Ирина АКСЕНЕНКО: «У МЕНЯ НЕТ МЕЧТЫ ЛИЧНО ДЛЯ СЕБЯ»

Беседу вела Татьяна ПУДОВА

ЧТОБЫ БЫТЬ ВМЕСТЕ С ЛЮБИМЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, ИРИНА ПОШЛА ПРОТИВ ВОЛИ
РОДИТЕЛЕЙ, НАРУШИВ ВСЕ ЗАПОВЕДИ. МАМА ПРИНЯЛА ЕЕ БРАК С ЮРИЕМ АКСЕНЕНКО, МЭРОМ САРАТОВА, ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ДВА ГОДА — ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯ ПЕРВОГО РЕБЕНКА. ЗАТО ПОТОМ СКАЗАЛА ДОЧЕРИ: «ТЕПЕРЬ Я ПОНИМАЮ, ЧТО ТЕБЯ
ПРИВЛЕКЛО В ТВОЕМ МУЖЕ. ЕГО НАДЕЖНОСТЬ И ЕГО ПОТРЯСАЮЩАЯ УЛЫБКА».

ИРИНА, МАМА ПОПАЛА В ТОЧКУ, КОГДА НЕ СОВЕТОВАЛА ВСТРЕЧАТЬСЯ С ЖЕНАТЫМ
МУЖЧИНОЙ?


— В самую! С будущим мужем мы познакомились в гостях.

Мне было 19 лет, ему — 41. Но разницы в возрасте совсем
не чувствовалось. Он был настолько искренним, веселым, с
непередаваемым мальчишеским смехом и потрясающей
улыбкой — такой естественной и открытой, что устоять было
невозможно.

А ЕГО СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС ВАС НЕ СМУТИЛ?

— На тот момент я знала только,
что его зовут Юрий Николаевич. А кто такой глава администрации Саратовского района, я и понятия не имела. Даже когда первый раз пришла к нему на работу и увидела на двери
его кабинета табличку с названием должности, не придала
никакого значения.

Мои родители, они по 20 лет проработали в Саратовском
техническом университете, с детства учили, что финансовое
или социальное положение человека — далеко не самое
главное. Поэтому мою маму очень пугало, что меня привлечет в будущем муже именно его статус. А я видела в Юрии Николаевиче только умного, интересного, обаятельного мужчину. Я и сейчас-то не воспринимаю его как главу города.

Только как внимательного мужа, заботливого отца, прекрасного человека.

И КАК УХАЖИВАЛ ЭТОТ УМНЫЙ, ИНТЕРЕСНЫЙ, ОБАЯТЕЛЬНЫЙ МУЖЧИНА?

— Конечно, дарил цветы, вместе с друзьями мы выбирались в лес
на шашлыки или на Волгу — купаться, играть в волейбол. Но
свободное время и Юра — это понятия несовместимые. Как
тогда, так и сейчас. Для меня всегда главным подарком была возможность просто с ним пообщаться. Особенно первое
время я безумно страдала оттого, что его не вижу.

С первых же дней мне пришлось привыкать к тому ритму,
в котором он живет, и учиться самопожертвованию. И это к
лучшему. Потом сделать это было бы гораздо сложнее.

А мое самое любимое время и тогда, и сейчас — это когда
представляется возможность поехать вместе с мужем в командировку. Тогда мы садимся в поезд и начинаем бесконечно говорить, говорить. Потому что знаем: такая возможность представится еще не скоро.

РОЖДЕНИЕ ТРОИХ ДЕТЕЙ МОЖНО НАЗВАТЬ САМОПОЖЕРТВОВАНИЕМ?

— Отчасти
да. Потому что я всегда очень хотела работать. Даже на свое
18-летие попросила родителей сделать подарок: устроить
меня на работу. Мне было все равно — куда и кем. Главное
— иметь возможность самой зарабатывать деньги, самой
ими распоряжаться. Мама с папой сделали такой подарок:
устроили работать санитаркой. Я вставала в пять часов утра
и шла в поликлинику делать уколы, кипятить инструменты,
убирать за больными. И представьте — была счастлива.

