МНОЮ РУКОВОДИТ ЖЕНЩИНА

Тимур ГАФИТУЛИН, психолог

Уже много веков частичка власти на Земле принадлежит женщинам. Их нравы и способы управлять отличаются от мужских, но при этом сохраняется сама суть управления — подчинение управляемых воле управляющего.

Давайте не будем пытаться препарировать женщину-руководителя. Вместо этого взглянем на целостный женский образ, каким он предстает перед нами, к примеру, в мужских дневниках (заимствованных из художественной литературы).

И хотя мое предположение кому-то покажется фантастическим, но, может быть, эти портреты напомнят вам знакомых женщин?

1842. ОГАСТА

Она – супруга Томаса Морриса, богатого землевладельца и выборного члена совета нашего штата. Я — управляющий их усадьбой. И поскольку мистер Моррис чаще всего находится в разъездах, можно сказать, что мой настоящий хозяин — миссис Моррис.
Она — потомственная плантаторша. Роскошные выезды и наряды ее матери до сих пор помнят все местные помещики. Каждый раз, когда миссис Моррис выговаривает прислуге, становится ясно, что первый раз она сделала это, когда ей было года три.
Тем не менее кнут она держит только для лошадей, и в День благодарения без подарка остаются лишь те, кто забыл поздравить госпожу Моррис в прошлом году.
Она не читает газет и не заглядывает в бухгалтерские книги, но постоянно в курсе всех важных новостей, начиная с цен на хлопок и заканчивая модными курортами.
Круг общения миссис Моррис обширен: в него входят ближайшие и далекие соседи, родственники (в том числе и мужа), многие иностранцы, с которыми довелось познакомиться во время поездок в Европу и, естественно, все обитатели усадьбы.
И в этих многочисленных встречах, поездках, приемах, в переписке миссис Моррис умеет находить главное. Она всегда выделяет то, что может быть полезно ее семье и близким.
И вряд ли ей нужна в этом какая-либо помощь. Миссис Моррис — весьма независимая дама.
Она сама ездит в город, чтобы отправить письма, сама покупает новый экипаж и лошадей, но вот наряды для себя ее несовершеннолетние дочери выбирают без какого-либо вмешательства со стороны матери: миссис Моррис считает, что вкус должен формироваться самостоятельно.

1870. МАРСЕЛЬ

Когда я устраивался приказчиком в магазин элегантной одежды мадам Нан, знакомые портные говорили мне, что эта вдова отставного полковника открывает магазин скорее для того, чтобы занять свое свободное время, чем из коммерческих соображений. Тем не менее ставка мадам Нан на растущее число приезжих оправдалась, и магазин пользовался успехом у туристов.
Оформлением магазина и закупкой платьев мадам Нан занималась самостоятельно, оставляя на меня заботу о кассе, выручке и жалованье двум девушкам-продавщицам и одной портнихе.
Нельзя сказать, что предпочтения мадам Нан полностью отражали вкусы наших основных покупателей (были костюмы, которые не удавалось продать и за два сезона), но год от года количество платьев, передаваемых в лавки уцененных товаров, уменьшалось.
Оказалось бесполезно пытаться советовать что-либо мадам Нан, подбирающей ассортимент перед началом туристического сезона. Она с интересом слушала рассуждения девушек, рассматривающих модные журналы, о том, что фасон таких платьев вышел из моды, или что подобный костюм купят разве что американцы. Но начинался сезон — и в витрине появлялась пара «подобных» костюмов и несколько «таких» платьев.
Главное заключалось в подходе мадам Нан к выбору ассортимента. Она хотела стать лучшей в этой области
и не сомневалась в бесполезности чьих-либо советов. Справедливости ради следует отметить, что встречались дела, касающиеся вкуса, которые мадам Нан доверяла другим.
Ежегодно оформление салона менялось. Эту идею мадам Нан позаимствовала у одного парижского модного магазина. Туристам нравилось, приезжая на юг, каждый раз видеть новый интерьер знакомого салона.
Необычным образом подбирался оформитель, непременно новый: только так, по мнению мадам Нан, можно создать что-то оригинальное. Когда очередной претендент приходил в магазин и показывал рекомендации и свои прошлые работы, мадам Нан предлагала ему назвать лучший костюм в магазине. Если выбор потенциального декоратора совпадал с выбором мадам Нан, заключался контракт.

