10 000 ОТРАЖЕНИЙ ТАТЬЯНЫ УСАТОВОЙ

Леонтий БУКШТЕЙН

Не место красит человека — человек красит… Дама, о которой мы хотим вам рассказать, действительно красит — много и хорошо.
Не сама, не своими руками. Но она процесс контролирует, анализирует, направляет, сертифицирует, подталкивает. И во многом благодаря ее работе Москва становится все лучше.

Фасады старинных особняков, современных офисных зданий и жилых домов поражают гостей, да и самих москвичей, качеством и разнообразием отделки, необычными цветовыми решениями, продуманностью дизайна… Особенно это стало заметно в последние пять — семь лет. Именно столько действует в столице уникальное государственное учреждение «Энлаком».

И все это время им руководит Татьяна Усатова. Все написанное — о ней.

РАЗВЕДКА В СЛУЖЕБНОМ КАБИНЕТЕ

Привычка осматриваться в чужом служебном кабинете в отсутствие хозяина не очень похвальна. Зато дает возможность изучать вещи в отрыве от того, кто собрал их в одном месте.
По крайней мере, коллекция из двух десятков фигурок, статуэток и монументальных изваяний кошек всех мастей и пород, разместившаяся там и сям в служебном кабинете, может многое рассказать о хозяине (а тем более о хозяйке). Одна из хвостатых красавиц, выполненная в натуральную величину, уютно устроилась прямо на столе для совещаний и в упор смотрит на входящих. Другая,
в половину человеческого роста, выточенная из дерева какой-то редкой породы, гордо восседает за креслом. Остальные разномастной группой поглядывают со шкафа.
На стене в рамочках — фотопортреты мужчины и женщины сталинской эпохи. Ясное дело, родители. Совершенно невероятные (со множеством разнообразных деталей, обильной позолотой) каминные часы, темно-бордовые розы в хрустальной вазе, на листах бумаги, приколотых к специальной доске, написанные разными почерками стихи о Татьянином дне, горы папок с документами, дипломы за достижения в труде, веера аккуратно подшитых официальных ходатайств предприятий и учреждений и ответов на них…
Когда хозяйка, подобно самуму, влетела в кабинет, я даже не удивился. Ну какая еще женщина могла занимать столь разнообразно декорированное помещение? Пока все совпадало.
Она принялась переставлять, передвигать, перебирать то, что еще спокойно лежало на столах, вызывала одновременно секретаря, помощника, заместителей. И всем раздавала указания. Параллельно — и мне: куда сесть, как смотреть на нее (непременно в глаза!), на что обратить внимание в ворохе деловых бумаг, где обнаружилась папка с публикациями по теме, и, наконец, как извинить ее за то, что у нее растрепалась прическа. Мы пришли к консенсусу сразу после того, как я угадал, что она использует духи Givenchy.
И наступил штиль. В итоге жизнь Татьяны Усатовой слегка поддалась описанию.

