Елена БАШКИРОВА: «ЖЕНЩИНЫ РОССИИ ЕЩЕ СКАЖУТ СВОЕ СЛОВО»

Беседу вел Леонтий БУКШТЕЙН
фотографии представлены компанией «РОМИР мониторинг»

Что бы мы ни говорили о месте женщины в российском обществе, наиболее полную картину дают социологические исследования и опросы. Они показывают, что роль женщин в обществе неуклонно возрастает. Женщины занимают все больше ключевых постов в органах федеральной власти, бизнесе, СМИ, искусстве, шоу-бизнесе, утверждает президент компании «РОМИР мониторинг» Елена Башкирова.

— Елена Ивановна, в прежние годы присутствие женщин во власти дозировалось по так называемой разнарядке. А что теперь?

— Начну с общемировой тенденции. В последние столетия сложилась такая ситуация: серьезные дела, политика, бизнес — только для мужчин. Так было в истории и Европы, и Америки, и России.

Мужчины преобладают на всех уровнях власти, лидируют в бизнесе, принимают самые ответственные решения… Наблюдается явная дискриминация женщин, и неудивительно, что в демократических обществах подобное положение многих не устраивает. Перемены заметны повсюду, но лидерами стали Скандинавские страны: Финляндия, Дания, Швеция, Норвегия. И в бывших «наших» Прибалтийский странах, например Литве, наступила «женская» эпоха.

Теперь о ситуации в России. Мне кажется, что сразу после перестройки, в годы смятения и неразберихи, произошел некоторый поворот к худшему. Так называемых квот на женское представительство не стало, и женщины оказались в тени. Потом начался дрейф к сумбурной демократии, и женщин еще дальше отодвинули от рычагов управления. Мужчины боролись за власть и, понятное дело, вытесняли женщин.

Но по мере демократических преобразований ситуация начала меняться. Женщины стали занимать достойное место в бизнесе. И не потому, что они именно женщины, а потому, что они профессионалы, хорошо умеют ладить с людьми, видят перспективу. Мужчины-руководители стали понимать, что нельзя решать абсолютно все вопросы, ориентируясь только на мужской менталитет, психологию и знания.

Сошлюсь на собственный опыт. Я большую часть своей деловой жизни провела в науке. Начинала в Академии наук СССР. То, чем я сейчас занимаюсь, в сущности, и есть наука, которая пришла в бизнес. Везде — и в науке, и в бизнесе — сталкивалась с чрезмерным мужским самомнением.

— Как, по-вашему, адаптируются женщины к новым условиям в российском обществе?

— В жизни каждого человека происходит процесс социализации, то есть приспособления к жизни в обществе. Чтобы этот процесс проходил нормально, необходимо общение — с представителями самых разных слоев и групп. И если в фирме работают, допустим, только молодые или только пожилые, только мужчины или только женщины, это тормозит развитие каждой отдельной личности. Соответственно снижается и эффективность бизнеса.

Доказано: искусственное ограничение числа женщин в коммерческих структурах негативно отражается на деятельности этих структур. То же самое и с чисто женскими коллективами. Но теперь эта однобокость, к счастью, уходит в прошлое.

Сегодня женщины есть и во власти, и в руководстве министерств и ведомств, и в директоратах компаний. Правда, пока их немного. Но те, что достигли высот, заметны всем. Причем своих позиций не сдают.

В отличие от многих мужчин-руководителей они учитывают особенности менталитета противоположного пола и используют его на благо организации. Если есть выражение «женская логика», то для того, чтобы обозначить упрямство мужчин в принятии решений, можно предложить такую формулировку: «я мужчина, а значит, лучше знаю».

И все же женщин у руля слишком мало. Меня часто приглашают в различные социологические и политологические исследовательские центры. И там встречаются максимум две-три женщины на коллектив, где трудится до 100 человек. А ведь женщина должна быть представлена достойно, просто исходя из тех социальных ролей, которые она играет в обществе как мать, жена, хозяйка дома.

— Есть мнение, что в бизнесе мужчины лучше осуществляют прорыв, зато женщины более умело закрепляют достигнутое…

— Не хочу оспаривать, но и не могу полностью согласиться. В советские времена считалось априори: руководителем должен быть мужчина.

А женский взгляд таков: «мужики» менее усидчивы, менее ответственны, менее склонны к кропотливой работе… Часто они только делают вид, что руководят, а практически весь труд ложится на плечи женщин.

Например, финансовая деятельность, работа в бухгалтерии. Я хотя бы по своей фирме сужу: не многие мужчины способны тщательно, годами изучать рынки, вести трудоемкие социологические исследования… Хотя в принципе я против оценки персонала по половому признаку.

Мы, социологи, проводим исследования общества по различным параметрам: полу, возрасту, образованию и т. д. И сейчас участвуем в масштабном международном проекте «Ценности», в соответствии с которым анализ этих параметров должен осуществляться каждые пять лет: в 1990, 1995, 1999 годах и т. д. Нам удалось точно установить, что все главные личностные ценности идут из семьи, из того, что прививают ребенку мама и папа. Именно от этого зависит, какие взгляды человек разделяет, достигнув зрелого возраста.

Очень наглядно это было продемонстрировано во время российского кризиса 90-х годов. В ту пору немалая, на наш взгляд, часть мужчин (оставим в стороне суперэлиту, успевшую обрасти и связями, и деньгами) растерялись. Я имею в виду средний класс: инженеров, младших и старших научных сотрудников, начальников отделов и управлений на государственных предприятиях и в институтах. Они опустили руки, не зная, что делать и как быть. Для многих даже заняться частным извозом было неприемлемо: как же, ведь еще вчера он имел собственный стол, служебный телефон, а секретарь вела все дела… На одном из круглых столов я сформулировала эту модель поведения как мужской инфантилизм, нанесший удар имиджу мужчин в годы перемен.

