ГОЛОС КОЛЬЦА

Ирина КВАТЕЛАДЗЕ
Фото предоставлены «Universal Russia», Andrew Eccles

«ЕС­ЛИ АР­ТИСТ ЧЕ­С­ТЕН ПО ОТ­НО­ШЕ­НИЮ К СЕ­БЕ, ЭТО НЕ ВАЖ­НО, НА­СКОЛЬ­КО ЧИСТ ЕГО ГО­ЛОС ИЛИ НА­СКОЛЬ­КО ХО­РО­ШО ОН ИГ­РА­ЕТ НА ФОР­ТЕ­ПЬ­Я­НО. ЗДЕСЬ РЕЧЬ ИДЕТ ТОЛЬ­КО О ЧУВ­СТ­ВАХ».

СИССЕЛ
(Sissel KYRKJEBO)

Общий тираж
альбомов певицы
на ее родине составляет
8 миллионов экземпляров,
что превышает население
Норвегии
в два раза.

Ее на­зва­ли в честь свя­той Се­си­лии – по­кро­ви­тель­ни­цы всех пев­цов.
Свой пер­вый зо­ло­той аль­бом она вы­пу­с­ти­ла в 17 лет.
Она ста­ла го­ло­сом Олим­пи­а­ды в Лил­ле­хам­ме­ре (Нор­ве­гия, 1994), спев на за­кры­тии «Se ilden lyse» («Огонь в тво­ем серд­це»).
На сле­ду­ю­щий день ей по­зво­нил «ко­роль опе­ры» Пла­си­до До­мин­го и пред­ло­жил спеть с ним и с Шар­лем Аз­на­ву­ром на еже­год­ном Рож­де­ст­вен­ском кон­цер­те в Ве­не. С тех пор они до­б­рые дру­зья и кол­ле­ги и ча­с­то вы­сту­па­ют вме­с­те.
Ее го­лос зву­чит на зву­ко­вой до­рож­ке са­мо­го кас­со­во­го филь­ма всех вре­мен – «Ти­та­ни­ка» Джейм­са Кэ­ме­ро­на.
В 1993 го­ду, за че­ты­ре го­да до пре­мье­ры филь­ма, ком­по­зи­тор Джеймс Хор­нер спе­ци­аль­но для Сис­сел на­пи­сал за­глав­ную пес­ню филь­ма «My Heart Will Go On». Пе­ви­ца за­пи­са­ла для «Ти­та­ни­ка» семь ком­по­зи­ций, но сту­дия PolyGram Records, с ко­то­рой со­труд­ни­ча­ла нор­веж­ка, от­ка­за­лась за­пла­тить Хор­не­ру ре­корд­ный го­но­рар в $2 мил­ли­о­на, и пра­ва на вы­пуск са­унд­тре­ка вы­ку­пил лейбл Sony Classical. Они под­пи­са­ли с Хор­не­ром кон­тракт, в ко­то­ром бы­ло од­но ус­ло­вие – ис­пол­нять за­глав­ную пес­ню бу­дет ар­тист Sony. То есть Се­лин Ди­он.
Даль­ней­шее – уже ис­то­рия му­зы­ки. Са­унд­трек «Ти­та­ни­ка» стал од­ним из са­мых при­быль­ных ре­ли­зов в ми­ре. А жур­нал «The Wall Street Journal» на­звал Сис­сел «пев­чей пти­цей Нор­ве­гии». Га­зе­та «Home News Tribune» на сво­их стра­ни­цах вос­хи­ща­ет­ся «кри­с­таль­но чи­с­тым го­ло­сом» Сис­сел, а обо­зре­ва­тель «Journal Newspapers» Брай­ан Тру­итт на­пи­сал, что «во­каль­ное ма­с­тер­ст­во Сис­сел за­ста­вит по­крас­неть лю­бое зве­зд­ное со­пра­но».
