ДУША АКТЕРА

Беседу вела Марина ХАКИМОВА
Фото Олега ЛАЗАРЕВА

«Я НЕ УС­ТАЮ ПО­ВТО­РЯТЬ: «КА­КИЕ РАЗ­НЫЕ ЛЮ­ДИ! КАК ИН­ТЕ­РЕС­НО ЖИТЬ!» ВСТРЕ­ЧА­ЕШЬ ПОД­ЛЕ­ЦА И ДУ­МА­ЕШЬ – РАЗ­НЫЕ ЛЮ­ДИ. ВСТРЕ­ЧА­ЕШЬ СА­МО­ПО­ЖЕРТ­ВО­ВА­НИЕ, ПО­СТУ­ПОК ВЕ­ЛИ­ЧАЙ­ШЕЙ ЧЕ­С­ТИ, ДОЛ­ГА И РА­ДУ­ЕШЬ­СЯ – КА­КИЕ РАЗ­НЫЕ ЛЮ­ДИ!»

Пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за, вер­нее, что за­па­да­ет в ду­шу – это стра­да­ние. Уж не по­мню, кто из ве­ли­ких лю­дей ска­зал, что «на­сто­я­щий че­ло­век из­ме­ря­ет­ся глу­би­ной его стра­да­ния»…
Ка­за­лось бы, у Дми­т­рия нет при­чин для гру­с­ти. Его лю­бят, сни­ма­ют, пред­ла­га­ют ин­те­рес­ные ро­ли в те­а­т­ре, в ки­но. Сто­ит ска­зать, что толь­ко в Ма­лом те­а­т­ре он сы­г­рал бо­лее 50 ро­лей.
У не­го пре­крас­ная друж­ная се­мья. Оча­ро­ва­тель­ная же­на-ак­т­ри­са, ум­ные де­ти. Ему вез­ло в жиз­ни. Но, го­во­ря о лич­ных уда­чах, Дми­т­рий ни­ког­да не за­бы­ва­ет об об­щих про­бле­мах, о тра­ге­дии на­шей стра­ны, о бо­ли лю­бо­го че­ло­ве­ка, жи­ву­ще­го в этой стра­не. И это не вы­со­кие сло­ва. Это вы­со­кие чув­ст­ва. И глу­бо­кие мыс­ли. С мыс­лей, по­жа­луй, и нач­нем.
– Я тут про­чи­тал у Со­лже­ни­цы­на в его ав­то­био­гра­фи­че­с­кой кни­ге «В кру­ге пер­вом» за­ме­ча­тель­ную мысль, вы­ска­зан­ную од­ним из его ге­ро­ев. О том, что лю­бая мысль долж­на ро­дить­ся в те­бе са­мом! Ты дол­жен ее сам, лич­но сам вы­му­чить. А по­том уже в ми­ро­вой ли­те­ра­ту­ре, в ми­ро­вой фи­ло­со­фии, в ми­ро­вых кла­до­вых че­ло­ве­че­ст­ва на­толк­нуть­ся на под­тверж­де­ние этой мыс­ли. Не най­ти чу­жую мысль и ей сле­до­вать как по­нра­вив­шей­ся, а са­мо­му эту мысль ро­дить. И эти мыс­ли, на­вер­ное, долж­ны быть как брил­ли­ан­ты в шка­тул­ке. Вот мысль Алек­сан­д­ра Иса­е­ви­ча са­ма по се­бе очень до­ро­го­го сто­ит. Я ведь уже в том воз­ра­с­те, ког­да или ты мо­жешь ро­жать мыс­ли, со­об­ра­же­ния и ка­кие-то по­зи­ции вы­ра­ба­ты­вать. Или ты не мо­жешь, и это зна­чит, что уже все – и не смо­жешь уже ни­ког­да…

В КИ­НО, В ТЕ­ЛЕ­СЕ­РИ­А­ЛАХ ВЫ ЧА­С­ТО ИГ­РА­Е­ТЕ МУ­ЖЕ­СТ­ВЕН­НЫХ ЛЮДЕЙ, УВЕ­РЕН­НЫХ В СЕ­БЕ, МУЖ­ЧИН, КО­ТО­РЫЕ КРЕП­КО СТО­ЯТ НА НОГАХ. А В ЖИЗ­НИ ВЫ КА­КОЙ?