А тут — сначала рождение Лизы, потом — Машеньки и, наконец, Валеры. Им сейчас шесть, пять и три годика соответственно. Естественно, с такими малышами о работе думать не
приходится. Тем более что домработницы у нас нет, так что
уборка, готовка, стирка — на мне. Но каждый раз, когда у меня
рождался ребенок, я хотела убежать из дома, чтобы работать.

ВАЛЕРА — ЕДИНСТВЕННЫЙ СЫН, ПРИЧЕМ САМЫЙ МЛАДШИЙ. НАВЕРНОЕ, ЛЮБИ МЕЦ В СЕМЬЕ?

— Через полгода после нашего с Юрой знакомства, в день
моего рождения он мне сказал: «Ира, я очень хочу сына».

Я пообещала. А свои обещания привыкла выполнять. Правда, для этого пришлось потрудиться -смеется).

А КАК ВАШ МУЖ ОТРЕАГИРОВАЛ НА ТО, ЧТО У НЕГО БУДЕТ СЫН?

— Сначала долго
не мог поверить, а когда увидел снимок УЗИ, пришел в неописуемый восторг. Валера — единственный ребенок, за которым муж лично приехал в роддом, а потом — вставал по
ночам, если тот плакал. У них очень похожие характеры. Одинаково упрямые и непокладистые. Валера гоняет своих сестер, «строит» детей в садике. Поэтому нам сейчас много приходится учиться тому, как себя вести, ухаживать за девочками, уважать других детей. А чтобы у сына была возможность
выплеснуть энергию, записали его в секцию каратэ.

А ВАШИ ДОЧЕРИ? КАКИЕ ОНИ?

— Достаточно спортивные. Обе с удовольствием занимаются художественной гимнастикой. Что же касается характера, то старшая, Елизавета, умная и рассудительная не по годам. Она была еще грудничком, когда я показывала ей книжки-раскладушки, картинки с животными,
читала стихи, пела песенки. В два годика Лиза знала значительно больше, чем дети в 4—5 лет. Различала большое количество животных, птиц, предметы мебели, одежды, цвета
и оттенки. Уже в 4 годика она начала читать.

К сожалению, вторая дочка, Машенька, менее усидчивая.

Каждые две минуты ей приходится подбирать новое занятие.

Зато она очень хозяйственная: моет полы, посуду, протирает
пыль, убирает разбросанную одежду. Даже гладит.

КАКОЙ ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ ОТЕЦ? МНЕ КАЖЕТСЯ, ОН ОЧЕНЬ ДОБРЫЙ…

— До
невозможности! Если я еще что-то запрещаю детям, то папа разрешает абсолютно все. Пока его нет дома, обстановка достаточно тихая и мирная. Но как только дети слышат поворот ключа в двери, все тут же выходит из-под контроля.

КАК ЖЕ ЕМУ, ТАКОМУ ДОБРОМУ, ЖИВЕТСЯ В ТАКОМ ЗЛОМ МИРЕ, КАК ПОЛИТИКА?
— Трудно. К сожалению, в политике нет места дружбе, преданности, той же доброте. А Юрий Николаевич — прямой и
честный человек, независимо от того, как к нему относятся.

Какие бы трудные ситуации не преподносила ему судьба, он
всегда выходит из них с достоинством, не опускаясь до оскорблений. Это было проверено уже не единожды.

КАК ВЫ ОТРЕАГИРОВАЛИ НА ЕГО РЕШЕНИЕ БАЛЛОТИРОВАТЬСЯ В МЭРЫ САРАТОВА
В 2000 ГОДУ?


— Больше переживала, чем радовалась. Причем переживала не столько за то, справится он или нет — в этом я не сомневалась, сколько за его здоровье. В то время он вставал
в 5 утра, чтобы уже в 7 быть на работе, возвращался в час
ночи, спал по 4—5 часов. В общем, график — сумасшедший.

А ВАМ ОСТАВАЛОСЬ МЕСТО?