Сей­час пе­ви­ца вме­с­те с Го­вар­дом Шо­ром со­вер­ша­ет ми­ро­вое тур­не с Сим­фо­ни­ей «Вла­с­те­лин ко­лец».
Го­вард Шор – зна­ме­ни­тый ка­над­ский ком­по­зи­тор, на­пи­сав­ший му­зы­ку бо­лее чем к се­ми­де­ся­ти филь­мам – «Мол­ча­ние яг­нят», «Эд Вуд», «Бан­ды Нью-Йор­ка», «Оди­но­кая бе­лая жен­щи­на», «Щеп­ка», «Стрип­тиз», «Ана­ли­зи­руй это!», «Клет­ка», «Дог­ма», «Фи­ла­дель­фия», «Семь», «Иг­ра» и мно­гим дру­гим, смог со­здать адек­ват­ное му­зы­каль­ное во­пло­ще­ние ми­ра Тол­ки­на. Вдох­нов­лен­ный ста­рин­ной на­род­ной му­зы­кой VIII-IX ве­ков, Шор со­здал эпи­че­с­кое му­зы­каль­ное по­лот­но, в ко­то­ром на­шли от­ра­же­ние кельт­ские мо­ти­вы и те­мы гри­го­ри­ан­ских хо­ра­лов. Ра­бо­та ком­по­зи­то­ра над ки­но­три­ло­ги­ей «Вла­с­те­лин ко­лец» удо­с­то­е­на са­мых пре­стиж­ных му­зы­каль­ных и ки­не­ма­то­гра­фи­че­с­ких на­град, в том чис­ле трех пре­мий Аме­ри­кан­ской ки­но­ака­де­мии «Ос­кар» и двух пре­мий «Грэм­ми».
Сим­фо­ния в ше­с­ти ча­с­тях для ор­ке­с­т­ра, хо­ра и со­ли­с­тов со­сто­ит из трид­ца­ти трех кон­церт­ных но­ме­ров, объ­е­ди­нен­ных еди­ной сю­жет­ной ли­ни­ей. Ви­део­ряд, ко­то­рый транс­ли­ру­ет­ся на ог­ром­ных эк­ра­нах, был со­здан спе­ци­аль­но для это­го шоу са­мы­ми из­ве­ст­ны­ми ил­лю­с­т­ра­то­ра­ми Тол­ки­на – ан­г­ли­ча­ни­ном Ала­ном Ли и швей­цар­цем Джо­ном Хо­у­вом. Бла­го­да­ря со­еди­не­нию ви­део­ря­да, му­зы­ки Го­вар­да Шо­ра и спе­ци­аль­ных ви­зу­аль­ных эф­фек­тов, пу­те­ше­ст­вие в Мир Коль­ца пре­вра­ща­ет­ся в силь­ней­шее по сво­е­му эмо­ци­о­наль­но­му воз­дей­ст­вию зре­ли­ще.
На­до от­ме­тить, что од­но из са­мых зна­чи­мых куль­тур­ных со­бы­тий на­ча­ла XXI ве­ка в сво­ем са­мом мас­штаб­ном ис­пол­не­нии – при уча­с­тии ав­то­ра, Го­вар­да Шо­ра, Сис­сел и с пол­ным ви­део­ря­дом Ли и Хо­у­ва – бу­дет пред­став­ле­но вни­ма­нию жи­те­лей толь­ко де­вя­ти ми­ро­вых сто­лиц – Лон­до­на, То­кио, Па­ри­жа, Бер­ли­на, Ри­ма, Сид­нея, Ва­шинг­то­на, От­та­вы и Моск­вы. Эти де­вять сто­лиц, рас­по­ло­жен­ных на раз­ных ма­те­ри­ках и кон­ти­нен­тах, са­ми об­ра­зу­ют Коль­цо, опо­я­сав­шее Зем­лю.