– Я очень мни­тель­ный че­ло­век, ве­рю во вся­кие при­ме­ты. Знаю, что это пло­хо, бо­рюсь с со­бой, ка­кие-то вы­пле­вы­ваю из се­бя. Но я их так мно­го знаю!..

НА­ЗО­ВИ­ТЕ ПА­РОЧ­КУ…
– Спа­си и со­хра­ни о них пи­сать! Ведь ког­да не зна­ешь при­ме­ты, ты чист пе­ред су­е­ве­ри­ем. Но как толь­ко ты зна­ешь, но не вы­пол­ня­ешь, то на­чи­на­ет­ся не­кая двой­ст­вен­ность, ко­то­рая те­бя раз­ры­ва­ет.

А ЛЮ­БИ­МАЯ ПРИ­МЕ­ТА У ВАС ЕСТЬ?

– Моя лю­би­мая при­ме­та со­вер­шен­но не опас­на – не на­до ни­че­го вы­бра­сы­вать в ок­но. Вы­бра­сы­вая что-то в ок­но, ты по­па­да­ешь в сво­е­го ан­ге­ла-хра­ни­те­ля, ко­то­рый как раз там – за ок­ном. Как толь­ко я об этом уз­нал, я пе­ре­стал вы­бра­сы­вать что-ли­бо в ок­но.

ПРИ­МЕ­ТЫ – ЭТО ЕДИН­СТ­ВЕН­НОЕ, ЧТО ВАМ МЕ­ША­ЕТ В ЖИЗ­НИ?

– С тем, что мне ме­ша­ет в жиз­ни, я бо­рюсь. Но это моя лич­ная ис­то­рия.

А ЧТО ПО­МО­ГА­ЕТ?

– У Ниц­ше есть за­ме­ча­тель­ная фра­за: «Ес­ли у те­бя не ос­та­лось ни од­ной ле­ст­ни­цы, за­ле­зай на свою го­ло­ву. Как ина­че ты смо­жешь за­брать­ся на­верх?» Мне это очень по­мо­га­ло. Я как-то раз слу­чай­но про­чел ее на сте­не в ва­го­не ме­т­ро.

УМ­НЫЕ МЫС­ЛИ ПО­МО­ГА­ЮТ ВАМ В ОБ­ЩЕ­НИИ С ПРО­ТИ­ВО­ПО­ЛОЖНЫМ ПО­ЛОМ? ВО­ОБ­ЩЕ, ЧТО ВЫ ДУ­МА­Е­ТЕ О ЖЕН­ЩИ­НАХ?

– Все­гда бы­ло мно­го спо­ров о том, ка­кой пол бо­лее вы­со­ко­ор­га­ни­зо­ван­ный, ка­кой ме­нее. Ес­ли муж­чи­на чув­ст­ву­ет и жи­вет стра­с­тя­ми, он за­нят весь этим про­цес­сом. Ес­ли же он за­ни­ма­ет­ся чем-то мер­кан­тиль­ным, не­твор­че­с­ким, то и этим про­цес­сом за­нят опять же он весь. А жен­щи­на и в са­мые мер­кан­тиль­ные мо­мен­ты вклю­ча­ет чув­ст­ва, вер­нее, не вы­клю­ча­ет их. И, на­обо­рот, в са­мые чув­ст­вен­ные мо­мен­ты, в са­мые твор­че­с­кие мо­мен­ты у нее мер­кан­тиль­ный ком­пью­тер не вы­клю­ча­ет­ся. Эта та­кая осо­бен­ность моз­га. Я это знаю. Вот вам и вся раз­ни­ца. Кто луч­ше ор­га­ни­зо­ван, кто ху­же? Я вот не­дав­но чи­тал, что жен­щи­на кон­сер­ва­тив­на в сво­ей эво­лю­ции. Муж­чи­на раз­ви­ва­ет­ся бы­с­т­рее – как не­кий экс­пе­ри­мент. При­ро­да ста­вит экс­пе­ри­мен­ты на муж­чи­нах. Ес­ли муж­чи­на нор­маль­но вы­жи­ва­ет в сво­ем но­вом об­ли­ке – без хво­с­та, на­при­мер, без над­бров­ных дуг, без по­ка­то­го лба, то и жен­щи­на сле­ду­ет по­том за этим не­пре­мен­но.