Мы проводили опросы, выясняли мнения самых разных людей. Судя по всему, женщины оказались лучше адаптированы к нештатной ситуации. Видно они всегда внутренне готовы к тому, что им нужно быть умнее, больше и лучше работать. Кстати, этим отличается женский менталитет и в Америке с ее гремевшим в свое время негативным отношением к «сексизму». Поскольку я сама там жила и училась, то знаю, о чем речь. Женщины-политологи говорили мне: «Я должна на порядок превосходить мужчин, ежечасно доказывать свою профессиональную состоятельность!»

Примите во внимание еще одно, уже чисто российское качество наших мужчин. Вытекает оно, как видно, из отношений с родителями. У нас до 30 и более лет дети ожидают и получают материальную поддержку от отца с матерью. На Западе, особенно в Америке, если сын достиг 21 года — он уже самостоятелен, а лет с 16—18 подрабатывает, скажем официантом в ресторане, чтобы иметь карманные деньги. И неважно, что родители у него, может быть, миллионеры. Он должен быть мужчиной с младых ногтей!

Возможно, из-за такого различия в воспитании наши мужчины почти повально растерялись, многие же из них до сих пор не нашли себя в новом обществе. А женщины быстро приспособились: кандидаты наук пошли в «челноки», научные сотрудники встали за прилавок или занялись репетиторством. Потому что знали: на них семья, дети и… все тот же неработающий муж.

Это позволило женщинам приобрести опыт в бизнесе, содержать семью, быстрее войти в бизнес-отношения, понять их риск и ответственность. Так начинало, пожалуй, большинство наших бизнес-леди. Это изменило ситуацию во многих семьях: появился другой лидер, мужчины стали терять свое место «хозяина семьи». Довольно ощутимо возросло число разводов, от чего пострадали и мужчины, и дети, и сами женщины.

— Какими вы видите российских бизнес-леди в третьем тысячелетии?

— Большинство их действует и здравствует, слава богу. Многие оканчивали еще советские вузы. В начале 90-х годов наши институты не могли дать сколько-нибудь серьезного образования по маркетингу, менеджменту, кризисному управлению, политологии. Высшие учебные заведения очень долго «раскачивались», так что получить бизнес-образование удавалось только на заграничных курсах.

Я сама заканчивала их в Нидерландах, получила сертификат. Там организовали специальную группу для российских бизнесменов, в которой занимались и женщины. Хотя в основном это были жены бизнесменов. Однако с годами и наши вузы преодолели инерцию, открыли такие отделения и факультеты.

Сейчас, я бы сказала, ситуация стала нормальной. Можно получить второе высшее образование, и это тоже позитивно сказывается на подготовленности кадров для бизнеса, в том числе и среди женщин.

— Каких женщин, достигших успеха в бизнесе или политике, вы хотели бы отметить?

— Мы изучаем элиту всех ветвей власти, бизнеса, науки. Женщины занимают там достойное место. Я хотела бы отметить Галину Старовойтову, у которой и посмертно остается очень высокий рейтинг. Она, помимо того что занималась политикой, была еще и социологом, этнографом. Или — Ирина Хакамада, политик и в прошлом бизнесвумен.

Могу также назвать заместителя председателя Правительства России Валентину Матвиенко, заместителя министра обороны Любовь Куделину, заместителя министра финансов, главу Федерального казначейства Татьяну Нестеренко, заместителя министра финансов Беллу Златкис, первого заместителя министра культуры Наталью Дементьеву, заместителя министра путей сообщения России Анну Белову, первого заместителя председателя Центрального банка Татьяну Парамонову, генерального директора фирмы «Диалог» Татьяну Зрелову, генерального директора компании «Машиноимпорт» Ольгу Вдовиченко, генерального директора российского представительства фирмы Microsoft Ольгу Дергунову, председателя совета директоров компании «Русский продукт» Ольгу Миримскую, первого заместителя премьера Правительства Москвы Людмилу Швецову, директора Института им. В.П. Сербского Татьяну Дмитриеву… И этот перечень далеко не исчерпывает всех ярких имен женщин в бизнесе, государственном управлении, культуре, искусстве.

Одно из моих незабываемых впечатлений — беседа в Мадриде с королевой Испании Софией, женщиной высокообразованной, интересующейся Россией. Она хорошо разбирается в социальной и экономической ситуации во многих странах, представителей которых мне удалось повидать на той встрече. Упомяну еще двух выдающихся женщин за рубежом. Одна из них — президент Всемирной ассоциации исследователей общественного мнения Лиз Нельсон из США. Другая — Эллен Риффо из Франции, она была президентом «Гэллап интернейшнл», преподавала в Сорбонне.

Высокий уровень профессионализма Эллен основан на глубоких знаниях. И не только тех, что получены в молодости, но и на тех, что она добирала ежедневно. Эллен всю жизнь училась, повышая свой уровень. Это типичная бизнес-леди, она жила своим бизнесом, внимательно читала и профессиональную литературу, и текущую прессу, и вообще все публикации по своим темам. Еще и мне звонила: «Ты читала такую-то статью? Почитай обязательно!»

Но чем западные женщины выгодно отличаются от нас — так это тем, что они по-настоящему интересуются жизнью и умеют ярко жить. Еще один плюс — высокая деловая культура и умение при этом оставаться женственной.

— Вы считаете женщин эффективными управленцами?

— Отвечу вопросом на вопрос: была ли хоть одна женщина обвинена в многочисленных банкротствах последнего времени? Кого-либо из женщин — топ-менеджеров обвинили хоть раз в отмывании «грязных» денег? Выводы делайте сами.

Запись опубликована в рубрике 2003 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.