ОРИЕНТАЦИЯ БЕЗ КОМПЛЕКСОВ

Мария НЕКРАСОВА

БЫВАЕТ ТАК, ЧТО СТАРШЕКЛАССНИК, ПРАКТИЧЕСКИ
УЖЕ С УСАМИ, НЕ МОЖЕТ ОТВЕТИТЬ НА ПРОСТОЙ В
ОБЩЕМ-ТО ВОПРОС — «КЕМ ТЫ ХОЧЕШЬ СТАТЬ?» НИЧЕГО, КРОМЕ «НЕ ЗНАЮ», РОДИТЕЛИ ОТ НЕГО ДОБИТЬСЯ НЕ МОГУТ, КАК НИ СТАРАЮТСЯ. А ВРЕМЯ
ИДЕТ… ЧТО СТОИТ ЗА ЭТИМ «НЕ ЗНАЮ»? КАК ПОМОЧЬ
РЕБЕНКУ ОПРЕДЕЛИТЬСЯ? НА ЭТИ ВОПРОСЫ ОТВЕЧАЮТ МОСКОВСКИЕ ПСИХОЛОГИ.

А КТО БУДЕТ ЗНАТЬ?!

Когда ребенок говорит «не знаю», родители зачастую воспринимают это как синоним «отстань» или «не скажу». Отсюда предсказуемая
реакция: «А кто будет знать?!»
В самом деле, трудно себе представить, что
уже почти взрослый человек может не знать,
чего он хочет. И все-таки может. Броские таланты, заметные с детства, есть, к сожалению, не у
всех. Зато у всех есть скрытые, которые еще надо найти. Дети — натуры, конечно, увлекающиеся, но перепробовать все на свете занятия к
11-му классу все-таки не успевают.

Татьяна КОТОВИЧ, педагог-психолог школы № 975:
— Это происходит оттого, что ребенок еще до
конца не осознал себя, свои способности, свое
«Я». Он сам не знает по-настоящему, какой у него потенциал. «Не знаю» — это подростковый
максимализм. Помогите старшекласснику раскрыться, понять, какой он внутри, тогда ему гораздо проще будет принять решение.

Мария ОСИПОВА, психолог-консультант: — Родители очень мало разговаривают с
детьми. Поэтому подросток к 11-му классу просто не знает, к кому обратиться за советом. Он
может утверждать, что у него прекрасные родители, но советоваться к ним все же не подойдет. И вот подросток тусуется со сверстниками.

Если он попадает в хорошую компанию, возможно, ему помогут принять правильное решение. Школа здесь не помощник — хороших
школ и хороших учителей тоже слишком мало.

Трудно представить таких педагогов, к которым
ребенок подойдет за советом, да еще к нему и
прислушается.


А КТО БУДЕТ ХОТЕТЬ?!

Со стороны подобная реакция выглядит чистейшим капризом и здорово раздражает: «Что значит, не хочу?! Мы должны решать за тебя?»
Однако нередко такое поведение тем и вызвано, что родители склонны все решать за ребенка, постоянно опекать его. Он привык, что
все уже решено, и когда ему предлагают принять решение самому, просто теряется. Конечно, он не хочет сам. Не привык. Зато привык делать то, чего не хочет, только потому, что этого
хотят родители. Он просто ждет родительского
решения.

Татьяна МУХА, психолог, консультант, психотерапевт, КЦ «Образование в развитии»: — Это частая проблема успешных семей, где
дети постоянно ощущают защиту-поддержку со
стороны родителей. Родителям кажется, что они
предоставляют ребенку возможность самостоятельного выбора, но «длинный поводок» здесь
все равно присутствует. Ребенок, который не
знает, куда ему пойти, на самом деле предполагает, что все равно решение будет принято за
него. Сам он не заинтересован в том, чтобы ответить на этот вопрос. И предложение выбрать
воспринимает как давление.