ЧТО, ПО-ВА­ШЕ­МУ, СА­МОЕ ВАЖ­НОЕ В ЖИЗ­НИ ЖЕН­ЩИ­НЫ?

– Я ду­маю, что лю­бая на­сед­ли­вая (от сло­ва «на­сед­ка» – Прим. ред.) жен­щи­на тем не ме­нее меч­та­ет. И лю­бо­му муж­чи­не, на­хо­дя­ще­му­ся ря­дом, на­до по­пы­тать­ся уга­дать – о чем. Мо­жет быть, она из ка­ких-то со­об­ра­же­ний не го­во­рит о сво­ей меч­те? Так муж­чи­не на­до рас­ко­пать ее меч­ту и по воз­мож­но­с­ти осу­ще­ст­вить ее. Я уже го­во­рил, жен­щи­на – это вы­со­ко­ор­га­ни­зо­ван­ный ор­га­низм! Ну, по­че­му ни­кто не спо­рит со мной на эту те­му?

Я ПРО­СТО НЕ ОС­МЕ­ЛИ­ВА­ЮСЬ СПО­РИТЬ. ВЕДЬ ИН­ТЕЛ­ЛЕК­ТОМ ЗА­ДАВИ­ТЕ! ВПРО­ЧЕМ, МНЕ КА­ЖЕТ­СЯ, ЧТО В ОБ­ЩЕЙ МАС­СЕ СВО­ЕЙ МУЖЧИ­НЫ ВСЕ-ТА­КИ УМ­НЕЕ, ЧЕМ ЖЕН­ЩИ­НЫ…
– Не рас­ст­ра­и­вай­тесь! За­то муж­чи­ны ро­жать не уме­ют!

ВЫ АК­ТИВ­НО РА­БО­ТА­Е­ТЕ В ТЕ­А­Т­РЕ, НА ТЕ­ЛЕ­ВИ­ДЕ­НИИ, В КИ­НО. ВЫ В
КУР­СЕ ВСЕХ СО­БЫ­ТИЙ В КУЛЬ­ТУР­НОЙ ЖИЗ­НИ СТРА­НЫ. РАС­СКА­ЖИТЕ, ЧЬЯ РА­БО­ТА В ПО­СЛЕД­НЕЕ ВРЕ­МЯ ПРО­ИЗ­ВЕ­ЛА НА ВАС СА­МОЕ
БОЛЬ­ШОЕ ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИЕ?


– Де­ло в том, что во мне ни­че­го не за­дер­жи­ва­ет­ся. У ме­ня ос­та­ют­ся толь­ко од­ни об­щие по­ня­тия и сим­во­лы. Я по­то­му и книг не пи­шу… А при­ме­ры? Есть у лю­дей та­кое свой­ст­во па­мя­ти, ког­да в го­ло­ве за­ст­ре­ва­ют со­бы­тия, яв­ле­ния, и эти лю­ди мо­гут сы­пать рас­ска­за­ми, при­ме­ра­ми, рав­но как и анек­до­та­ми с ут­ра до ве­че­ра. У ме­ня дру­гое стро­е­ние моз­гов. Ну, низ­шая фор­ма, че­го вы хо­ти­те?

