Людмила ВЕРБИЦКАЯ: «НЕ ЛЮБЛЮ ДАВАТЬ ПОРУЧЕНИЯ В КАТЕГОРИЧНОЙ ФОРМЕ»

Беседу вела Анастасия САЛОМЕЕВА

Санкт-Петербургский государственный университет — старейший и известнейший вуз России, один из десяти лучших университетов мира. Здесь преподавали и создавали свои научные школы Дмитрий Иванович Менделеев, Иван Михайлович Сеченов, Илья Ильич Мечников. В университете учились Иван Сергеевич Тургенев, Петр Аркадьевич Столыпин, Александр Блок… И перечень имен далеко не полный. Казалось бы, какое отношение все это имеет к нашему журналу для бизнес-леди? Самое прямое. В начале 90-х годов впервые за 270-летнюю историю Санкт-Петербургского университета его ректором стала женщина — Людмила Вербицкая. Вся ее профессиональная жизнь связана с этим вузом. Своими взглядами на российское образование и на место в нем женщин Людмила Алексеевна делится с нашими читателями.

— Людмила Алексеевна, вы возглавили Санкт-Петербургский университет в 1994 году. Это было сложное время для отечественной системы высшего образования. Скорее всего, вашему университету также не удалось избежать трудностей переходного периода. Как вы с ними справлялись?

— Действительно, это были тяжелые годы для всех российских вузов. Однако к моменту избрания ректором университета у меня уже имелся определенный управленческий опыт. Было представление о том, что нужно делать, чтобы сохранить потенциал и традиции СПбГУ. К тому же с мая 1993 года по апрель 1994-го я исполняла обязанности ректора.

В начале 90-х в университете пришлось многое менять, чтобы адаптировать вуз к новым экономическим условиям. В 1992 году СПбГУ фактически остался без финансирования. Так продолжалось вплоть до 2000 года. Государство выделяло деньги только на заработную плату сотрудников — как вы понимаете, это были символические суммы — и студенческие стипендии.

Остальные расходы по поддержанию жизни университета полностью ложились на наши плечи. Мы выжили благодаря тому, что ввели коммерческую форму образования. Первым подготовку студентов на коммерческой основе начал юридический факультет. Затем по этому пути пошли филологический и экономический факультеты, позднее к ним присоединились и другие.

Многим пришлось заниматься впервые. Необходимо было определить новые перспективные направления развития вуза. Первыми из государственных вузов России мы открыли факультет менеджмента. В нынешнем году отмечаем его десятилетие, и можно с уверенностью утверждать, что уровень преподавания на нем не хуже, чем во многих прославленных европейских университетах. Затем был открыт факультет международных отношений, возобновил работу медицинский. На мой взгляд, медицинский факультет обязательно должен быть в университете, и советская практика, когда по медицинскому направлению формировались автономные вузы, неправильна.

Главное, что нам удалось сделать, — это сохранить первоклассный профессорско-преподавательский состав вуза. Сегодня в университете трудятся преданные ему профессионалы, которые не стремятся уехать за границу, хотя, вероятно, могли бы там найти более выгодные условия для приложения своих талантов.

— Кстати, о загранице. Вы занимаетесь активной пропагандой российского образования за рубежом, являетесь членом руководства нескольких международных ассоциаций университетов. Какое образование, на ваш взгляд, лучше — российское или зарубежное?

— Конечно, российское! Ни в одной стране мира нет такой индивидуальной работы со студентами, как у нас. Например, в европейских университетах среднее соотношение числа студентов на одного преподавателя — от 30 до 150 человек, в России — от четырех до десяти.

Кроме того, за рубежом совершенно другая образовательная политика. Каждый студент сам выбирает предметы для изучения и вправе учиться 10, 20, 30 лет, прерывая и возобновляя обучение по собственному желанию. В российских вузах, на мой взгляд, фундаментальные дисциплины по количеству оптимально сочетаются со спецкурсами и семинарами, которые предоставляет каждая кафедра.

Оговорюсь, что такое оптимальное соотношение существует далеко не во всех отечественных вузах. В качестве положительного примера могу привести наш вуз, МГУ, ряд других «классических» государственных университетов, несколько интересных новых высших учебных заведений. Отечественных вузов, обеспечивающих высокий уровень образования, к сожалению, немного. В России сегодня свыше 3 тыс. вузов, из них только 600 государственных. Многие коммерческие вузы имеют право выдавать дипломы государственного образца, однако качество преподавания в них оставляет желать лучшего. Естественно, это отрицательно сказывается на имидже российского государственного высшего образования и за рубежом, и у нас в стране.