КОГ­ДА ВЫ РЕ­ШИ­ЛИ СТАТЬ ПЕ­ВИ­ЦЕЙ?
– Я все­гда лю­би­ла му­зы­ку и все­гда пе­ла. Мне ни­ког­да не хо­те­лось стать пе­ви­цей в том смыс­ле, что­бы сде­лать­ся зна­ме­ни­то­с­тью. Ес­ли ты ус­пеш­но за­ни­ма­ешь­ся сво­им де­лом, то это при­хо­дит са­мо. Я про­сто все­гда ис­пы­ты­ва­ла ра­дость от­то­го, что пою. И вдруг од­наж­ды, да­же не­за­мет­но для се­бя, об­на­ру­жи­ла, что это уже моя ра­бо­та. Так что я ве­зу­чий че­ло­век. Ког­да лю­би­мое за­ня­тие ста­но­вит­ся ра­бо­той, это чу­дес­но!

А О ЧЕМ В ДЕТ­СТ­ВЕ МЕЧ­ТА­ЛИ?

– А ме­ня бы­ли раз­ные дет­ские меч­ты. На­при­мер, стать кем-то вро­де но­вой Фло­ренс Най­тин­гейл – та­кой же ге­ро­и­ней, ко­то­рая спа­са­ет не­сча­ст­ных лю­дей. Или зна­ме­ни­той ба­ле­ри­ной.

РАС­СКА­ЖИ­ТЕ НЕ­МНО­ГО О СВО­ЕМ ДЕТ­СТ­ВЕ…
– Я, мои ро­ди­те­ли, два мо­их бра­та и кот жи­ли в квар­ти­ре, не­да­ле­ко от го­ро­да Бер­ген. Ни­кто в мо­ей се­мье не за­ни­мал­ся про­фес­си­о­наль­но му­зы­кой, но все ее лю­би­ли. Она по­сто­ян­но зву­ча­ла в до­ме… Я вы­рос­ла там, где бы­ли го­ры и оке­ан. Мне ка­жет­ся, это очень кра­си­во и, я бы да­же ска­за­ла, иде­аль­но.

КА­КУЮ МУ­ЗЫ­КУ ВЫ ЛЮ­БИ­ЛИ В ТО ВРЕ­МЯ?

– Очень лю­би­ла Queen, Кейт Буш, Дол­ли Пар­тон, То­ма Джон­са. А еще клас­си­ку. Но я по­ня­тия тог­да не име­ла, что и как в ней на­зы­ва­ет­ся.

У ВАС ПО­ЛУ­ЧА­ЕТ­СЯ СОВ­МЕ­ЩАТЬ УС­ПЕШ­НУЮ КА­РЬ­Е­РУ СО СЧА­СТ­ЛИВОЙ СЕ­МЕЙ­НОЙ ЖИЗ­НЬЮ?

– Это очень слож­но, но я на­де­юсь, что я с этим справ­ля­юсь. Очень важ­но по­лу­чать удо­воль­ст­вие как от ра­бо­ты, так и от вре­ме­ни, ко­то­рое про­водишь со сво­и­ми де­ть­ми. И тог­да все по­лу­чается.

ОС­ТАВ­ЛЯ­ЕТ ЛИ ВА­ША КА­РЬ­Е­РА ДО­СТА­ТОЧ­НО ВРЕ­МЕ­НИ НА СЕ­МЬЮ?

– На­де­юсь, что да. То есть я са­ма се­бе его ос­тав­ляю. И очень ра­да, что мо­гу это сде­лать. Это очень важ­но – не про­сто при­сут­ст­во­вать, а имен­но быть все­ми сво­и­ми мыс­ля­ми и эмо­ци­я­ми до­ма, с де­ть­ми. Хо­тя и для ра­бо­ты это то­же, ко­неч­но, очень важ­но.

А ЧА­С­ТО ВА­ША СЕ­МЬЯ ПРИ­СУТ­СТ­ВУ­ЕТ НА ВА­ШИХ КОН­ЦЕР­ТАХ?

– Нет. Ми­ро­вое тур­не – это очень тя­же­лая ра­бо­та, поч­ти не ос­тав­ля­ю­щая сво­бод­но­го вре­ме­ни. И ес­ли это тя­же­ло для ме­ня, то для ма­лень­ких де­тей тя­же­ло вдвой­не. Ино­гда я бе­ру их с со­бой в по­езд­ки, но толь­ко ес­ли точ­но знаю, что у ме­ня бу­дет до­ста­точ­но вре­ме­ни для них.