— Моя роль на тот период заключалась в том,
чтобы любить и поддерживать мужа. Такой она остается и до
сих пор.

ЛЮБОВЬ — ПОНЯТНО. А В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЛАСЬ ПОДДЕРЖКА?

— Будучи главой
администрации Саратовского района, Юра мало выступал
публично. Если же такое случалось, он держался немного
скованно, чего нельзя было допустить во время выборов.

Нам с ним приходилось отрабатывать навыки таких выступлений, учить стихи, чтобы приобрести большую свободу и
эмоциональность. Каждое его выступление я записывала
на видеомагнитофон и потом подробно с ним разбирала —
здесь он трет нос или крутит ручку, потому что волнуется,
там не очень внятно говорит, где-то приводит неубедительные факты. Сам оратор не может обратить внимание на эти
аспекты. Такое видно только со стороны. Этой стороной я и
выступала.

Кроме того, мы вместе обсуждали каждый его шаг вплоть
до того, какой надеть костюм, рубашку или галстук. Юра даже достал где-то толстенную книгу, посвященную галстукам.

Пришлось и ее проштудировать.

И КОГДА, НАКОНЕЦ, ВЫБОРЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ…

— Я испытывала не столько радость, сколько усталость. И еще некую тревогу. Все-таки Саратовский район гораздо спокойнее, нежели Саратов, — и с
хозяйственной, и с политической точек зрения.

СЕЙЧАС ВАШИ ОБЯЗАННОСТИ ПО ОТНОШЕНИЮ К МУЖУ КАК-ТО ИЗМЕНИЛИСЬ?

— В
общем-то, нет. Юра достаточно мудрый человек, и с политической стороной жизни справляется сам, а я стараюсь создать
крепкий тыл. Все-таки спокойствие, уют и комфорт дома значат не меньше, чем удачное выступление по телевизору.

Именно поэтому я стараюсь не включать дома радио или
телевизор, не приносить газеты. До следующих выборов осталось не так много времени. И в области уже начались политические игры, результат которых — грязь, выливаемая в СМИ.

У меня самой бывают периоды, когда я не читаю газеты,
не включаю телевизор. Чернота есть, и она очень сильно давит. Иногда бывает страшно просто выйти на улицу, открыть
окошко. Я очень боюсь за детей. Никогда не отпускаю их гулять одних — даже рядом с домом.

КАК ЖЕ ВЫ ЖИВЕТЕ В ТАКОМ НАПРЯЖЕНИИ?

— Вот так и живем. Учимся не обращать внимания на политические дрязги и находить что-то
хорошее в окружающих обстоятельствах. Вот совсем недавно была ситуация. Я зашла в банк, а у управляющего на столе лежат газеты. И на первой полосе одной из них — фотография Юры, очень уставшего, измученного, скорбящего
около какого-то памятника. И над всем этим крупный заголовок — «Кончина». Я не представляю, насколько нужно
быть жестоким человеком, чтобы пойти на такое. Пришлось
сделать вид, что ничего не заметила — дела-то нужно решать. Самое обидное, что на такое идут люди, с которыми мы
когда-то были в достаточно близких отношениях, здоровались, считали их своими друзьями.

НО ВЕДЬ У САРАТОВА НА САМОМ ДЕЛЕ МНОГО ПРОБЛЕМ. А КОГО ВИНИТЬ ПРОСТЫМ
ЛЮДЯМ, КАК НЕ МЭРА?


— Юра все очень чутко чувствует. Чужие судьбы для
него — это не пустой звук. Поэтому город не стоит на месте,
он развивается. В Саратове фактически решили проблемы с
теплообеспечением, заработал завод «Оргсинтез», который
был на грани банкротства, в прошлом году закуплена техника для ЖКХ. Поверьте, если бы не энергия Юрия Николаевича, ничего этого бы не было.