— Существует мнение, что к российскому высшему образованию на Западе несколько пренебрежительное отношение. Приходилось ли вам с этим сталкиваться?

— Нет, никогда. По крайней мере, к СПбГУ все относятся с уважением. Несмотря на то что на государственном уровне проблема адекватности российских и западных дипломов до сих пор не решена, наш диплом признается практически во всех западных странах.

— Как вы относитесь к реформе российской системы образования?

— Конечно, модернизация необходима. Но у меня неоднозначная позиция по этому вопросу. Как известно, реформа проводится по трем основным направлениям. Первое — увеличение времени обучения в средней школе. Безусловно, хорошо, если старшеклассники, готовясь к поступлению в вузы, будут иметь возможность более глубоко изучить некоторые дисциплины. Однако, на мой взгляд, еще два года в школе — это чересчур. Даже нынешние выпускники уже достаточно взрослые, сформировавшиеся люди.

Второе направление — единый экзамен. Здесь есть свои минусы и плюсы. Как ректор, я бы радостью принимала абитуриентов по результатам единого экзамена. Ведь вступительные экзамены — это очень тяжелое испытание как для преподавателей, так и для руководства университетов. Введение единого экзамена позволит снять многие проблемы, в частности повысить объективность оценки и, как следствие, вероятность того, что в университет попадут самые способные ребята.

Тем не менее существует и ряд «но». Например, на некий факультет СПбГУ хотят поступить 100 человек, у каждого высший балл по ЕГЭ. Но нам можно взять всего десять студентов. Кого же выбрать? Значит, должен быть и «внутренний» тест, университетский. Кстати, сейчас СПбГу и МГУ по поручению Министерства образования занимаются разработкой таких тестов.

И, наконец, третье направление — государственные именные финансовые обязательства. По существу, эта система уравнивает в правах государственные и коммерческие вузы. На мой взгляд, необходимо разработать четкий порядок финансового обеспечения государственных вузов, ГИФО не должны быть единственным источником их существования.

— В России очень немногие государственные вузы возглавляют женщины. С чем это связано, на ваш взгляд?

— Вы правы, женщин — руководителей государственных вузов можно пересчитать по пальцам. Однако в коммерческих образовательных учреждениях их немало. Такая ситуация обусловлена тем, что в государственных вузах по уставу восьми — десятилетней давности действует довольно жесткая система выбора ректора. Многим женщинам трудно пройти отбор по причинам, отнюдь не всегда связанным с профессионализмом.

А в коммерческом секторе женщины нередко сами создают вуз с нуля и затем возглавляют его. Там действует более динамичная и менее жесткая система.

— Каково женщине-ректору среди коллег и партнеров мужчин?

— Хорошо. Мне пришлось бы гораздо труднее, если бы на управленческих должностях в университете не было мужчин. Ведь женщине проще общаться с мужчинами. Да и представители сильного пола, как правило, склонны помочь даме, по крайней мере выслушать ее.

— Не приходилось ли вам доказывать свой профессионализм? Ведь, наверное, многих удивляло то, что женщине доверено возглавлять известнейший университет России?

— Пришлось, но только поначалу. Тот факт, что я возглавляю СПбГУ, воспринимается скорее как плюс, а не минус. Ведь за моей спиной — один из старейших и наиболее престижных вузов России. Наверное, сам факт, что меня избрал его коллектив, вызывает уважение.

— Вас можно назвать деловой женщиной. В какой степени, по-вашему, в бизнес-леди должны сочетаться качества, присущие деловому человеку: целеустремленность, настойчивость, жесткость — и чисто женские свойства: мягкость, стремление к компромиссу, желание нравиться?

— Мне кажется, что бизнес-леди должна оставаться женщиной при любых обстоятельствах. Конечно, ей намного сложнее сделать карьеру. Приходится совмещать семейные заботы и ответственную работу. У нас женщины по карьерной лестнице поднимаются значительно медленнее, чем мужчины. И на руководящие должности дамы, как правило, приходят уже в зрелом возрасте. Ведь никто ни снимает с представительниц слабого пола обязанностей по воспитанию детей, ведению домашнего хозяйства. К счастью, сейчас многие бытовые проблемы решаются достаточно просто, больше времени остается на построение карьеры.

— Есть ли разница между мужским и женским стилями управления? Не могли бы вы охарактеризовать собственный стиль руководства?

— Не думаю, что существует большая разница в менеджерских стилях мужчин и женщин — все зависит от характера руководителя. Однако, на мой взгляд, отличие женщин-руководителей от их коллег-мужчин все-таки есть. Женщины привыкли быть хозяйками дома, заботиться о порядке в нем, опекать его обитателей. Такое отношение они переносят и на работу, когда становятся «хозяйками» предприятия. Мне, кажется, это очень хорошая черта.