Бывает противоположный вариант: когда
родители, наоборот, слишком серьезно относятся к любому желанию ребенка. Захотел заниматься музыкой — его тут же ведут на музыку,
захотел бросить и начать кататься на коньках —
родители моментально соглашаются. Вместо
того, чтобы поддержать его, сказать: «Давай
продолжим и посмотрим, что будет дальше…»
Наиболее успешные дети бывают в таких семьях, где родителям удается найти разумный
баланс между этими двумя полярностями.

НО ВЕДЬ МОЖЕШЬ ЖЕ!

Затруднение подростка в выборе профессии
может быть связано с его самооценкой. Она
чаще оказывается заниженной. Подросток
в 8—9 классе оценивает себе иначе, нежели
11-классник.

Младшие школьники более реактивны в
своей самооценке. Они слушают, что про них говорят окружающие и оценивают себя с точки
зрения родителей и учителей. Старший школьник более склонен к рефлексии. Он постоянно
анализирует свои способности, свои поступки.

И может додуматься неизвестно до чего просто
потому, что возраст у него такой. Существует
мнение, что самооценка подростка более адекватна, чем самооценка старшего школьника.

Татьяна КОТОВИЧ, педагог-психолог школы № 975: — Часто это происходит с теми детьми, у которых нет занятий, кроме школьных. Да и в школе им учиться не интересно. Учитель традиционно «выравнивает» класс. Если кто-то выбивается из установленных рамок, на него либо не обращают внимания, либо забивают.

Ребенок написал талантливейшее сочинение
с грамматическими ошибками. Учитель, вместо
того, чтобы подтянуть немножечко орфографию
и поощрить, оставляет талант без внимания, зато не забудет поругать за ошибки. В результате у
ребенка понижается самооценка.

Это, увы, бывает очень часто: дети с заниженной самооценкой не знают своих возможностей. Им говорят, что все плохо, что они ничего не знают, что они такие глупые. И они тоже
начинают так считать.

Татьяна МУХА, психолог, консультант, психотерапевт, КЦ «Образование в развитии»:
— Возможные причины — нечетко сформулированная самооценка, непонимание собственных возможностей, проблемы в общении.

Ребенок, может, и хотел бы пойти на день открытых дверей в институт, но боится. А как к нему отнесутся? И интерес отходит на второй план.


ХОЧУ КАК ТЫ!

Любому родителю польстит то, что ребенок хочет идти по его стопам, унаследовать его бизнес, продолжить его дело или просто профессию. При этом большинство родителей возмутится, если отпрыск захочет поступать в институт «за компанию» с кем-то. Между тем, у этих
двух решений может быть один и тот же мотив.

Татьяна КОТОВИЧ, педагог-психолог школы № 975:
— Поступать в институт «за компанию» просто
легче. Человек вообще склонен плыть по течению.

Когда ребенок хочет быть «как мама» или «как папа» — это нередко явление того же порядка. Такое
решение говорит о некоторой незрелости.

Если родители видят, что ребенок хочет идти
по их стопам, они должны четко понимать, чем
это мотивировано. Одно дело, если он действительно интересуется профессией родителя. Но
тогда это было видно и раньше, до того, как пришло время поступать. Другое дело, если интерес возник ни с того ни с сего. И тогда, скорее
всего, это значит, что он поверхностный. Это
просто страх принятия собственного решения.


ТЕБЕ НЕ ПОНРАВИТСЯ

Родителей, которые не одобряют увлечения ребенка, может ждать сюрприз. Вслух о своих намерениях он, конечно, ничего не скажет, предпочитая молчать как партизан. И просто будет
делать вид, что еще не определился. Просто чтобы не конфликтовать с родителями.

Елена СУСЛОВА, психолог, семейный психотерапевт, психологический центр «На Пятницкой»:
— Если ребенок говорит «не знаю», он может и
правда не знать. А бывает, что он уже определился
с выбором профессии, но боится, что его выбор не
понравится родителям. Поэтому скрывает его.