1890. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Заведение госпожи Новиковой для благородных девиц, где я числился преподавателем географии, славилось строгостью нравов. И дело было вовсе не в монастырских порядках, царивших в гимназии, а в той особой тщательности, с которой сама госпожа Новикова подходила к подбору учителей и воспитателей.
Поговаривали, что она, пользуясь своими многочисленными связями, нанимает агентов охранки, и те изучают биографию каждого преподавателя чуть ли не до четвертого колена. А один молодой учитель потерял место в гимназии из-за того, что во время домашней ссоры ударил жену.
Вместе с тем коллектив гимназии представлял собой весьма интересное общество. Госпожа Новикова тоже не оставалась в стороне от учебного процесса и могла, скажем, провести довольно интересный урок литературы. Критических статей она, естественно, не читала, ее понимание литературных произведений основывалось целиком и полностью на жизненном опыте. Книги, включавшиеся в программу для обязательного чтения, госпожа Новикова отбирала самостоятельно. И в этой программе порой обнаруживались очень «жизненные» произведения: девочки вряд ли нашли бы их в родительских библиотеках.
Елизавета Сергеевна (так звали госпожу Новикову) не была деспотом. Просто она с большой ответственностью относилась к делу, которое доверили ей благороднейшие люди государства, – воспитанию их дочерей. Уникальным же ее качеством стало умение забывать на какое-то время о серьезности всей этой деятельности и становиться такой же молодой и беззаботной, как ее воспитанницы. Трудно поверить, но однажды я видел, как она, заменяя отлучившуюся воспитательницу, играла с 11-летними девочками в классы.

1944. КОРСИКА

Наш госпиталь — царство выздоравливающих раненых, в котором с первого дня военной операции властвовала начальник эвакуационного госпиталя майор медицинской службы Летиция Паркинсон.
Женщина на войне всегда объект повышенного внимания, особенно если она не лишена привлекательности, веселого нрава и к тому же не замужем.
Веселый нрав Летиции оказался, пожалуй, самым действенным лекарством для выздоравливающих и существенной поддержкой для нас, медицинского персонала госпиталя.
Говорят, что в молодости она собиралась стать актрисой, но вышла замуж за военного и уехала с ним в далекий гарнизон, где и выучилась на врача. Летиция развелась с мужем незадолго до войны, он приезжал как-то на Корсику, но особых перемен в жизнь госпиталя не внес. Их сын, продолжая семейную традицию, учился в военной академии.
В госпитале персоналу порой приходилось работать круглые сутки.
И в моменты колоссальной усталости лишь две вещи заставляли действовать: чувство долга и оптимизм миссис Паркинсон, не только работавшей наравне со всеми, но и находившей в себе силы поддерживать других.
Однако при всей своей жизнерадостности Летиция отнюдь не была лишена строгости: когда она узнала, что лекарства из госпиталя тайком продаются местным жителям, то не колеблясь отправила дело в военный суд.
В ее решительности отсутствовала жестокость, просто Летиция оказалась женщиной, научившейся справляться с ответственностью, которая легла не ее плечи.

