ДИКАНЬКА — НОЯБРЬСК. БИЛЕТ В ОДИН КОНЕЦ

Евгений КОРОТКОВ

Людочка Нелюба была прилежной ученицей в школе и окончила ее с золотой медалью. Еще она была заводилой и старостой. Так с этими званиями и поступила в престижный Полтавский стоматологический институт — один из немногих, существовавших в стране. И там верховодила, стала старостой группы и отличницей.

По окончании вуза — работа в южном тихом городке, семья, ребенок. Да только Людмиле не жилось в тепле и неге. Она рвалась на стройки коммунизма: в Сибирь или на Север. И в конце концов своего добилась. Но все по порядку.

Раскроем томик Гоголя на незабвенных «Вечерах на хуторе близ Диканьки»… Помните: «Про Диканьку же, думаю, вы наслышались вдоволь. И то сказать, что там дом почище какого-нибудь пасичникова куреня. А про сад и говорить нечего: в Петербурге вашем, верно, не сыщете такого. Приехавши же в Диканьку, спросите только первого попавшегося навстречу мальчишку, пасущего в запачканной рубашке гусей: «А где живет пасичник Рудый Панько?» «А вот там!» — скажет он, указавши пальцем, и, если хотите, доведет вас до самого хутора».

Так вот героиня нашего рассказа и ее муж родом оттуда, из сказочной Диканьки. Представьте себе поля подсолнухов и теплую землю Полтавщины… Благодать! Ну чего бы еще человеку надо?

Но после окончания вуза Людмила захотела на Север. Однако родители не пустили: «Куды ж дивчина одна поиде?!» По распределению попала на Черное море, в Феодосию. В городской стоматологической поликлинике молоденькая врачиха водила знакомства со знаменитостями из мира отечественной науки и искусства. Одно это уже говорило о ее квалификации: к таким пациентам абы кого не подпускали… Девчонки из группы обзавидовались! В Крыму на месте не сидела, излазала все горы, побывала в знаменитых и исторических местах. Но благополучная жизнь тяготила, становилось скучновато… И опять потянуло на Север.

Внимательно читала объявления в газетах о найме на работу в северных регионах. Страна строила БАМ, осваивала сибирскую нефть. По радио и ТВ передавали марши 70-х: «Мы пройдем сквозь шторм и дым, станет небо голубым… Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым!» Наступил 1980 год. Однажды, вычитав в газете заметку про Салехард, написала письмо туда, в горздравотдел. А тут родной брат с добровольцами Укртюменьжилстроя уехал в те же края строить новый город Ноябрьск. Города еще не было на карте. Но ее мечта стала сбываться. Людмила уволилась и поехала. Долетела до Тюмени, а оттуда до места добиралась на «бич-поезде»: полутоварняке без всяких удобств. Доехала. Был июль, и в каждом палисадничке у вагончиков и деревянных изб ее встречали родные цветы чернобривцы. Земляки обустраивались… Через два месяца она вызвала туда мужа с трехлетним сыном. Поселились в деревянном доме брата. Шел 1982 год. Ноябрьск только получил статус города.

Служба начиналась в деревянной амбулатории. Первые полгода Людмила работала и хирургом, и терапевтом.

А затем ей, молодому специалисту со стажем семь лет, предложили возглавить стоматологическую службу города. Работа была тяжелой. И не из-за плановых работ по протезированию, лечению или удалению зубов. Производство исправно поставляло тяжелых больных с челюстно-лицевыми травмами. Приходилось оперировать на свой страх и риск, не дожидаясь отправки пострадавших вертолетом в Тюмень. Ладно еще, если погода была летной. А если нет? Молодая товарищ главврач должна была брать всю ответственность на себя. И она брала. Случались эпизоды, которые она помнит до сих пор, во всех деталях, но пересказывать не хочет: тягостно.

Штат поликлиники увеличивался параллельно с ростом населения города. Когда жителей стало почти 100 тыс., поликлиника уже размещалась в капитальном (хоть и не отдельном) здании, имела приличное оборудование, обзавелась высокопрофессиональными кадрами.

В середине 90-х годов Ноябрьск отмечал свое 15-летие. Как раз тогда же Людмила Григорьевна Дейнеко получила звание «Заслуженный врач РФ». Сегодня почетными званиями никого не удивишь, но есть одно «но». Стоматологам их дают нечасто.

Людмилу Григорьевну заметили в верхах. Поликлиника в Ноябрьске приобрела авторитет у медицинских светил, ее оценили власти, не забыли и те, кто в ней лечился.


…С Людмилой Дейнеко мы встретились в дни работы специализированной выставки в Москве, куда она прилетела, чтобы изучить новинки, определить, что из рекламируемого оборудования можно купить для поликлиники.

— Прошло уже более 20 лет с того дня, как вы, молодой врач, отправились покорять Север. Не жалеете о том, еще юношеском, выборе в начале 80-х годов?