ВЫ ВЫ­СТУ­ПА­ЛИ С ТА­КИ­МИ ВЫ­ДА­Ю­ЩИ­МИ­СЯ ПЕВ­ЦА­МИ, КАК ПЛАСИ­ДО ДО­МИН­ГО, ШАРЛЬ АЗ­НА­ВУР, ДАЙ­А­НА КРОЛЛ. КА­КОЙ ОПЫТ
ВАМ ПО­КА­ЗАЛ­СЯ НА­И­БО­ЛЕЕ ИН­ТЕ­РЕС­НЫМ?


– Ар­ти­с­ты, ко­то­рых вы упо­мя­ну­ли, за­ни­ма­ют осо­бое ме­с­то в мо­ем серд­це. Но мое вы­ступ­ле­ние на Зим­них Олим­пий­ских иг­рах в Лил­ле­хам­ме­ре в 1994 го­ду я вспо­ми­наю ча­ще все­го. Хо­лод, чи­с­тый, как кри­с­талл, воз­дух и воз­буж­де­ние…

КАК-ТО ВЫ СКА­ЗА­ЛИ, ЧТО ВАМ ОЧЕНЬ НРА­ВИТ­СЯ СОВ­МЕ­ЩАТЬ РАЗНЫЕ СТИ­ЛИ МУ­ЗЫ­КИ. ЭТО ПРАВ­ДА?

– Че­рез му­зы­ку я вы­ра­жаю свои чув­ст­ва и из­ли­ваю ду­шу. Или это ме­ня раз­вле­ка­ет. Ес­ли ар­тист че­с­тен по от­но­ше­нию к се­бе, это не важ­но, на­сколь­ко чист его го­лос или на­сколь­ко хо­ро­шо он иг­ра­ет на фор­те­пь­я­но. Здесь речь идет толь­ко о чув­ст­вах.

ВЫ УЖЕ ОД­НАЖ­ДЫ ВЫ­СТУ­ПА­ЛИ В МОСК­ВЕ, НА «РОЖ­ДЕ­СТ­ВЕНСКОМ БА­ЛУ» В 2002-М ВМЕ­С­ТЕ С ПЛА­СИ­ДО ДО­МИН­ГО, ХО­СЕ КАРРЕРА­СОМ И ЭМ­МОЙ ШАП­ЛИН. КА­КОЕ ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИЕ НА ВАС ПРОИЗВЕ­ЛИ МОСКВИ­ЧИ, ГО­РОД, САМ КОН­ЦЕРТ?

– Я от­лич­но про­ве­ла вре­мя в Моск­ве. Бы­ло очень тя­же­ло, по­то­му что у нас бы­ло очень ма­ло вре­ме­ни, чтоб при­го­то­вить­ся к кон­цер­ту, но я на­слаж­да­лась каж­дой ми­ну­той. Мне уда­лось уви­деть Крас­ную пло­щадь, ме­т­ро – оно ве­ли­ко­леп­но!

КОГ­ДА ВЫ В ПЕР­ВЫЙ РАЗ ПРО­ЧИ­ТА­ЛИ КНИ­ГУ «ВЛА­С­ТЕ­ЛИН КО­ЛЕЦ»?
КА­КОЕ ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИЕ ОНА НА ВАС ПРО­ИЗ­ВЕ­ЛА?


– На са­мом-то де­ле ни­кто из мо­ей се­мьи так ее и не про­чи­тал… Фильм мне то­же не уда­лось по­смо­т­реть. Во­об­ще мне уда­ет­ся смо­т­реть толь­ко дет­ские муль­ти­ки, та­кие как «Шрэк», на­при­мер.

КАК ТАК ПО­ЛУ­ЧИ­ЛОСЬ, ЧТО ВЫ НА­ЧА­ЛИ ПЕТЬ В СИМ­ФО­НИИ «ВЛА­С­ТЕЛИН КО­ЛЕЦ»?

