ЕЩЕ РАЗ О ПРОДЛЕНИИ ЖИЗНИ

Ольга НЕКРАСОВА, социолог, кандидат философских наук

«Я обтирал пыль в комнате, и, обойдя кругом, подошел к дивану, и не мог вспомнить, обтирал ли я его или нет. Так как движения эти привычны и бессознательны, я чувствовал, что это уже невозможно вспомнить. Так что, если я обтирал и забыл это, то есть действовал бессознательно, то это все равно, как не было. Если бы кто осознательный видел, то можно было бы восстановить. Если же никто не видел или видел, но бессознательно; если целая жизнь многих пройдет бессознательно, то эта жизнь как бы не была».
Л.Н.Толстой. Дневниковая запись 1 марта 1897 года

Не знаю, что потом… Бросил ли граф навсегда обтирать пыль или, наоборот, делал это с христианским самоуничижением: мол, осознаю, что вычеркиваю час из собственной жизни, однако сенную девку обтирать пыль не зову, сберегая тем самым час ее жизни.

Факт тот, что классики сто лет назад замечали особенности человеческой психики, о которых и сейчас пишут диссертации. «Если целая жизнь многих пройдет бессознательно, то эта жизнь как бы не была», – сильней не скажешь.

Еще цитата. Компьютерный учебник фирмы Microsoft, раздел «Об авторе». Интересно, чем занимается помимо компьютеров Рассел Борланд, один из разработчиков Word for Windows, написавший 1000-страничное пособие, переведенное на все основные языки мира. «Уитворд-колледж присвоил Борланду ученую степень бакалавра искусств, Портлендский университет – степень магистра, а Вашингтонский университет – степень доктора философии. Его научные работы были посвящены английской литературе ХIХ века… Председатель клуба собаководов… В возрасте 46 лет увлекся ездой на мотоцикле, на котором любит ездить в штаб-квартиру Microsoft, расположенную в 90 милях от его дома»… Похоже, достаточно.

Понятно, что ведущий специалист транснациональной корпорации живет лучше, чем многие и у нас, и у них. Я сравниваю не уровень, а содержание жизни.

Это может быть либо жизнь в рамках стереотипов, проходящая бессознательно. Жизнь, которая «как бы не была». Либо человек принимает кредо – ломать всяческие стереотипы.

Цивилизация ХХI века ставит перед человеком необходимость профессионально заниматься несколькими видами деятельности. Это объективное требование прогресса – образованного, цивилизованного населения развитых стран слишком мало, чтобы образованный человек занимался чем-то одним. Ибо его социальная миссия – поддерживать и развивать науку, технологию и общие гуманитарные знания, накопленные на настоящий момент. Объективно возникла и потребность в работе на стыках наук и отраслей знания.

Председатель Международной байкерской ассоциации, известный среди мотоциклистов под кличкой Хирург, г-н Лазарев «в миру» заведует отделением в Центральном институте травматологии и ортопедии. Приезжает на работу, оседлав мотоцикл, имеет клиентуру среди своих, получающих травмы, как насморк.

Его методика могла появиться только у человека с бензином в крови: замена суставов на спецметаллические, скрепление переломов штифтами, установка пластин. Что для динамично живущих самое оно. Собрали тебя по кусочкам, чуток обвык, сел и опять поехал. Иные еще и гордятся стальным шарниром в коленке – терминаторы. А терять месяцы, а порой и годы на вытяжке, в гипсовых корсетах, чтобы потом еще восстанавливать атрофированные мышцы – это для старшего поколения.

Хотя и бодрые старушки вставляют металлический тазобедренный сустав – и пошла бабушка по своим делам. Кто не согласен, того Лазарев лечить не берется. Идите в другие больницы, надейтесь на Бога, на природу, зарабатывайте пролежни, если не торопитесь жить.

У человека, живущего стереотипами, такой подход вызывает оторопь и внутреннее сопротивление. Зачем на работу пошел после операции, когда мог бы еще поболеть? Диссертацию защищаешь – кому это нужно? В сорок лет поступил в еще один вуз – что, делать нечего?

Кому это нужно? Да самому человеку. Зачем? А затем, что есть такое понятие: субъективное увеличение продолжительности жизни.

Над тем, как продлить жизнь физическую, все человечество бьется, но есть здесь пределы. И придумано увеличение жизни субъективное – для себя.

Приобретая разные профессиональные, а затем и личностные качества, человек раздвигает свой внутренний мир и проживает за среднестатистические 70–80 лет несколько жизней, в разных ипостасях.

Жизнь вне стереотипов проходит осознанно, и она не «как бы не была», а, наоборот, как бы удлиняется…

Противоположность – существование в неизменных реалиях, когда быт устоялся, ничего нового вокруг человека не происходит и похожие дни и годы бегут мимо бессознательно.

Как гордились в свое время долгожителем Ширали Мислимовым! Современник Пушкина дотянул, помнится, до 1970-х годов, с наглядностью агитплаката иллюстрируя преимущества советской власти. Центральные газеты его поздравляли с каждым днем рожденья, только интервью с крепким старцем не печатали. Потому что сказать ему было нечего. Он просто жил в своих горах, в своем селе, которое миновали все потрясения сменявшихся эпох.