1963. ЛОС-АНДЖЕЛЕС

Она ходит, даже вечером, в крупных дымчатых очках с небольшими диоптриями, меняет джинсы на юбку только в исключительных случаях и лишь изредка ее можно увидеть с сигаретой.
Салли — наш главный режиссер, один из ведущих режиссеров студии. Видимо, «дочки-матери» были ее самой любимой игрой в детстве, поэтому Салли продолжала играть в нее, даже став взрослой, то есть когда начала снимать кино.
В день съемок под руководством Салли никогда наперед не знаешь, чем он может закончиться. Конечно, есть сценарий, по которому строятся действия актеров и разворачиваются события в кадре. Но это — в кадре. За кадром правит Салли, а там никакого сценария нет. Пять раз за сцену меняется свет, рабочие только и делают, что переставляют декорации, актеры постоянно выбегают в грим-уборные, чтобы хоть немного привести себя в порядок.
От этого устают все, кроме, конечно же, Салли. Для нее нет ничего лучше, чем в поисках совершенства поменять все десять раз, к вечеру окончательно утомить всех, чтобы назавтра начать все сначала.
Самое интересное, что для Салли за всем этим кроется смысл. Она действительно ищет лучшее. И находит. Иначе публика не смотрела бы ее фильмы и о ней не писала бы так хорошо пресса.
Просто Салли пока еще молодой режиссер.

1985. МИННЕАПОЛИС

Марша уже второй год президент корпорации. Она сделала стремительную карьеру, за 12 лет пройдя путь от сотрудника лаборатории.
Она сама водит машину, хотя компания не раз предлагала ей персонального шофера. У нее два личных секретаря, и у обоих нет высшего образования — Марша готовила их сама, и не один год. Нельзя сказать, что она успевает решительно все и никогда не опаздывает, но в целом ей удается сделать больше, чем кому бы то ни было из руководителей корпорации.
Марша родила двоих детей в первые три года после окончания университета и, как любая работающая женщина, оказалась перед дилеммой: дом или карьера. Но она нашла третий вариант: «после пятницы — дом, после воскресенья — работа».
С воспитанием детей Марше помогли муж и мать, поэтому дети не были брошенными. Можно сказать, что с этим ей повезло так, как не везет другим. Но тогда придется вспомнить, что Марше повезло, когда она, занимая пост руководителя не самого прибыльного филиала, за год удвоила объем продаж. Повезло, когда пресса начала травлю и Марше, отвечавшей в то время за связи с общественностью, удалось отстоять имя компании и сохранить клиентов. Повезло, когда она, по решению акционеров, стала руководителем одной из крупнейших компаний отрасли.
Марше постоянно везет по простой причине — она много трудится и спрашивает в первую очередь с себя.
И еще. Я не знаю, как ей это удается при такой занятости, но я никогда не видел Маршу в одном и том же платье два дня подряд.

2070. МАРС

Кого назначить руководителем далекой космической экспедиции? Ответ центра полетов был категоричным: конечно, женщину. Женщина более стрессоустойчива, меньше подвержена отрицательному влиянию длительного полета и, что самое главное в условиях замкнутого пространства, более уравновешенна. Поэтому начальником экспедиции на Марс, состоящей из двух человек, стала она, а бортинженером — я.
Недавно мы с ней принимали участие в прямом телемосте Земля —Марс. Адресованные мне вопросы журналистов и телезрителей были актуальны в те времена, когда люди не летали в космос.
«Не смущает ли вас то, что ваш руководитель — женщина?» — «Конечно, смущает, но что поделаешь, если так получилось».
«Происходит ли между вами скрытая борьба за лидерство?» — «Постоянно».
Ну и вопрос, который задают все и всегда: «Чем, на ваш взгляд, отличается женский стиль управления от мужского?» Если я не успеваю что-то сделать по плану работ, полковник Джемс, мой «земной» начальник, начинает орать в рацию, что он пришлет вместо меня более расторопного космонавта. И мне временами кажется, что так действительно будет лучше. Но потом со мной говорит она, и я понимаю, что Марс — это мой дом.
Вот и все отличия.

Запись опубликована в рубрике 2003 №1. Добавьте в закладки постоянную ссылку.