Светлана КУЛИЧЕНКО: «НУЖНА ШКОЛА ДЛЯ ГЕНИЕВ»

Беседу вел Леонтий БУКШТЕЙН

Светлана Куличенко окончила филологический факультет МГУ, работала в Институте русского языка РАН. Защитила кандидатскую диссертацию.
С 1996 года возглавляет негосударственную некоммерческую школу «Интеграция XXI век». У школы немало титулов, среди них есть и такой — «Школа медалистов». Грамоты, дипломы и почетные свидетельства, которыми она отмечена, составляют увесистую папку. Здесь действует электронная система учета учебного процесса: каждый родитель может зайти на сайт школы и просмотреть оценки своего ребенка в его электронном дневнике.

— Светлана Сабировна, в учебном процессе вашей школы сильно влияние британской системы образования. С чем это связано?

— Мы не отказывались от российской системы образования. Мы попытались интегрировать российскую и британскую образовательные модели. Важно было найти возможность индивидуального подхода к запросам ребенка.

Конечно, британская система не идеальна, но на сегодня это наиболее современная модель образования. В Англии масса стандартов обучения по разным предметам. По каждому предмету английский школьник получает самые общие знания. Но в то же время его учат, как получать новые знания. Наши выпускники школ значительно более информированы, чем их сверстники за рубежом. Как им справиться с таким объемом информации? Они должны уметь работать избирательно, искать и находить нужную информацию.

— Вы помните старую эстрадную миниатюру: «Окончил школу, поступил в вуз — забудь все, чему тебя учили в школе. Окончил вуз, пришел на работу — забудь все, чему тебя учили в вузе»? Звучит смешно, а по сути – трагично. Десять лет в школе, пять лет в вузе… Почти половина трудовой жизни! И все это – на бесполезные знания?!

— Это наша больная тема. И нас данная проблема очень волнует. Сейчас, при отсутствии государственного стандарта по различным предметам, мы пришли к тому, что школа должна готовить учеников к поступлению в вуз по индивидуальным программам. Потому что у каждого вуза свой стандарт. Поэтому ЕГЭ (единый государственный экзамен) обязан быть всеобщим, как в Великобритании. Там ученик, обучающийся по программе A-Level, выбирает четыре предмета и сдает по ним письменные экзамены специальной государственной комиссии. Результаты объявляются спустя два месяца, причем в один день и час по всей стране. В течение предшествующего года ученик выбирает пять вузов, затем в каждый из них он отправляет специальную форму для поступления. В Великобритании самыми престижными, конечно, считаются Кембридж и Оксфорд. Дальнейшая судьба выпускника зависит от результатов экзаменов A-Level. При этом исходят из того, что школьник, сдавший экзамены по математике, может обучаться и на филологическом факультете. Совсем не обязательно выбирать предметы для сдачи A-Level в качестве вступительных экзаменов: обучение математике может начинаться с хороших отметок по искусству. И наоборот.

— А ваши питомцы?

— Наши пятиклашки уже сдают кембриджские экзамены Британскому совету на получение сертификата по английскому языку. И преподаватели школы участия в этом процессе не принимают. Педагог из Британского совета запечатывает работы в конверт и отправляет для проверки в Англию.

— Я знаю, что школа у вас международная. Это что значит?

— Это значит, что не только наши ребята ездят за рубеж, но и у нас обучаются дети из других стран. Кроме того, школа работает по программе международного бакалавриата (IB).

Ребенок не просто получает знания в пределах школьной программы. Его учат применять их в повседневной жизни и в ее наиболее актуальных сферах. Например, информация полученная ребенком, им же самим и оценивается в связи с экологией, в связи с отношением к ближнему, в связи со здоровьем человека. Это помогает сформировать у него навыки, инструменты для сознательного получения и использования новых знаний. У нас в шестом классе есть отдельный предмет, который стимулирует ребенка отвечать на вопросы: «Как я учусь?», «Что мне нужно, чтобы мое обучение было эффективным?»

— Что-то вроде самотестирования?

— Ребенок учится оценивать свою работу и видеть сильные и слабые ее стороны.

— Международный бакалавриат кардинально отличается от российской системы образования. Вы, можно сказать, «выращиваете» других людей.

— Да, если угодно. Уже сейчас мы видим совершенно другое общество. Наша обязанность — воспитать свободно мыслящих и творческих людей, сопереживающих горестям и невзгодам, существующим в мире.