Порой мне кажется, что весь город держится только на
нем. Пока мэр в Саратове, все спокойно. Только стоит ему
куда-то уехать, как тут же начинается — что-то рушится, когото отключают. Он приезжает, и через день-два все опять налаживается. Мне кажется, разбуди его среди ночи — он тут
же ответит на любой вопрос, касающийся жизни города. Даже непонятно, как можно выдержать такой груз?

ИРИНА, НА ВАШ ВЗГЛЯД, СМОГ БЫ ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ ДОСТИГНУТЬ СЕГОДНЯШНИХ ВЫСОТ БЕЗ ВАС?
— Думаю, да. Юра — очень сильный человек. Независимо от того, как складывалась бы его личная жизнь, он смог
бы реализовать свой профессиональный потенциал по максимуму.

ВЫ НЕ ЧУВСТВУЕТЕ НА ФОНЕ СВОЕГО МУЖА, СОСТОЯВШЕГОСЯ УСПЕШНОГО ПОЛИТИКА, НЕКОЙ НЕРЕАЛИЗОВАННОСТИ?

— Я думаю, что моя карьера еще в будущем. Ведь мне всего 30 лет. Вот дети немного подрастут, и
тогда можно будет думать о карьере.

УЖЕ ЕСТЬ КАКИЕ-ТО МЫСЛИ?
— Много. Я очень бы хотела заняться бизнесом. Например, открыть фитнес-клуб. Эта часть рынка в Саратове достаточно нова и востребована. А когда я о чем-то
мечтаю или просто думаю, информация сама начинает стекаться со всех сторон. Вот и сейчас периодически наталкиваюсь на статьи, журналы, передачи, информация из которых может пригодиться в будущем. Как только дети подрастут, начну воплощать мечту в жизнь. Но это действительно в
будущем.

Сегодняшняя же моя жизнь настолько тесно связана с
мужем и детьми, что у меня нет мечты лично для себя. Я желаю только того, чтобы мои дети добились успехов в этой
жизни, а муж и дальше работал на благо города и реализовал все, что задумал. Хочу, чтобы люди, которые его окружают, дали ему такую возможность. В нем огромное количество энергии, сил и желания, которые просто необходимы городу. Я в этом твердо уверена. К сожалению, а может, и к счастью, главное в его жизни — это работа. Семья стоит на втором месте. Но если Юра реализует себя в профессиональной
сфере, семья будет не менее счастлива.

НЕ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ТЕ 11 ЛЕТ, КОТОРЫЕ ВЫ ПОЛНОСТЬЮ ПОСВЯТИЛИ СЕМЬЕ, ОКАЗАЛИСЬ ПОТЕРЯНЫ ДЛЯ ВАШЕЙ КАРЬЕРЫ?

— Конечно нет. Счастье — это
спокойствие в доме, здоровые дети, сознание того, что у семьи больше друзей, чем врагов. У меня был прекрасный
этап — рождение троих детей. Не каждая женщина может
решиться на такое, потому что сил и терпения нужно очень и
очень много. Тем более, когда все трое погодки. Я вообще
считаю, что никогда не нужно жалеть о принятых решениях,
потому что каждое из них приносит какой-то результат, чему-то учит.

ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ, ВАС ОКРУЖАЛО И ОКРУЖАЕТ
МНОГО ЖЕНЩИН. ПОЧЕМУ ИЗ ВСЕХ ВЫ ВЫБРАЛИ
ИРИНУ?

— Во-первых, она красивая. Это первое, что бросилось в
глаза во время знакомства. Ее фигуре, всему облику могла
бы позавидовать любая модель. Добавьте сюда такие редкие в сегодняшнем мире качества, как доброта и сопереживание, и получите ответ на свой вопрос. Поразило и то, насколько сильно она любит театр. Я просто понял, что она станет для меня тем локомотивом, который потащит меня по пути духовного развития. Так и случилось. Наконец, меня покорило, что она пошла вопреки воле родителей, которые были
против наших отношений. И это — несмотря на их непререкаемый авторитет для дочери.

Нашим отношениям мешало многое, но, как бы это банально ни звучало, все преграды оказались бессильны перед верой, преданностью и любовью жены. Показателем
является то, что она решилась родить мне троих детей.