ТЕ­АТР ДЛЯ ВАС – СА­МОЕ ВАЖ­НОЕ ИС­КУС­СТ­ВО. ЧТО ВЫ ДУ­МА­Е­ТЕ О
СО­ВРЕ­МЕН­НОМ ТЕ­А­Т­РЕ?


– Те­атр, он как хвост – ата­визм та­кой. Ото­мрет – ма­ло кто за­ме­тит, есть он или нет. Вот ес­ли те­ле­ви­де­ние за­в­т­ра от­ме­нить, то все за­ме­тят. А ес­ли от­ме­нить те­атр, то очень мно­гие да­же и не уз­на­ют. А кто-то про­сто как дан­ность вос­при­мет: ну нет те­а­т­ра, ну и хо­ро­шо. Мю­зик­лы ведь есть!

ТЕ­АТР – АТА­ВИЗМ… СЛОЖ­НО В ЭТО ПО­ВЕ­РИТЬ. НО ПО­СТА­РА­ЮСЬ. А
ЧТО ЖЕ ТОГ­ДА МО­ЖЕТ ЗА­МЕ­НИТЬ ТЕ­АТР? ЧТО МО­ЖЕТ ЗА­ПОЛ­НИТЬ ТУ
НИ­ШУ, КО­ТО­РУЮ НА ПРО­ТЯ­ЖЕ­НИИ ТЫ­СЯ­ЧЕ­ЛЕ­ТИЙ ЗА­НИ­МАЛ ТЕАТР?


– Ну, он же не умер. Те­атр все-та­ки жив. Мо­жет быть, мы про­сто бу­дем по­след­ни­ми из пред­ста­ви­те­лей этой про­фес­сии. Мы и ря­дом с на­ми на­хо­дя­щи­е­ся. Но по­ка лю­ди хо­дят и за­пол­ня­ют за­лы. И лю­дям это нуж­но. По­ка нуж­но – зна­чит, оно бу­дет! Есть ведь ка­кие-то эли­тар­ные ви­ды ис­кус­ст­ва, ко­то­рые все рав­но на­хо­дят сво­их зри­те­лей. Я, на­при­мер, не мо­гу по­нять, что та­кое по­каз мо­ды? Три дня си­деть и смо­т­реть на это! Ну, я не по­ни­маю! А есть лю­ди, ко­то­рые по­ни­ма­ют, но их мень­ше, чем тех, ко­то­рые по­ни­ма­ют те­атр. Так что не­из­ве­ст­но, кто рань­ше ото­мрет! Ну, это так, пред­по­ло­же­ния по по­пу­ляр­но­с­ти, по не­об­хо­ди­мо­с­ти. По за­ин­те­ре­со­ван­но­с­ти го­су­дар­ст­ва в этом ви­де ис­кус­ст­ва в том чис­ле. Вон, в Аме­ри­ке, нет те­а­т­ра прак­ти­че­с­ки!

НЕ БУ­ДЕМ РАВ­НЯТЬ­СЯ НА АМЕ­РИ­КУ. И ПО­ТОМ – ТАМ ВСЕ-ТА­КИ
ЕСТЬ БРОД­ВЕЙ!


– Да что там Брод­вей? Не Брод­вей и да­же не за Брод­ве­ем. А за-за Брод­ве­ем! Аме­ри­кан­цы все но­ро­вят прой­ти дра­ма­ти­че­с­кую шко­лу, но… для то­го, что­бы сни­мать­ся в ки­но! По­то­му что дра­ма­ти­че­с­ких ар­ти­с­тов поч­ти все­гда лю­бят в ки­но – на­столь­ко они точ­ны.