ОБЪЕКТЫ ОБРЕЛИ ХОЗЯИНА

В Москве сейчас около 100 тыс. зданий и соответственно столько же фасадов. Самое интересное, что до середины 90-х годов теперь уже прошлого столетия никто не додумался сосредоточить в одной организации все и вся, связанное с контролем за этой важнейшей частью любого дома, будь то офис процветающего холдинга или скромная жилая пятиэтажка.
И речь здесь не только о красках и приятных для глаза декоративных композициях. Фасад — сооружение инженерное. При современных характеристиках конструкционных и окрасочных материалов он становится настоящим произведением строительного искусства. А между тем контроля за фасадными работами долгое время не было. Тысячи подрядных организаций, заполонивших стройплощадки Москвы, попытались в этой части жить по своим уставам.
Потребность в управлении процессом вызвала к жизни постановление Правительства Москвы, и не одно, а за ним и бурную деятельность Татьяны Усатовой на сравнительно новом поприще. Говорю «сравнительно», потому что опыт работы в строительном НИИ у нее уже имелся, и немаленький. Хотя… Тут ценен не сам опыт, а то, как он применен. Татьяна Усатова еще до больших перемен в экономике страны хорошо освоила так называемую хоздоговорную тематику.
А это и было началом новых, рыночных отношений. Так что требование руководителей города работать «по-китайски», с опорой на собственные силы, Усатову если и обескуражило, то не так, чтобы отбить желание работать вообще. Случай в строительстве (и, наверное, не только в нем) уникальный: государственное учреждение переводят на самофинансирование. Логика была проста: центр «Энлаком» обладает знаниями и умениями, накопленными в строительной науке и практике за многие годы. А поскольку все это имеет свою цену, то желающие воспользоваться услугами центра должны будут их оплатить.
Замысел руководства принялись реализовывать первые два десятка сотрудников нового учреждения. Правда, на «раскрутку» город дал кредит на два года. Но кредит — это не подарок, его возвращать надо. Что «Энлаком» и сделал. Причем, заметьте, в срок.
Теперь в его ведение передан весь комплекс задач, связанных с контролем качества работ на фасадах московских зданий. Это означает, что центр взял в свои руки координацию проектно-художественных решений
и постоянный мониторинг качества строительных, отделочных, ремонтно-восстановительных и реставрационных работ по фасадам зданий. На этом пути были и большие проблемы, и радости. В том числе и денежные. Памятный эпизод: один из солидных банков вчетверо повысил премиальные выплаты «Энлакому» за качество и объемы выполненных им работ.
Татьяна Усатова считает свой успех частью успеха столичного строительного комплекса.
— Наш строители, — говорит она, — очень выросли за последние годы. Это «Моспромстрой», Балтийская строительная компания, «Мосфундаментстрой-6», «Интекострой», «Мосотдел-строй-7». Они честно конкурируют между собой, стараются дать наивысшее качество при сжатых сроках.
К слову, «Моспромстрой» первым в Москве, да и, пожалуй, в России, полностью перешел на систему управления качеством. Это смелое решение. Напомню только, что храм Христа Спасителя строили они. И поставщики материалов также отбираются у нас на конкурсной основе. Здесь и испанцы, и англичане, и французы, и немцы.

— Татьяна Александровна, какой вы видите свою работу, как оцениваете ее перспективы?

— Знаете, оказывается, чем больше мы работаем, тем больше нужно решить проблем. Такая вот логика.
У меня два любимых слова. Первое — «думать». А второе — «вместе». Сейчас не время одиночек.
Слишком многими профессиями нужно владеть, чтобы принимать грамотные решения по экспертизе в строительстве. Вот свежая проблема — остекление фасадов. Модно, но в ряде мест превратили это дело в стихийное. Каждый лепит, как сам разумеет. Нам теперь надо разбираться и здесь. Только одно хочу подчеркнуть: если бы не мэр Москвы, не его отношение к строительству вообще и к нашей тематике в частности — прогресса у нас не было бы. Я специалистам в других городах так и советую: с вами вместе должны работать первые лица города. Тогда придет успех.
А недавно мы совместно с химиками впервые в стране применили биокраски. В их составе есть специальные сополимеры и соли серебра, которые убивают возбудителей болезней. Это особенно актуально для больниц, детских садов, стадионов, мест заключения. Еще одно наше новшество — теплоизоляция. Сейчас мы изучили канадский опыт по изготовлению подстилающего слоя из материала, полученного при переработке использованных шин. То есть получаем теплоизолирующее вещество для нанесения на наружные стены. Решено развивать такое направление. Провели сертификацию, готовим опытный объект и будем опробовать эту технологию.
Кроме того, постоянная наша обязанность — санация, реконструкция старых зданий. Мы много работаем с «МосжилНИИпроектом» и имеем наработки, как из печально известных пятиэтажек сделать красивые и комфортабельные здания.

— А как вы, кстати, определяете, что фасад ваш, а не чужой?

— А так — мы видим свою работу. Когда хорошо потрудились, а когда и плохо. Все же на глазах у города!