Программа IB, с моей точки зрения, сейчас самая перспективная. Потому что она объединяет детей общностью целей и навыков, которыми ребенку – будущему взрослому человеку — предстоит овладеть, чтобы адаптироваться в быстро меняющемся мире. Но делать это он должен не только для себя, его надо научить сопереживать тем, кто рядом, научить работать на благо общества. Это чрезвычайно важно. Мы же в ходе перестройки, реформ и переустройства государства упустили такой момент. Стало неактуально и даже как-то неприлично помогать одиноким и старикам, делать что-либо на общее благо… Какие, мол, благотворительные дела! Главное, что у меня самого — автомобиль с водителем и охраной, а у моих детей — гувернер!

А ведь в Европе благотворительность есть! Просвещенное общество ее поощряет. Как раз бакалавриат обязывает человека работать в социальной программе. Отрадно то, что и родители наших детей понимают необходимость изменений. Социальная программа в школе позволяет ребенку идентифицировать себя в обществе.

— Только теоретически?

— Отнюдь нет. Мы шефствует над Домом малютки. У нас 40 предложений по социальной работе, и каждый ребенок волен выбрать то, что ему по душе. В школе красивый приусадебный участок, он оформлен под руководством нашего эколога силами самих детей, без помощи родителей и спонсоров. И каждый выпускник сажает здесь дерево, это уже стало традицией.

Наш школьный театр тоже начинался с инициативы учеников: десятиклассница Оля Хохлова семь лет назад предложила ставить спектакль по Агате Кристи. И мы создали свой театр. Пригласили ученицу Андрея Гончарова, профессионального режиссера и актрису Ирину Леонидовну Подкопаеву, и поставили первый спектакль. Теперь этот театр выступает и на русском, и на английском языке, успешно гастролируя по стране. Собираемся даже принять участие в Чеховском фестивале.

— А куда дальше направляются ваши ученики?

— Двое ребят окончили ГИТИС и МГУ. Есть выпускники Плехановской академии, Швейцарского университета международного предпринимательства. Наши дети учатся в Канаде и Великобритании. Многие учатся в МГУ, Высшей школе экономики, Российском государственном медицинском университете, МГИМО. Ежегодно школа выпускает медалистов. В прошлом году у нас было четыре золотых медалиста – почти половина выпускников. Наши дети – это и музыканты, и программисты, и экономисты.

— Я знаю, что вам не понравится название нашей беседы, — слишком громко звучит…

— Скорее в этом названии есть некая нарочитость, гипертрофированность… Все дается от природы. Задача школы увидеть то, что есть в ребенке. И приложить усилия для развития природных данных, не оставить их незамеченными.

— Но при поступлении в школу ребята проходят строгий отбор?

— Да, строгий. Экзамены по трем предметам — по математике, русскому языку и английскому — нужно сдать весьма успешно.

— Вообще-то, в России гениальных детей достаточно много. Это я о замеченных и отмеченных. А сколько еще не замеченных?

— Пожалуй, вы правы. Их достаточно, чтобы укомплектовать не одну школу.

— Если вы обнаружили у ребенка выдающиеся данные, то что в этом случае делает школа?

— Мы например, открыли физматкласс, где дети, имеющие особую склонность к математике, занимаются по программе физико-математической школы. Также в школе работают архитектурно-художественные мастерские, музыкальная школа, класс с углубленным изучением литературы и т. д. Но это не исключает участия ребят во всех прочих программах школы: вокал, танцы, фехтование и т. д.

— У вас в школе осуществляется интеграция с вузовским образованием, вы приглашаете преподавателей вузовского уровня подготовки…

— Да, и это очень важно и для нас, и для детей, по крайней мере по двум причинам. Первая — неподготовленность педагогических кадров для современной школы. Вторая — и я об этом уже говорила — несформированность образовательного стандарта, который позволил бы детям, учась только в школе, поступать затем в любой вуз. Вузовские кадры работают в нашей школе для того, чтобы восполнить разрыв между школьной и вузовской программами. У каждого учащегося 10—11-го классов свой учебный план.

— Но вы все же принимаете на работу школьных педагогов?

— Увы, реже, чем хотелось бы. Их подготовка зачастую ниже всякой критики.

— В вашей школе существует не только уроки, но и так называемые проекты. Их реализуют сами дети.