В ПО­СЛЕД­НЕЕ ВРЕ­МЯ ВЫ МНО­ГО РА­БО­ТА­Е­ТЕ НА ТЕ­ЛЕ­ВИ­ДЕ­НИИ. ВСЕ
ЗНА­ЮТ ВА­ШУ ПРО­ГРАМ­МУ «КУ­ЛИ­НАР­НЫЙ ПО­ЕДИ­НОК» НА НТВ. СРЕДИ ОГ­РОМ­НО­ГО КО­ЛИ­ЧЕ­СТ­ВА ПРО­ГРАММ «ПРО ЕДУ» ВА­ША ОТ­ЛИ­ЧАЕТ­СЯ ВЫ­СО­КИМ ПРО­ФЕС­СИ­О­НА­ЛИЗ­МОМ, ОТ­МЕН­НЫМ ВКУ­СОМ,
СТИ­ЛЕМ. ЕЕ ИН­ТЕ­РЕС­НО СМО­Т­РЕТЬ, И ПО­ЗНА­ВА­ТЕЛЬ­НО, И ВКУС­НО.
НО ВЫ-ТО ЧТО СКА­ЖЕ­ТЕ О СВО­ЕЙ СМЕЖ­НОЙ ПРО­ФЕС­СИИ ТЕ­ЛЕ­ВИ­ЗИОН­ЩИ­КА?


– Что ме­ня свя­зы­ва­ет с «Ку­ли­нар­ным по­един­ком» на НТВ? Ин­те­рес­ные лю­ди! Я встре­чаю лю­дей в ки­но, в ху­до­же­ст­вен­ном те­а­т­ре. У ме­ня есть не­боль­шой, уз­кий (но, сла­ва Бо­гу, он есть!) круг дру­зей, ко­то­рые то­же лю­ди уди­ви­тель­ные и пи­та­ю­щие ме­ня.

ДЕЙ­СТ­ВИ­ТЕЛЬ­НО, К ВАМ НА ПРО­ГРАМ­МУ ПРИ­ХО­ДЯТ ИН­ТЕ­РЕС­НЫЕ
ЛЮ­ДИ. НО МНЕ КА­ЖЕТ­СЯ, ЧТО В ФОР­МА­ТЕ «КУ­ЛИ­НАР­НО­ГО ПО­ЕДИНКА» СЛОЖ­НО ПО­ГО­ВО­РИТЬ НА ИН­ТЕ­РЕС­НЫЕ ТЕ­МЫ. ВСЕ КРУ­ТИТ­СЯ
ВО­КРУГ ЕДЫ…

– Ду­ма­ю­щий – да ус­лы­шит. Мож­но за­дать лю­бой про­стой во­прос, а от­ве­ты на не­го мо­гут быть раз­ные. Раз­ные лю­ди от­ве­ча­ют по-раз­но­му. Есть лю­ди со­вер­шен­но пу­с­тые и не­ин­те­рес­ные, на мой взгляд. Счи­та­ю­щие, что их ин­те­ре­сы скон­цен­т­ри­ро­ва­ны в уз­ко­спе­ци­аль­ном скан­даль­ном про­яв­ле­нии. Но это, ско­рее, ис­клю­че­ние. Я не ус­таю по­вто­рять: «Ка­кие раз­ные лю­ди! Как ин­те­рес­но жить!» Встре­ча­ешь под­ле­ца и ду­ма­ешь – раз­ные лю­ди. Встре­ча­ешь са­мо­по­жерт­во­ва­ние, по­сту­пок ве­ли­чай­шей че­с­ти, дол­га и ра­ду­ешь­ся – ка­кие раз­ные лю­ди!

В ТЕ­А­Т­РЕ ВЫ СЫ­Г­РА­ЛИ ОКО­ЛО 50 РО­ЛЕЙ ИМЕН­НО В КЛАС­СИ­ЧЕ­СКИХ СПЕК­ТАК­ЛЯХ. ЧЕ­ХОВ, ОС­Т­РО­ВСКИЙ, ГОРЬ­КИЙ… СЕЙ­ЧАС ВЫ
ТО­ЖЕ ИГ­РА­Е­ТЕ КЛАС­СИ­КУ?