Собственный стиль управления мне трудно охарактеризовать. Думаю, что основной мой недостаток — отсутствие жесткости. Не люблю давать поручения в приказной и категоричной форме, не могу отказать во внимании сослуживцам, даже если очень занята. Мой рабочий день расписан по секундам, каждый день я встаю в семь утра и ложусь в три ночи. Иногда не хватает времени спокойно, не торопясь, поговорить со всеми, кто пришел ко мне в кабинет. Однако если остаются какие-то нерешенные вопросы, я обязательно нахожу несколько минут в своем рабочем графике, чтобы еще раз пообщаться.

— Не сказывается ли отрицательно отсутствие времени на вашей научной деятельности?

— Стараюсь, чтобы не сказывалось, поэтому-то и ложусь спать в три часа… Как правило, я возвращаюсь с работы около 23 часов, немного отдыхаю и сажусь за науку. К сожалению, времени на все не хватает. Например, сейчас пишу книгу «Мой Петербург» — очерки об университете и о городе. Работа идет медленно, так как заниматься этим удается только в отпуске.

СПРАВКА ЖУРНАЛА «БЛИКИ»

Людмила Алексеевна Вербицкая родилась в Ленинграде. В 1958 году окончила Ленинградский государственный университет по специальности «Русский язык и литература». Вся ее профессиональная деятельность связана с университетом. Работала лаборантом, была аспирантом кафедры фонетики филологического факультета, младшим научным сотрудником, ассистентом, доцентом. В 1979 году стала профессором кафедры фонетики, с 1985 года заведует кафедрой общего языкознания.
С 1984 года занимается управленческой деятельностью, сначала как проректор по учебной работе, затем как первый проректор. В 1993—1994 годах исполняла обязанности ректора СПбГУ. В апреле 1994 года избрана ректором. Повторное ее избрание на эту должность состоялось в 1999 году.
В 1992 году избрана членом-корреспондентом Российской академии образования (РАО), в 1995 году — действительным членом (академиком) РАО. Член президиума Северо-Западного отделения РАО. Действительный член Российской академии естественных наук, Международной академии наук высшей школы, Академии гуманитарных наук, Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы, Международной академии информатизации, Международной гуманитарной академии «Европа — Азия», почетный доктор ряда российских и зарубежных университетов.
Автор более 200 научных и учебно-методических работ. Сфера научных интересов: русский язык, общее языкознание, фонетика, фонология и методика преподавания русского языка.
Входит в Совет по русскому языку при Правительстве РФ, является президентом Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) и Российской организации преподавателей русского языка и литературы (РОПРЯЛ).
В сентябре 1998 года избрана президентом Санкт-Петербургского отделения Союза англоговорящих, созданного под патронатом английской королевы Елизаветы II. Председатель региональной комиссии по присуждению стипендий Неправительственного экологического фонда им. В.И. Вернадского.
Людмила Алексеевна — член правления Российского союза ректоров и президиума Совета ректоров вузов Санкт-Петербурга, президент Ассоциации выпускников Санкт-Петербургского (Ленинградского) государственного университета, председатель Ассоциации администраторов вузов и Совета ректоров вузов Северо-Западного региона.
Л.А. Вербицкая — активный общественный деятель, является соучредителем Ассоциации поддержки науки, образования и здравоохранения, общественного фонда «Наш город». С 1996 года принимает участие в работе Комиссии по образованию Политического консультативного совета при президенте Российской Федерации. Член Высшей аттестационной комиссии Минобразования РФ, Совета по русскому языку и Совета по образованию при Правительстве РФ, Совета по присуждению премий президента РФ и Правительства РФ в области образования, Совета по присуждению премий Правительства РФ в области науки и техники, рабочей группы по подготовке модельного Образовательного кодекса государств — участников СНГ.
Л.А. Вербицкая плодотворно занимается и международной деятельностью. Избрана в руководящие органы Конференции ректоров европейских стран, Международной ассоциации ректоров университетов, Ассоциации балтийских университетов, Евразийской ассоциации университетов, Совета университета ООН.
Кроме того, Вербицкая — единственный представитель России в исполнительном совете Международной ассоциации университетов. На протяжении многих лет она является вице-президентом Комиссии ЮНЕСКО по вопросам образования женщин, с 1997 года — член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО.

Запись опубликована в рубрике 2003 №2. Добавьте в закладки постоянную ссылку.