ОБЩИЙ ЯЗЫК СО СТРОИТЕЛЯМИ

Не секрет, что в России управлять ходом строительства из кабинета — дело бесполезное. Г-жа Усатова это тоже прекрасно знала.
А потому со всей напористостью, ставшей уже в первые годы деятельности центра широко известной, она принялась самолично ездить по объектам, определяя соблюдение технологии работ и уровень их качества.
Строители говорят, что у нее тормоза хорошо действуют лишь в служебном автомобиле. Вне его Усатовой лучше под руку не попадаться. Это сегодня. А когда в первый год своего директорства она принялась учить заскорузлого маляра-штукатура дозировке компонентов красителей, то он выразился так, что процитировать сказанное можно только многоточиями. Гражданка начальник, воспитанная в семье сталинского наркома и правдоискателя, упала в обморок. Выводы она сделала, видимо, под воздействием нашатыря.
Руководитель центра, теперь уже в третьем тысячелетии и с коллективом в четыре десятка специалистов, продолжает ту же практику: работа вне кабинетов, на строительных площадках.
Обмануть или ввести в заблуждение энлакомовцев практически невозможно. Их профессионализм никто и не ставит под сомнение. Совместно с Москомархитектурой центр подготовил паспорт «Колористическое решение, материалы и технология производства работ». Правительство Москвы утвердило его как единый документ для оценки не только качества работ, но и производства продукции, и хода эксплуатации.
И вот ведь история: приезжает вскоре Татьяна Усатова на один из объектов и видит, как дорогостоящий компонент, добавляемый в красители считанными сотнями граммов, большой специалист в фуфайке выковыривает лопатой из рваного мешка и швыряет в смесь килограммами. Вежливое замечание, что надо бы соблюдать технологию и класть столько, сколько велено, никакого отклика у мастера-ломастера не вызвало.
И тогда шикарная дама в шляпке и
с бриллиантовыми серьгами четко произнесла то, что услышала ранее и что нельзя здесь передать словами. Ответ был вполне дружелюбным: «Ну так и надо было объяснять по-человечески, а то бормочете там что-то непонятное…» Теперь, завидев Усатову издалека, мастер уважительно ей кивает: все-таки своя в доску.
Тема персонала для современной строительной фирмы, пожалуй, самая важная. Поэтому интересуюсь:

— Как вы формировали коллектив?

— В соединении мудрости и молодости. Я, например, могу с одного взгляда дать оценку фасаду: его состоянию, материалам, из которых сделаны его покрытие и отделка. И у нас много молодых, энергичных специалистов. Знаете, у них мозги по-другому работают. Это тоже ценно. Плюс азарт молодости.

— Вы как-то обеспечиваете им кадровый рост?

— Конечно. Двое у нас заканчивают работу над кандидатскими диссертациями. Внутри предприятия мы осуществляем ротацию. Да и в смысле зарплаты, как говорится, не обижаем.
К тому же надбавки и премии. Люди должны жить достойно и быть уверенными, что они социально защищены.

— Но при этом вы и требования предъявляете серьезные?

— Первое требование — честность. Мы же представители власти. И на этом некоторые ломаются. Второе — честолюбие. Если человек не готов добиваться определенных вершин, с ним трудно идти вперед.

ФАСАД — ЭТО ЛИЦО

В «Энлакоме» последовательно идут от документа к документу, от регламента к регламенту, от системы к системе. Именно системой стал подготовленный центром свод рекомендаций по отделке фасадов для столичных домостроительных комбинатов. А вот то, чего нет ни у одного города мира: совместно с Москомархитектурой разработана и утверждена единая цветовая палитра, опирающаяся на международную систему обозначения цвета NCS.
Теперь вся продукция — и отечественная, и зарубежная, используемая на стройках Москвы, — проходит сертификацию. А чтобы отечественные производители укрепили свои позиции, к ним применяют требования международных стандартов ISO 9000. Основная задача: фасад должен простоять более десяти лет без ремонта.
Недавно в течение трех месяцев специалисты «Энлакома» совместно с инспектирующими службами города методично объезжали столицу, определяя, в каком состоянии находятся ее фасады, хорошо ли сохранились покрытие и окраска, как работают водосливы.
Концепция Усатовой проста: фасад то же лицо. Никакая косметика не скроет глубоких шрамов и морщин. Поэтому дело не только и не столько в окраске. Нужно само лицо здания содержать в соответствующем состоянии.

— Татьяна Александровна, говорят, вы помогаете в других городах наладить службы, аналогичные вашей. Где прижилось новшество?

— В Нижнем Новгороде, Самаре, Иркутске, в ряде других мест. И при этом мы учитываем климатические особенности. У нас работают специальные камеры, где в течение двух суток успеваем имитировать все времена года. Только в интенсивном режиме. И зиму, и лето, и дождевание, и ультрафиолетовое излучение.
Теперь к нам ездят с заказами на исследования и для тропических стран, и для Крайнего Севера. Много сделали для Норильска. Также была большая работа для Чукотки, для городов Певек и Анадырь.

ДОЧЬ НАРКОМА

Особенности феномена нашей героини я попытался выяснить в разговоре «о личном».