– Им ну­жен был кто-то, кто мог бы петь как клас­си­че­с­кие пар­тии, так и поп. Ме­ня при­гла­си­ли при­ехать к Го­вар­ду Шо­ру в Нью-Йорк. Я спе­ла од­ну из пе­сен, и он спро­сил, хо­чу ли я при­ни­мать уча­с­тие в ту­ре Сим­фо­нии.… Имен­но тог­да я и по­зна­ко­ми­лась с ним впер­вые!

КА­КО­ВА ВА­ША РОЛЬ В СИМ­ФО­НИИ?

– Я со­пра­но, альт и со­пра­но маль­чи­ка во вто­рой ча­с­ти Сим­фо­нии.

ТЯ­ЖЕ­ЛО ПЕТЬ НА ЭЛЬ­ФИЙ­СКОМ?

– Нет, это все фо­не­ти­че­с­ки на­пи­са­но, и мне толь­ко и нуж­но, что про­чи­тать. На са­мом-то де­ле на рус­ском петь го­раз­до слож­нее!

СЛУ­ЧА­ЛИСЬ В ВА­ШЕЙ ЖИЗ­НИ МО­МЕН­ТЫ, КО­ТО­РЫЕ ЭТУ ЖИЗНЬ
КРУТО МЕ­НЯ­ЛИ?


– Ра­зу­ме­ет­ся, слу­ча­лись. Ду­маю, что та­кие мо­мен­ты слу­ча­ют­ся у каж­до­го. Все мы так или ина­че стал­ки­ва­ем­ся с этим. И мне при­хо­ди­лось ос­та­нав­ли­вать­ся, обо­ра­чи­вать­ся на­зад и пы­тать­ся со сто­ро­ны оце­нить соб­ст­вен­ную жизнь. Это, кста­ти, по­мо­га­ет. Но, зна­е­те, нуж­но вре­мя. Нуж­на дис­тан­ция, ко­то­рая бы от­де­ля­ла те­бя от та­ких мо­мен­тов, что­бы мож­но бы­ло о них спо­кой­но го­во­рить, по­де­лить­ся этим с дру­ги­ми.

КТО ПО­ВЛИ­ЯЛ НА ВАС БОЛЬ­ШЕ ВСЕ­ГО В ТЕ­ЧЕ­НИЕ ВА­ШЕЙ ЖИЗ­НИ?

– Это бы­ли мои де­душ­ка и ба­буш­ка. Они все­гда ме­ня под­дер­жи­ва­ли. На­учи­ли быть силь­ной, неж­ной и до­б­рой.

МО­ЖЕ­ТЕ ЛИ ВЫ НА­ЗВАТЬ СЕ­БЯ СО­СТО­Я­ТЕЛЬ­НЫМ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ?

– Ну, это ведь все от­но­си­тель­но. Я мо­гу на­звать се­бя сча­ст­ли­вым че­ло­ве­ком. У ме­ня есть две пре­крас­ные до­че­ри и лю­би­мая ра­бо­та. И цен­ность все­го это­го ни­ка­ки­ми день­га­ми не из­ме­ря­ет­ся.

ВЫ ХО­ТЕ­ЛИ БЫ ИЗ­МЕ­НИТЬ ЧТО-ЛИ­БО В СВО­ЕМ ПРО­ШЛОМ?

– Еще как! И опять-та­ки все слу­чи­лось бук­валь­но вче­ра! Пред­став­ля­е­те, я пря­мо пе­ред сном съе­ла ог­ром­ный ку­сок тор­та! Те­перь ужас­но рас­ка­и­ва­юсь… А ес­ли се­рь­ез­но, то, на­вер­ное, это не­пра­виль­но – что-то пы­тать­ся ме­нять в сво­ем про­шлом. По­то­му что весь этот опыт, пло­хой он или хо­ро­ший, он же все-та­ки мой. И ес­ли бы че­го-то не слу­чи­лось в мо­ей жиз­ни, я и не бы­ла бы сей­час со­бой. Та­кой, ка­кая есть.

 

Запись опубликована в рубрике 2004 №6. Добавьте в закладки постоянную ссылку.