— Это чрезвычайно важно для развития навыков самостоятельной исследовательской работы. Мы начинаем с элементарных мини-проектов. Тема задается учителем или выбирается самим учеником. Ребенок, под руководством наставника, создает некий новый продукт. Это не реферат, не компиляция, это его собственная работа. Пусть она будет самая наивная, но она — самостоятельная. Что очень важно: у проекта должна быть цель, должен быть «покупатель». Надо, чтобы проект оказался кем-то востребован.

Говорят, что школа обязана готовить к жизни. А как готовить? Вот это, например, одна из технологий, которые позволяют справляться с такой задачей. Мы надеемся, что выпускник нашей школы не растеряется во взрослой жизни, реализует себя как личность.

— Кто же эти специалисты, работающие в такой непростой системе, как ваша? Это ведь тоже, наверное, непростые люди?

— Непростые. А в целом мы — команда. 1 сентября у нас проходит так: сначала торжественная часть, потом цветы, музыка, поздравления детей и родителей. А в три часа дня приходят выпускники, поступившие в этом году в вузы, «обмывать» свои студенческие билеты. Получается учительский «арбузник», когда от каждой кафедры выступают и учителя, и их питомцы. Это фейерверк юмора, веселья, талантов.

Теперь вернусь к вашему вопросу. Кто наши педагоги? Это Дмитрий Германович Галынин, профессор Московской государственной консерватории, пианист; Татьяна Амирановна Зенаишвили, клавесинист, доктор искусствоведения, она ведет в Московской консерватории единственный в стране класс клавесина; Валентина Владимировна Стрехнина, лауреат международной премии, пианистка. У нас работает солистка ансамбля «Мадригал» Анна Тончева. Нашей музыкальной школой руководит доцент Московской консерватории Наталья Яковлевна Широкова, кандидат педагогических наук. Занятия хореографией ведут лауреаты международных конкурсов бальных танцев Андрей Глушков, Юлия Родионова, Татьяна Китаева, выпускница ГИТИСа. Наш полиглот, знающий восемь языков — от английского до китайского, — Алексей Борисович Захарьин, доцент Института стран Азии и Африки при МГУ. В школе сильная математическая кафедра, это заслуженные учителя, соросовские лауреаты Елена Яковлевна Ненюкова, Раиса Ивановна Потапова, Ольга Викторовна Коршунова, Александр Маркович Кисин. У нас замечательные физики: Владимир Викторович Емануилов, преподаватель физики на английском языке, и Елена Николаевна Фролова. Все они в высшей степени владеют самым главным искусством педагога – умением заинтересовать и увлечь ученика.

К сожалению, в масштабах интервью я не могу перечислить всех наших педагогов. Скажу еще хотя бы о нескольких, создавших имидж школы. Надежда Георгиевна Сетюкова, преподаватель мировой художественной культуры, до того как прийти к нам, заведовала отделом редких книг Ленинки. Она представитель русской интеллигенции в ее классическом варианте. Человек широкообразованный, отмеченный званиями и титулами, она оказалась незаменимой для создания образовательной среды. Для школы это имеет первостепенное значение, поскольку именно уникальная образовательная среда позволяет детям определить высокий уровень личных притязаний. На лекции Надежды Георгиевны по мировой культуре ходят и ученики, и их родители, и даже гости школы.

Жаль, что, кроме нас самих, мало кто видит художественные работы наших ребят, многие из них просто уникальны. Недавно наша коллекция была выставлена в Женеве, в центральной галерее ООН. Художественной мастерской руководит член Союза архитекторов России, заслуженный преподаватель Анна Борисовна Лебедева. У нас есть и победители конкурсов компьютерных программ Бауманского университета. Это заслуга молодого и сверхобаятельного учителя информатики Дмитрия Анатольевича Тараненко, финалиста конкурса «Учитель года-2001». Не могу не сказать и о наших историках. Это заведующая кафедрой Наталья Владимировна Петрушина, а также Ирина Евгеньевна Уколова, кандидат педагогических наук, автор учебников по истории.

— У вас в школе есть ведь и иностранные преподаватели?

— Три наших преподавателя из Великобритании и США. Один из них, Энди Паддикомб, работает у нас уже четыре года. Уникальный человек, влюбленный в жизнь и умеющий заражать этой любовью окружающих. Как наши дети сражаются с ним в футбол – это нужно видеть. Он ведет наш английский театр.

— С интеллектом у ребят все в порядке. А как с физическим здоровьем? Вы не растите хилых очкариков?