Татьяна МУХА, психолог, консультант, психотерапевт, КЦ «Образование в развитии»: — Слишком навязчивая опека, слишком
жесткий контроль формируют у подростка
скрытое противостояние: «Я скажу, чего я хочу,
а родители это не одобрят. Так что незачем им
знать». То есть у ребенка есть жесткая установка — что бы он ни сказал, это будет подвергаться серьезной критике. Бывают фантастические
истории, когда ребенок называет один вуз, поступает в другой… Но обычно он тянет с ответом до последнего момента. Пускай пройдут
школьные экзамены, тогда у родителей останется меньше времени «капать на мозги», тогда и можно будет сказать… Вообще, то, что будет не сейчас, а потом, кажется не таким
страшным.


Я УЖЕ НЕ РЕБЕНОК!

Родителям старшеклассников приходится слышать эти слова гораздо чаще, чем хотелось бы.

И не очень-то в них верится, да и не хочется верить. Однако что стоит за этими словами, порой
не осознают ни родители, ни сам подросток.

Елена СУСЛОВА, психолог, семейный психотерапевт, психологический центр «На Пятницкой»:
— Он действительно уже не ребенок, но еще и
не взрослый. Он уже не хочет, чтобы с ним обращались как с ребенком, но еще не может вести
себя по-взрослому. В частности, брать на себя ответственность за себя, за свою жизнь. Поэтому
он боится делать какой-либо выбор. Да и родители еще сами не отвыкли считать ребенка ребенком: бывает, уже весна, а ты еще в шубе.

Со старшеклассником надо чаще разговаривать о выборе профессии, чтобы заинтересовать его. Не читать нравоучений, а просто рассказывать о себе, о своей работе, о своем опыте. Надо уважать его состояние растерянности.

Ведь это действительно трудно. И страшно сделать ошибку.

Мария ОСИПОВА, психолог-консультант: — Если ребенок на любые ваши предложения
отвечает словами «не хочу», «не знаю», значит, он
еще не дозрел и действует по-детски. Он реагирует
на эмоции, а не на факты: «Они на меня насели, пристали, чего-то требуют».

Типичная ситуация для маленьких детей: сегодня он хочет ту игрушку, завтра эту. И родители, как правило, все покупают, сопровождая это
воспитательными тирадами. Зачем? В такой ситуации я рекомендую дать ребенку возможность по-взрослому выбрать, самому принять
решение. «Твой день рождения через месяц, у
тебя есть три недели на обдумывание, какой подарок ты хочешь».

Еще ни разу в такой ситуации ребенок не
принял необдуманного решения. Он старательно взвешивает и решает по-взрослому, просто
оттого, что ему это позволили, показали, что
считают его взрослым. Точно так же дело обстоит с выбором вуза.


…ТОЛЬКО СПОКОЙСТВИЕ

Итак, что же делать родителям, если у ребенка
возникла проблема с профориентацией?
Вспомнить, что проблема эта не уникальна. Ее
ежегодно решают миллионы детей и родителей,
значит, и у вас получится.

Мария ОСИПОВА, психолог-консультант:
— Что могут сделать взрослые? Успокоиться
и не дергаться из-за того, что ребенок не принял решение к 17 годам, куда ему поступать. Самое лучшее здесь — это его не трогать. Он сам
разберется через год, может быть, через два
или даже через три. Ничего ужасного в этом нет.

Лучше пусть он примет правильное решение через три года и потеряет эти три года, чем проучится пять лет в том вузе, который ему не нужен. Между тем, выбирая вуз, ребенок не выбирает судьбу: даже если он совершит ошибку при
выборе, ее всегда можно будет исправить.

Наталья ПИСАРЕНКО, детский психолог, психотерапевт:
— Это нормальное состояние ребенка, выбирающего свой путь. Как раз редки случаи, когда
ребенок довольно рано раз и навсегда определяется с выбором. Нужно сразу предоставлять
несколько вариантов, давать понять, что на
окончательном выборе никто не настаивает.

И что при желании ваш ребенок всегда сможет
поменять свою профессиональную жизнь.