Но это еще не весь кошмар. Инерция быта такова, что многие даже не «просто живут», а убивают время, субъективно сокращая жизнь. Преподавая в вузе, я несколько лет ходила мимо молодого охранника, читающего детективы. Импонировало то, что читает хоть что-то. Потрясало то, что за прошедшее время, ровно ничего не меняя в своей жизни, кроме содержания раскрытой книжки, он мог бы получить престижную, высокооплачиваемую специальность.

Однажды не удержалась, вызвала его на разговор. Оказалось, что в охранники он и поступал с расчетом окончить вуз, но в первый год после армии был не готов, потом изо дня в день обещал себе, что начнет готовиться завтра… Считался хорошим, «положительным» парнем: пьет только пиво, товарищей подменяет, мухи не обидит. Содержание жизни: упомянутые детективы и пиво, телевизор, изредка встречи с армейскими друзьями. Прогнозируемое будущее: до пенсии в охранниках не продержат, лет в сорок окажется на улице без специальности и привычки к труду.

Несколько языков, несколько профессий раздвигают человеку мир. Смешным нам раньше казалось зарубежное образование с их принципом отбора предметов по желанию студентов. И странное сочетание предметов, скажем, физика плюс литература. Но – вспомним того же Борланда, компьютерщика-литератора, в прошлом главного редактора компьютерного журнала. Достаточно редкое сочетание профессий сделало его и специалистом редкостным, и, как следствие, высокооплачиваемым.

Во Франции я подробно ознакомилась с системой послевузовского образования, которая работает не только на повышение квалификации, но и на уточнение и смену специальности. В течение жизни в динамичном мире можно поменять специальность несколько раз, планируя профессиональный пик на 40–50 лет, а потом находя другие занятия. И у нас эта тенденция увеличивается в связи с открытостью к мировой цивилизации. Сейчас в среде продвинутой московской интеллигенции принято отправлять детей в два учебных заведения, параллельно или последовательно.

К примеру, такие пары. Государственный вуз (общее образование, скажем, юриспруденция) плюс частный (то же, но конкретнее, скажем, коммерческое право). Или профильный вуз (экономический, юридический) плюс курсы – иностранных языков, компьютерные, бухучет, аудит. Или журналистика плюс экономика, или иная специальность, которая позволит работать в корпоративном издании.

Профессионально развиваясь, надо заранее готовиться к рывку на следующий уровень ответственности. Вы здорово лечили зубы, или конструировали одежду, или занимались психоанализом. Наконец, решив, что хватит работать на дядю, открыли свое дело и стали боссом.

Пускай весь штат состоит из 2–3 человек. Это не облегчает, а осложняет вашу задачу: хозяину, имеющему значительный штат, и главбух что надо шепнет, и юрисконсульт вовремя подскажет. А вы одна за всех и тут-то понимаете, что заработать деньги мало, надо еще их удержать, а в этом деле масса тонкостей, которые самостоятельно не постигнешь. Надо было хоть бухгалтерские курсы окончить да, смирив гордыню, поработать на невысоком окладе там, куда возьмут – «за науку», за право поучиться у финансовых волков, которые знают, как и государству заплатить, и себя не обидеть.

Говорю о таких очевидных вещах потому, что на них чаще всего и прогорают. Человеку, уверенному в своем высоком профессионализме, трудно признать, что как бизнесмен он еще никто. Думая о будущем предприятии, он видит себя за знакомым делом, а финансовую и юридическую составляющие отбрасывает подсознательно или осознанно, надеясь разобраться в проблемах по мере их возникновения.

В первые годы реформ, когда свирепствовал дикий капитализм, появилась идея: зачем вообще учиться? Сидеть в палатке или грубо рэкетовать с утюгом – особого образования не требуется. Борцы за цивилизацию и культуру плакали, что падают конкурсы в вузы.

Но это все было временно. В конце концов, живем-то в третьем тысячелетии. Даже рэкетом занялись интеллектуалы, которые приходят к жертве с документами и расчетами. А уж кулаки и пистолеты – это последняя точка, если «клиент» чего-то не понял или не противопоставил расчетам рэкетира еще что-то более интеллектуальное.

Быть невежественным становится неприлично. И, собственно, что сегодня понимается под невежеством? Его содержание стало очень широким. Часто человека невежественным социально делает сознательная отгороженность от многих процессов: телевизор не смотрю принципиально – у меня есть классика, компьютер не покупаю – Пушкин гусиным пером писал…

Есть такое понятие: субъективное увеличение продолжительности жизни

В такой изоляции мировосприятие сужается, и жизнь внешняя становится непонятнее. А потом человек и профессионально деградирует.

В быту человек, мало- и узкообразованный, живущий привычками, «живущий бессознательно», оголтело консервативен, так как не видит многообразия вариантов действий и точек зрения. Он начинает терроризировать близких, учит жить «по его».

Непревзойденный образец такого поведения дала мне хозяйка дачи, закатив скандал из-за того, что я помылась во вторник. Объяснить причин своего недовольства она не могла, и только потом случайно выяснилось: в поселковой бане женский день – суббота. Она прожила с этим жизнь, и административная установка слилась для нее с моральной. В бане или дома, нагрев тазик или открутив краник, но женщины должны мыться по субботам, а мужчины по воскресеньям, а если кто-то поступает иначе, он безнравственный, достойный презрения тип.

Запись опубликована в рубрике 2004 №4. Добавьте в закладки постоянную ссылку.