Орлов.
После революции на некоторое время был закрыт летний храм,
но придел Святителя Николая никогда
не закрывался. Особенно почитаема прихожанами
и клиром храма память великомученицы Варвары – небесной покровительницы графини Разумовской, строительницы храма. Частица святых мощей великомученицы покоится в кресте, выносимом из алтаря только в день
ее памяти.
Прихожане храма Покрова Пресвятой Богородицы особенно гордятся тем,
что их храм ни разу
не закрывался.
Даже в советские времена, когда были закрыты или уничтожены почти все религиозные учреждения. Говорят, что храм сохранился благодаря его настоятелям, которые, как один, были мудры, обладали глубочайшей верой и силой духа.
Сейчас настоятелем храма является протоиерей
Валериан Кречетов.
Второй священник – отец Игорь Смертин, зять отца Валериана.

 

 

 

Запись опубликована в рубрике 2004 №6. Добавьте в закладки постоянную ссылку.