— Нет-нет! Север мне дал то, чего не смогли бы дать ни уютная Диканька, ни благополучная Феодосия: кипение жизни, экстремальные ситуации, преодоление трудных обстоятельств. Это мне и требовалось. В первые годы работы на Севере случалось такое, что сейчас и поверить невозможно. Но нужно было работать — и я справлялась. Скажу честно: сейчас я едва ли стала бы так рисковать!

А тогда… Даже и не сомневалась.

— Но кроме всего прочего, а может быть и прежде всего, вы — руководитель.

— Да, очень «греет» ощущение того, что я сама, своими руками, при содействии коллектива и, конечно, не без поддержки властей создавала по-настоящему прогрессивную службу помощи больным. Теперь ее оснастили по последнему слову техники, компьютеризировали весь процесс лечения — это дорогого стоит. Наша поликлиника — лауреат конкурса «Трудовая слава России». Мы работаем не только в своих стенах: во всех 14 школах города открыты наши стационарные стоматологические кабинеты. Дело еще в том, что в здешней воде полностью отсутствует фтор, зимой не хватает естественного, дневного света, проблема с витаминами. Все это для зубов губительно. За здоровьем детей нужно следить, особенно на Севере.

В прошлом году на трех окружных конференциях, где присутствовали корифеи отечественной стоматологии, в том числе вице-президент Российской ассоциации стоматологов Владимир Давыдович Вагнер, профессор Александр Николаевич Ряховский, отмечалось высокое качество работы поликлиники Ноябрьска.

В докладах не раз упоминалось о хорошей подготовке наших кадров.

В городе, кроме муниципальной, работают еще десять коммерческих клиник. Заработки там сами представляете какие. Но у нас, тем не менее, нулевая текучесть.

— Есть секреты?

— Конечно, есть. Один из основных принципов моей работы – следовать изречению китайского философа Лао Цзы из его «Дао дэ цзин», «Книги о пути и силе»: «Чтобы вести людей за собой, иди за ними». Попробуйте в государственной поликлинике 135 человек персонала обеспечить достойной зарплатой. Но оборудование у нас – столицам на зависть. Предоставляем те же услуги, что и в Москве: от металлокерамики до имплантантов. Есть и аппарат для обзорных снимков. Бюджет и фонд медицинского страхования это финансируют. Вот только помещение у нас — на первом этаже жилого дома, особо с комфортом не развернешься. Но я этот вопрос пытаюсь решить, и мэр города поддерживает нас. А пока нужно думать, все по уму организовывать, считать.

— Вы, как я понимаю, это умеете.

— Умею. Иначе предприятие так не поднялось бы.

— Ну… Начальники приходят и уходят, а предприятия остаются.

— Для меня это не предприятие. Это моя жизнь. А меня еще рановато списывать.

— Вы главный стоматолог города, лауреат регионального и всероссийского конкурсов «Женщина – директор года», вице-президент Ассоциации стоматологов Ямало-Ненецкого автономного округа…

— Да. Я хорошо знакома с Валерием Константиновичем Леонтьевым, президентом Российской ассоциации стоматологов. И мы решили создать свою, окружную, ассоциацию в составе российской. В нее вошли стоматологи Надыма, Уренгоя, Салехарда, Лабытнанги, Муравленково, Пурпэ, Ноябрьска. Мы и информацией обмениваемся, и мероприятия проводим. В этом году, в марте, у нас состоится чемпионат зубных техников. Не конкурс и не смотр. Именно чемпионат.

— А что будет дальше? Еще лет пять — десять, и вернетесь в Диканьку?

— Думаю, что нет. Я ездила туда не так давно. И чувствую, мне было бы там тесно. Нет того масштаба, что у нас, на Севере. Мы же на месте не сидим. Объездили полмира. И чаще всего — по профессиональному обмену, на конференции, для учебы. Неоднократно были в Германии, Австрии, во Франции, в США, Израиле, Малайзии, Японии…

— Да, опыт у вас и вашего персонала теперь огромный.

— Но тем не менее я все еще учусь. Сейчас — в Академии народного хозяйства при президенте РФ по специальности «Главный врач – менеджер высшей квалификации». Одну сессию сдала, осталось еще семь…

— Учитесь, я думаю, на «отлично»?

— А это с юности у меня заведено…

— А если в Москву жить и работать позовут? Поедете?

— Не думала об этом… Нет, не хочу! Ведь Ноябрьск – мое, родное. Хотя и «девять месяцев зима – остальное лето», а все равно – свое. И пока что для меня работа значит очень много. Я во время учебы походила, осмотрела московские клиники. Да у нас ничем не хуже, это точно!

— А что ваша семья?

— Сыну 25 лет, он политолог. Дочери 15 лет, школьница. Муж во всем помогает. Семья меня здорово поддерживает. Если моя жизнь и дальше пойдет, как шла до сих пор, я буду все так же счастлива.

Запись опубликована в рубрике 2003 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.