— Татьяна Александровна, на мой взгляд, у вас ярко выраженные лидерские качества.

— А это от папы. Он же правдоискатель был, сильная личность. Пошел Сталину на Берию жаловаться! После этого мы в ссылку, в Дудинку, попали. Нас потом Анастас Иванович Микоян спасал. А то бы…
Но у меня такой же дурацкий характер. Знаю, что не нужно против всех идти, а иду! Сижу на высоких совещаниях и думаю: «Господи, да сиди ты и молчи! Тебе еще мало давали по голове, чего ты лезешь?!» И вы знаете, как будто кто-то меня тянет: встаю и говорю. И ведь готовят мне нормальные доклады, где все цивильно и культурно. А выйду на трибуну — текст в сторону, и пошла писать губерния. Только щепки летят… Вот так вот.

— Вы, как женщина в бизнесе, наверняка имеете свои суждения об этом феномене: бизнес-леди…

— А в чем феномен? Женщина, как мать и жена, привыкла все заранее обдумывать, планировать дела. А это и нужно в работе. Все вполне естественно. Сказать честно, то, что я женщина, часто даже помогает в работе. Мне не раз говорили: «Вообще-то нельзя, но вам — можно». Однако есть одна особенность: никогда не нужно забывать, что ты в первую очередь женщина.

— Вы любите цветы?

— Очень. И еще джаз люблю. Но первое — это цветы. Я сама их выращиваю. И вожу саженцы со всего мира. Вот привезла из Баку, так они оказались очень сильными, стали царствовать у меня в саду в Луховицах. Там очень хорошая экология, вода в Оке кристальной чистоты.
Я люблю в одиночестве, без садового товарищества и кооперативного шума, отдыхать. Все же на работе устаешь. Домой приходишь — и говорить сил нет. А в саду, среди цветов я восстанавливаюсь. И потом: нужно цветы лечить, с ними надо разговаривать. Не смейтесь, это часть обряда общения с природой. А просто так смотреть на них можно и в магазине.

— Вы производите впечатление счастливого человека.

— Можно сказать, да. Но счастье это трудное. Я его делаю сама, своими руками. И у меня много друзей, родных, просто приятелей и добрых коллег.

— Как к вашим успехам относятся окружающие?

— Я вам так скажу: нашим людям надо бы поскорее освободиться от зависти. Не от той, белой, от которой крылья вырастают. А от черной. Человек хочет, пальцем не шевельнув, хорошо жить. Но так не бывает. Как говорит Лужков, думай и делай! Мне мои успехи на дом в лукошке не носят, я их каждый божий день по стройкам добываю. Но я, видимо, уже перешла какую-то грань: меня все реже решаются обижать.

— А что у вас в семье? Обычно у такой деловой женщины, как вы, с семьей не очень-то…

— Не угадали. У меня прекрасный муж, две дочки, красивые и деловые, как я сама, зятья мои любимые, внуки… У меня все в порядке. Без семьи я бы не смогла с такой отдачей работать. И знаете, я очень люблю женскую работу: готовить, стирать, гладить… Это успокаивает, настраивает на мирный лад после психологических нагрузок на работе. Как всякая смена занятий.

…Говорят, человек отражается в делах. Мы с Татьяной Усатовой подсчитали, ее центр «Энлаком» контролирует сегодня работу на 10 тыс. фасадах Москвы. Какая еще женщина в России может похвастаться такими десятью тысячами отражений? И что интересно — сходство удивительное.

СПРАВКА ЖУРНАЛА «БЛИКИ»

Татьяна Александровна Усатова родилась во Владивостоке. Окончила химический факультет Московского государственного университета. Работала инженером, старшим инженером, руководителем группы в научно-исследовательских институтах Москвы и на предприятиях оборонного комплекса, производивших ракетное топливо. С конца 80-х — старший научный сотрудник и заведующий сектором Научно-исследовательского института московского строительства. Руководила лабораторией механизированных методов производства малярных работ.
В 1996 году назначена директором Государственного унитарного предприятия «Городской координационный экспертно-научный центр “Энлаком”». В 2000 году после преобразования ГУПа в государственное учреждение была назначена его директором во второй раз.
Кандидат технических наук. Награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. Почетный строитель Москвы, почетный строитель России. Общий трудовой стаж — 40 лет.

Запись опубликована в рубрике 2003 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.