– Я иг­раю Астрова в спектакле «Дя­дя Ва­ня» в «Та­ба­кер­ке» и Те­те­ре­ва в горь­ков­ских «Ме­ща­нах» во МХА­Те. Это мно­го. И это хо­ро­шо. Но да­же эти бле­с­тя­щие по­ста­нов­ки не мо­гут за­пол­нить то­го ва­ку­у­ма, ко­то­рый су­ще­ст­ву­ет во мне и в мо­ей же­не Оле. По­это­му и воз­ник спек­такль «Пра­зд­ник ду­ши». Мы его вы­нян­чи­ли, вы­пе­с­то­ва­ли. Мы зна­ли, ра­ди че­го это де­ла­ет­ся, о чем мы мо­жем по­го­во­рить со зри­тель­ным за­лом. Мы зна­ли, что это бу­дет нуж­но. Обыч­но ан­т­ре­пре­не­ры бо­ят­ся та­ких спек­так­лей. Го­во­рят, два че­ло­ве­ка на сце­не – это скуч­но. Но я знаю, что это не так. Два че­ло­ве­ка на сце­не это очень, очень тя­же­ло! Это ог­ром­ный труд – вдво­ем не­сти на се­бе дву­хак­то­вый спек­такль. Про­сто идем и рвем ду­шу.

ДМИ­Т­РИЙ, В ОД­НОМ СВО­ЕМ ПУБ­ЛИЧ­НОМ ВЫ­СТУП­ЛЕ­НИИ ВЫ
КАК-ТО ЗА­ЯВИ­ЛИ, ЧТО С УДО­ВОЛЬ­СТ­ВИ­ЕМ БЫ ВЫ­ЗВА­ЛИ ФИЛИП­ПА КИР­КОРО­ВА НА ДУ­ЭЛЬ. ИЛИ ПРО­СТО НА­БИ­ЛИ БЫ ЕМУ…
НУ, СА­МИ ПО­НИ­МАЕ­ТЕ ЧТО. А КАК ВЫ СЕ­БЕ ЭТО ПРЕД­СТАВ­ЛЯ­ЕТЕ?


– Это на­столь­ко скан­даль­ная фи­гу­ра, что по­том на­вер­ня­ка при­дет­ся сесть по­жиз­нен­но. Я ду­маю, это един­ст­вен­ное, что удер­жи­ва­ет 100 ты­сяч здра­во­мыс­ля­щих муж­чин сде­лать то, о чем мы с ва­ми го­во­рим. Но я счи­таю, что Кир­ко­ров уже по­лу­чил по­ще­чи­ну от мил­ли­о­нов лю­дей. Вспом­ни­те, как он при­ехал, по­лу­чив пре­мию MTV. Его же не встре­ти­ла ни од­на жи­вая ду­ша! Я ви­дел этот сю­жет, и мне да­же ста­ло его не­мно­жеч­ко жал­ко. Там бы­ли вы­став­ле­ны ка­ме­ры, и он ре­шил, что это для не­го. А встре­ча­ли Вана Кли­бер­на, ко­то­рый при­ле­тал сле­ду­ю­щим рей­сом из Аме­ри­ки. Ни один фа­нат не встре­тил Кир­ко­ро­ва око­ло вхо­да! Это по­тря­са­ю­ще! Я гор­жусь на­ро­дом на­шим, я гор­жусь Рос­си­ей – ни еди­ный че­ло­век не встре­тил Кир­ко­ро­ва! И он по до­ро­ге до­мой, уже в ма­ши­не, вы­ска­зал две мыс­ли. Од­ну очень пра­виль­ную – при­ят­но, что его оза­ри­ло. И од­ну со­вер­шен­но не­вер­ную – про­сто, что­бы урав­но­ве­сить свое ни­что­же­ст­во. Он ска­зал: «Ну, ес­ли из-за од­ной жур­на­ли­ст­ки мож­но пе­ре­черк­нуть мои 20 с лиш­ним лет ка­рь­е­ры, зна­чит, грош це­на этой ка­рь­е­ре». Пра­виль­ная мысль! Но по­том он до­ба­вил: «И грош це­на этой стра­не». А вот это уже не­пра­виль­ная мысль.