Татьяна КОТОВИЧ, педагог-психолог школы № 975: — Если в 10—11-м классе ребенок затрудняется с выбором профессии, то его нельзя оставлять с этим один на один. Подросток может делать вид, что ему все равно, но на самом деле это
не так. Его нужно теребить, предлагать ему, мягко и ненавязчиво, различные варианты. Можно
отвести его к психологу, где он пройдет профориентационное тестирование. Он узнает, какие у
него есть возможности, противопоказания к той
или иной профессии. Стоит походить на занятия
по личностному росту. Ребенок, который затрудняется в выборе вуза, еще до конца не осознал,
что у него есть. Ему нужно помочь раскрыться.

В режиме форс-мажора можно подавать документы в разные вузы и в разных вузах сдавать экзамены. Поступит, поучится годик и поймет, надо ему это или нет.

Татьяна МУХА, психолог, консультант, психотерапевт, КЦ «Образование в развитии»: — Имеет смысл высказать свою точку зрения на ту или иную профессию, спровоцировав
желание обсудить это. Ребенок может не согласиться с мнением родителя, но поощрить его
при этом следует непременно. Хотя бы только
за то, что он высказал свою точку зрения. Такой
разговор — это шаг к тому, чтобы полистать
вместе справочники, выбрать вуз. Стоит проявить инициативу, сводить ребенка на дни открытых дверей, выставки по трудоустройству.


ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ… НО ВСЕ-ТАКИ ПАДАЕТ

Для многих родителей велик соблазн не обременять чадо ответственностью и беготней, а самим выбрать вуз, самим найти, договориться…
Только экзамены ребенку придется сдать. Но
это не страшно, они легкие, я уже видела задания и шпаргалки припасла…

Елена СУСЛОВА, психолог, семейный психотерапевт, психологический центр «На Пятницкой»: — Бывает, что родители пытаются навязать ребенку свое решение. Им вообще нелегко мириться с тем, что ребенок вырос и пошел своей дорогой. Самостоятельный выбор ребенка раздражает просто по факту. Я где-то прочла, что ребенок —
это гость в доме родителей. Это стоит помнить.

Проще в этой ситуации тем родителям, которые увлечены своей работой. Они знают, как
важно заниматься тем, что тебе по-настоящему
нравится, и хотят для ребенка того же самого.

Татьяна КОТОВИЧ, педагог-психолог школы № 975: — Родители должны четко отделять возможности ребенка от собственных амбиций. Вуз,
который выбрала мама, ребенок может и не потянуть. А это значит, что родители просто будут
бросать деньги на ветер, а из ребенка хорошего специалиста так и не получится. Чтобы отделить собственные амбиции от реальных возможностей ребенка, хорошо сходить к психологу — он посторонний человек и его мнение достаточно объективно. К тому же существуют
специальные тесты, которые позволяют выяснить, насколько темперамент ребенка соответствует выбранной профессии.

Мария ОСИПОВА, психолог-консультант:
— Я скажу крамольную вещь, с точки зрения
родителей. Они очень часто посредством ребенка решают свои собственные проблемы и выполняют свои собственные желания. Не все, но
подавляющее большинство. Причиной является
переживание за себя любимого. Часто можно
услышать: «Ты, пожалуйста, приходи пораньше,
потому что Я волнуюсь». То есть, чтобы я не волновалась, ты, пожалуйста, приди пораньше. И
так во всем. Когда родители перестанут думать о
себе и начнут думать о своем ребенке, с этого
момента он начнет самоопределяться. Надо перестать думать о своих волнениях. Ничего не
случится, если ребенок не пойдет после школы
сразу в вуз, как хочет папа или мама.

Наталья ПИСАРЕНКО, детский психолог, психотерапевт: — Внимательно и с уважением относитесь к
собственному ребенку и к его интересам. Не
смешивайте его путь развития и собственные
мечты, нереализованные планы, свое честолюбие. По мере сил помогайте ему — устраивайте
в секции, ищите преподавателей. Поддерживайте в любых планах и проектах, ободряйте
при неудачах, позволять менять свои планы так,
чтобы он не чувствовал себя виноватым в
принятии неправильного решения.

Запись опубликована в рубрике 2004 №3. Добавьте в закладки постоянную ссылку.