ЧТО ВЫ ИСПЫТАЛИ, КОГДА УЗНАЛИ, ЧТО У ВАС НАКО НЕЦ БУДЕТ СЫН?
— Словами это не опишешь. Я вообще люблю детей. Ну, а когда узнал, что будет сын, а тем более — когда впервые взял его
на руки, то испытал необыкновенную гордость и совершенно
безграничное счастье.

ВЫ МОЖЕТЕ НАЗВАТЬ ИРИНУ ТЕМ КАМЕРТОНОМ, ПО
КОТОРОМУ ОЦЕНИВАЕТЕ ПРАВИЛЬНОСТЬ СВОИХ РЕШЕНИЙ?

— Еще какой камертон! Она постоянно оценивает мои действия, переживает, подсказывает, советует, следит, как я говорю, как выгляжу. Вместе с тем это женщина, которая
имеет сильный характер. В некоторых вопросах она бывает
даже жестче, чем я. Особенно, если это касается воспитания детей.

КАКОЙ САМЫЙ БЕЗУМНЫЙ ПОСТУПОК ВЫ СОВЕР ШИЛИ РАДИ СВОЕЙ ЖЕНЫ?
— За эдельвейсами в горы лазил.

В ЧЕМ, ПО-ВАШЕМУ, КРОЕТСЯ СЕКРЕТ СЕМЕЙНОГО
СЧАСТЬЯ?

— Я никогда не задумывался над этим вопросом. Наверное,
главное — понимать, верить друг другу и не допускать неискренности. Если хоть капля ее закралась, дальше идет уже
распад. Ну и, конечно, не допускать рутины в отношениях.

Любовь — не влюбленность. Это гораздо более крепкое,
стабильное и глубокое чувство. Но и оно нуждается в поддержке. Так что хоть иногда, но нужно устраивать сюрпризы.

А КАКИЕ СЮРПРИЗЫ УСТРАИВАЕТЕ ВЫ ДЛЯ СВОЕЙ
ЖЕНЫ?

— Иногда я сажаю ее в машину под каким-нибудь предлогом и, не предупреждая, везу отдыхать на один-два дня — в
лес, на Волгу, другой город.

ВЫ СМОГЛИ БЫ СОСТОЯТЬСЯ КАК УСПЕШНЫЙ ПО ЛИТИК БЕЗ ИРИНЫ?
— На войне без прочного тыла ни одно сражение выиграть
нельзя. Так и в жизни.

ВАША ЖЕНА СЧИТАЕТ ПО-ДРУГОМУ.
— Она права, но лишь отчасти. Все-таки для карьеры, самореализации должен быть комплекс разных составляющих.

Это и образование, и воспитание, и умение правильно ставить цель, а потом достигать ее. Семья также является одной из составляющих, хотя и наиболее важной. Это самый
прочный и надежный фундамент. А без фундамента, как вы
понимаете, не может состояться ни одно дело.

НАВЕРНЯКА ВЫ ЗНАКОМЫ С ЖЕНАМИ ДРУГИХ МЭРОВ, ГУБЕРНАТОРОВ, ПРОСТО РУКОВОДИТЕЛЕЙ. МОЖЕТЕ ВЫДЕЛИТЬ КАКУЮ-ТО ЧЕРТУ, ВЫДЕЛЯЮЩУЮ
ИХ НА ФОНЕ ОСТАЛЬНЫХ?

— Подвижничество и жертвенность. В силу объективных
обстоятельств мы не всегда можем уделить семье столько
внимания, сколько она требует. Поэтому женам приходится
полностью брать на себя бремя домашних проблем. Но уж
если это происходит, если подвижничество и жертвенность,
о которых я уже сказал, в них присутствуют, тогда на работе
удается сделать гораздо больше. Поскольку сознание того,
что за спиной всегда есть надежный тыл, придает уверенности и сил.

Запись опубликована в рубрике 2004 №3. Добавьте в закладки постоянную ссылку.