КА­КОЙ ВАМ ВИ­ДИТ­СЯ ВА­ША СТА­РОСТЬ? ДМИ­Т­РИЙ НА­ЗА­РОВ В 90
ЛЕТ – КА­КИМ БУ­ДЕ­Т?


– Ду­маю, что мне пой­дет се­ди­на, мор­щи­ны. Се­ди­ны в бо­ро­де уже дав­но нет. Бо­ро­ду сбрил! Мор­щи­ны мне пой­дут – как у Фи­лип­па Ну­а­ре. Ви­дел как-то его. К со­жа­ле­нию, он, фран­цуз, го­во­рил на ис­пан­ском. Я слу­шал, и мне бы­ло ужас­но жал­ко, что я ни­че­го не по­ни­маю. Ведь ум­ней­ший же дядь­ка… И я по­ду­мал: вот я, на­вер­ное, бу­ду по­хож на Фи­лип­па Ну­а­ре в ста­ро­сти.

А КО­ГО ВЫ БУ­ДЕ­ТЕ ИГ­РАТЬ?

– В ми­ро­вой дра­ма­тур­гии ро­лей мно­го. Лишь бы я был до­сто­ин. Я в эту про­фес­сию при­шел иг­рать, иг­рать и еще раз иг­рать!

НАЗАРОВ Дмитрий

Народный артист России
Родился в Москве.
После окончания Щепкинского училища 16 лет работал в Малом театре. Сыграл более 50 ролей, среди которых – Данила-мастер в «Каменном цветке», Ахов «Не все коту масленица»,
Глоба «Русские люди», Меженин «Берег»,
Вася Шустрый
«Горячее сердце».
Параллельно трудился на сцене театра «Сфера». Играл Тригорина в «Чайке», Гульсары в «Прощай, Гульсары».
С 1995 по 2002 год работал на сцене театра Российской Армии. Самые значимые его работы –Сатин «На дне»
и Отелло.
В настоящее время – актер МХАТа им. Чехова.
Вдвоем с женой создал независимый театральный проект – спектакль для двоих «Праздник души».
Лауреат премии «Хрустальная Турандот» и премии им. И. М. Смоктуновского «Артист конца двадцатого века».

РОЛИ
В КИНОФИЛЬМАХ
«Охота»
«Цензуру к памяти
не допускаю»
«Темная ночь»
«Любовь на плоту»
«Бедовая бабушка»
«Театр купца Епишкина»
«Башмачник»

СЕРИАЛЫ
«Мелочи жизни»
«Закон»
«Гражданин начальник»
«Каменская 3»
«С новым счастьем 2»
«Ангелы на дорогах»
«Марш Турецкого 4»
«Время – деньги»
«Вокзал»
«Красная капелла»
«Штрафбат».
В настоящее время снимается в мистическом сериале «Вызов».

Спектакль
«Праздник души»
– это театр двух актеров – Дмитрия Назарова и его жены Ольги Васильевой. Это очень пронзительная история любви.
Трагедия идеальной женщины и мужчины, влюбленного
в свою работу.
Они равны
по темпераменту,
по силе, по обаянию. Но мне все-таки показалось, что
в «Празднике души» душа Ольги ярче,
чем душа Дмитрия. Может быть, потому что женщина всегда ярче? А может быть,
потому что именно этого хотел Дмитрий?

 

 

 

 

Запись опубликована в рубрике 2004 №6. Добавьте в закладки постоянную ссылку.