— Два мастера спорта – по фехтованию и футболу — ведут уроки физкультуры и секции. Кроме того, наши ученики с удовольствием занимаются плаванием, большим теннисом, верховой ездой. Я уж не говорю о шахматах. Тут мы сильны как никто. Собираемся провести у себя общегородской турнир школьников. У школы ведь есть и успешный опыт участия в международных турнирах.

— Ваша школа – полупансион. Дети находятся здесь, с педагогами, с девяти часов утра и до восьми часов вечера. А какое же место занимают в их жизни родители? Они же практически не видятся со своими детьми…

— Родители работают, чтобы дать детям хорошее образование. Это мировая практика. А если сказать правду, то, прежде чем принять ребенка в школу, мы долго общаемся с родителями, потому что для нас важно понять, чем живет семья, каковы ее жизненные ценности. И всегда задаем родителям вопрос: «Чего вы ждете от школы?»

— И что отвечают?

— Отвечают, что хотят дать ребенку хорошее образование и что нашу школу порекомендовали друзья или знакомые.

Сейчас у нас развивается новая форма работы — «Школа родителей». В апреле 2003 года я побывала в США и Канаде. Целью моей поездки было знакомство с системой образования этих стран. Я обратила внимание на то, что там в школах регулярно проходят семинары для родителей. Оказывается, в Америке принято приглашать родителей — специалистов в определенных областях для чтения лекций другим родителям. Таким образом они ближе знакомятся друг с другом. Я считаю, это очень полезно. Мы начали с семинара по мировой культуре, а теперь и спортивные мероприятия, и праздники проводим с участием родителей. В прошлом году всей школой выезжали на природу. Это был удивительный день, радостный для всех.

— Это единичный случай в жизни школы?

— Теперь уже нет! Ежегодно, к 1 сентября, издается справочник для родителей, где публикуются все наши планы на год и все предложения школы. Там прописано все: экскурсии, поездки, в том числе и зарубежные, слеты, конкурсы, соревнования и т. д. Есть и выездные уроки в лабораториях таких вузов, как МАИ, МГУ. Это позволяет родителям экономить время, заранее планируя свое взаимодействие со школой.

— Я слышал, что у вас в школе работают еще и психологи…

— У нас их несколько. Малышам они помогают адаптироваться в школе, ученикам старших классов — выстроить «взрослые» отношения со сверстниками и сформировать имидж выпускника школы.

— Для России это не характерно. Пока.

— Именно пока. На Западе давно учат старшеклассников держаться определенным образом, уметь подать себя. Ученики проходят даже специальную подготовку. Их снимают на видео во время сдачи экзаменов, им дают рекомендации, как следует одеваться, как вести себя. Трудно, думаю, спорить с тем, насколько это важно в России. У нас в школе даже заведена своя форма, помогающая создать определенный имидж.

— Теперь вопрос о прозе жизни. Все, что делается в школе, требует средств. Есть «тумбочка», откуда директор деньги берет?

— Плох тот директор, у которого нет «тумбочки»! Но никто просто так, от сверхдоходов, ничего не дает. Поскольку мы официально аккредитованы, бюджет выделяет некоторые средства, но они весьма скромные. Мы живем за счет взносов и благодаря помощи родителей.

Кроме расходов на содержание школы, нам еще удается регулярно посылать наших учителей за рубеж на стажировки, проводить семинары силами российских и зарубежных тренеров. Школа дает ученикам гранты и скидки в оплате за достижения в образовательном процессе, причем независимо от финансового положения родителей, только за заслуги в учебе. Если ученик отличник, то ему стипендия гарантирована. Вообще, поощряется, в том числе и материально, любая полезная инициатива, трудолюбие, проявление творчества.

— А с проверками к вам ходят?

— Постоянно ходят. Мы аккредитованная школа, то есть имеющая право по результатам аттестации выдавать диплом государственного образца (кстати, наш официальный статус — школа с углубленным изучением иностранного языка), и подчиняемся всем законам, существующим в сфере образования.

— Два слова о ваших собственных детях.

— У меня дочь и сын. Для них школа и создавалась. Они выросли, как все воспитанники нашей школы. Дочь уже успешно оканчивает Кембридж, сын еще в 10-м классе. Но на самом деле у меня 250 детей. Они все мои.

Запись опубликована в рубрике 2003 №2. Добавьте в закладки постоянную ссылку.